Виталий ПОРТНИКОВ
18 января 2017
3503
Додон в Москве: миссия невыполнима

Новый президент Молдовы Игорь Додон сегодня в российской столице. Встречается со своим коллегой Владимиром Путиным и другими руководителями России, выслушивает заверения о необходимости развития межгосударственных связей, говорит о возвращении к стратегическому партнерству. Особой сенсации в этих заявлениях нет. Игорь Додон - пророссийский политик.

В Кремле уже давно сделали ставку на него и его Социалистическую партию как на главную силу в борьбе с европейским курсом Молдовы. Именно эта поддержка помогла Додону победить на выборах президента страны.

Но должность президента Молдовы - это еще не власть. Молдова - классическая парламентская республика. Ее президент не может уволить не то что министра, даже главу дипломатического представительства без согласия правительства.

После избрания Додона президентом парламент отобрал у главы государства возможность формирования силовых структур. Так что Путин принимает в Москве скорее "молдавскую королеву", чем руководителя суверенного государства. Но это не значит, что Додон не может прийти к власти. Может.

15 января 2017
2777
Сделка с хулиганом

Накануне инаугурации избранного американского президента Дональда Трампа тема возможной «сделки» между Белым домом и Кремлем оказывается одним из ведущих дискуссионных сюжетов в мировых медиа. Действительно ли Дональд Трамп может пойти на некую сделку с Владимиром Путиным? Решится ли он на такую сделку после недавней истории с обнародованием доклада американских разведывательных служб относительно вмешательства российских хакеров в избирательную кампанию в Соединенных Штатах? Каковы будут интересы Дональда Трампа и Владимира Путина? Все эти темы обсуждаются весьма активно – так, как будто они имеют отношение к реальности. И, конечно же, такая дискуссия не может не понравиться самому Владимиру Путину, который вполне способен мечтать о некоей «новой Ялте». Потому что Путин продолжает мыслить категориями ХХ века, а не нашего столетия.

Могут сказать, что этот уровень мышления отнюдь не является преградой для новой «сделки века». Почему бы Дональду Трампу и его советникам тоже не мыслить в категориях ХХ века – и  тогда у них получится легко договориться с Путиным и превратить его из оппонента в союзника? Но даже в ХХ веке та же Ялта состоялась не потому, что стороны просто решили разделить между собой сферы влияния. Договорённости великих держав подразумевали, что их войска уже находятся там, где затем пролегла условная граница между двумя мирами – исключением стала разве что Австрия, из которой затем в обмен на ее нейтралитет были выведены советские войска. Но в целом раздел мира на сферы влияния зависел от военных успехов союзников. Там, где находились американские и британские войска, получился условный Запад. Там, где находились советские – условный Восток. Я очень сомневаюсь, что в случае, если бы советские войска не заняли Венгрию или Чехословакию, эти страны оказались бы в советской сфере влияния. Более того, сразу же после Второй Мировой войны стало ясно, что удерживать эту самую сферу влияния Советский Союз может только с помощью грубой военной силы. Самый яркий пример этого – случай Балкан. Югославия Иосипа Броз Тито не имела прямых границ с СССР и в результате лидер югославских коммунистов, опиравшийся на собственную партизанскую армию, смог легко выйти из-под советского влияния. Сталин – этот великий разделитель мира – бесился, принимал разные идиотские резолюции, проклинал Тито, а только сделать ничего не мог. И уже наследники Сталина были вынуждены признать особый статус хоть и социалистической, но не подчиненной Югославии. Но ещё до разрыва Сталина и Тито оба диктатора пытались включить в свою – тогда еще общую сферу влияния – Грецию и поддерживали греческих коммунистов в Гражданской войне против законного правительства страны. Однако, поскольку ни советских, ни югославских войск в Греции не было, греческие коммунисты проиграли.

9 января 2017
5909
Голый народ

В хрестоматийном андерсеновском сюжете голым и выставленным на посмешище оказался только несчастный король, поверивший проходимцам. Народ, рукоплескавший монарху, был вполне пристойно одет и просто не хотел признаться себе в сраме правителя - понадобился мальчик, который выкрикнул то, что все остальные и так видели.

Но великий сказочник сочинил свою историю в те времена, когда подданные не отвечали за действия правителей и могли лишь поражаться их безумию. Демократия изменила всю эту ситуацию коренным образом. Новые "короли" избираются собственным народом, и от них теперь зависит, станут ли они потакать опасным иллюзиям или попытаются прикрыть народный срам.

Британскому правительству буквально на днях пришлось уволить собственного посла в Европейском Союзе Айвена Роджерса, высказывавшего серьезные сомнения в эффективности "бракоразводного" процесса с Брюсселем и предупреждавшего, что переговорный процесс займет десятилетие. Этого не хочет слышать не только Тереза Мэй - возможно, она-то как раз осознает всю сложность "брекзита". Этого не хотят знать британцы, проголосовавшие за "брекзит". Потому что в их представлении выход из Евросоюза - это успех, а не поражение. Экономический рост, а не спад. Новые свободы, а не новые ограничения. Сложность переговорного процесса, проблемы с инвестициями, ограничения на передвижение британцев по континенту, таможенные барьеры для продукции Соединенного Королевства, удорожание европейских товаров - это не то, за что проголосовали британцы.

28 ноября 2016
3965
Битва "друзей Путина"

Возможное избрания Марин Ле Пен президентом Франции может означать крах европейского проекта и новую конфронтацию на континенте

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен выразила удовлетворение по поводу победы бывшего премьер-министра Франции Франсуа Фийона на "праймериз" французских республиканце. Фийон одержал уверенную победу и во французских СМИ его уже называют отечественным ответом на "феномен Трампа" - солидный консервативный политик, который способен остановить популистов. Тогда почему же радуется Марин Ле Пен?

У нее действительно есть повод для радости. Это для нас предстоящие президентские выборы во Франции превращаются в состязание "друзей Путина". Но французы меньше всего думают о Путине. Их интересуют экономические программы кандидатов. А они у Фийона и Ле Пен - разные. Фийон - убежденный либерал, сторонник жестких сокращений и изменений в трудовом законодательстве. А Ле Пен обещает сохранить "социальные завоевания трудящихся". И в этом смысле она - никакая не правая. Она - левая.


Сегодня
больше новостей