Герои АТО
1 2 3 4 5 6 7 8 9
25 апреля 2017
662
Останній вересень капітана Андрія Шанського

Певно, ніхто з мешканців України, навіть у жахливих снах, не уявляв, що нам колись доведеться воювати. Та ще й на своїй рідній землі… Але нікуди правди діти — таке сталося. І майже кожного дня вже третій рік поспіль там – на Донбасі гинуть хлопці . Для всіх нас вони — герої, котрі віддали своє життя за те, аби ми могли спокійно жити, працювати, любити. А для батьків, дружин, дітей ці люди значать набагато більше — то часточка їхнього серця.  У всіх нас між народженням та смертю минає ціле земне життя. Життя, повне тривог, печалі, радощів, кохання, щастя батьківства, здійсненних планів та мрій. Коли близька людина йде від нас на небеса, залишається біль утрати. Й розум не хоче зрозуміти, що рідна людина вже ніколи не переступить поріг своєї домівки, не порадує рідних та близьких.  Днями зустрівся з батьками капітана Нацгвардії Андрія Шанського, котрий трагічно загинув 5 вересня в районі селища Тельманового Донецької області (на своїй малій батьківщині). Більше години слухав спогади Миколи Миколайовича та Раїси Олександрівни про свого молодшого сина. На очі наверталися сльози, на душі було чорно й гірко, інколи руки мимоволі тягнулися до відсутньої зброї, а в голові чомусь постійно звучали рядки відомої пісні Володимира Висоцького: «Почему все не так? Вроде все — как всегда: то же небо — опять голубое. Тот же лес, тот же воздух и та же вода, только он не вернулся из боя»… 

23 апреля 2017
1737
Под ногами были чечены, над головой - сепары

Они были в донецком аэропорту последними. Несколько десятков украинских киборгов, которые держали оборону ДАП в самые тяжелые дни и ночи, под почти беспрерывными обстрелами, пока оборонять уже стало нечего - российским войскам остались только руины. Держали оборону 242 дня.

Пулеметчик 80-й бригады Станислав Стовбан был одним из украинских киборгов. Полуразрушенный аэропорт он защищал больше недели, попал под завалы после подрыва терминала, потерял ногу, две недели его удерживали в плену боевиков. А через полгода после обмена, установив протез, подписал контракт с ВСУ, чтобы вернуться на передовую.

В интервью ЛІГА.net легендарный киборг рассказал, какие дни в донецком аэропорту были самыми страшными, кто противостоял украинским военным и как бездействовало командование. 

- Вы провели в аэропорту последние, самые страшные дни. Как вы попали в ДАП?

- В зону АТО я был мобилизован. Всегда хотел в армию, служить по контракту, сейчас я так и делаю. А на тот момент я в армию пошел добровольно, но по мобилизации. Попал в 80-ю бригаду ВДВ, и в ее составе въехал в аэропорт. Людей, которые поедут в ДАП, набирали на добровольной основе: хочет - не хочет. Там нужны были люди мотивированные.

21 апреля 2017
4705
Руслан Пустовойт (Паук): Передо мной стадо из 8 пленных, и я гнал их вперед

Я кричал им: "Собаки, лежать, иначе сейчас вас всех тут перебью". Сказал выбросить все, что у них есть: оружие, гранаты, и они повынимали все вещи, в том числе ножи и документы.

Когда наши бойцы  убили одного из противников, сепары начали зажимать их поближе к посадке, но мы их отогнали

Родом я из Мариуполя. После Майдана, поздней весной 14-го года пошел добровольцем в ПС. У меня двое маленьких детей: сыну - 10 лет, дочке - 4,5 годика. И я, наблюдая ту реальность, которая происходит в стране, и моем городе, тогда уже понял, что русские никакие нам не братья.

На фронт я попал в средине июля 14-го года. Тогда военных должностей у нас как таковых не было. Да и оружие было самое разное. И самыми значимыми моментами того лета для меня были Саур-Могила и Иловайск. Под Саур-Могилу я попал вначале августа. Мы стояли между двух поселков, названий не помню, но ниже Тореза. Там я пробыл 4 дня и видел немало потерь. А затем в десятых числах августа нас перевели в сторону Иловайска. Первые штурмы там показали, что это дорога в один конец: людей гнали вперед, а затем шла техника, потому что ее жалели. Зато у парней, которые были под Иловайском, в глазах горел огонь – все хотели поскорее освободить территорию. Я не видел в них страха или отчаянья, а именно какую-то силу, которую сейчас редко в ком увидишь.

20 апреля 2017
1166
"Не привлекался к действиям в АТО"

19-летний Святослав Горбенко, студент-японист, стал первой потерей 5-го батальона Добровольческого украинского корпуса в старом терминале Донецкого аэропорта. Окончил военную кафедру Харьковского университета, но офицерского звания так и не получил. Несмотря на то, что вместе с ним воевали бойцы 3-го полка спецназа 93-й механизированной и 79-й аэромобильной бригад, письменно подтверждающие участие Святослава и его побратимов из "Правого сектора" в самых ожесточенных боях, Антитеррористический центр прислал родителям погибшего письмо, в котором цинично сказано: "Не привлекался к действиям в АТО".

"Скельд" созвучное со Скальд - древнескандинавский воин-поэт, певец, декламатор. Святослав выбрал себе именно этот позывной - "Скельд",он выбит и на памятнике погибшего воина. Один из викингов носил это имя в любимом фильме добровольца "13-й воин". В ленте звучит фраза: "Человек может считаться богатым, если кто-нибудь сложит сказание о его делах, чтоб жила память о них". О жизни Святослава, пусть и такой короткой, следует слагать баллады, писать песни, снимать фильмы...

19 апреля 2017
2537
Секретный 39-й батальон

Секретное задание: украинские бойцы заняли стратегические позиции у Авдеевки. Украинские воины продвинулись не только в районе промзоны. Они уже вплотную подошли к стратегической дороге, ведущей в оккупированную Ясиноватую. За этот год без лишней рекламы 39-й батальон буквально шаг за шагом продвигался вперед к стратегической трассе. За ней бывший рынок "Хозяюшка" - место, где боевики прячут танки, которые до сих пор расстреливают защитников Авдеевской промзоны.

Історія про 39-ий окремий батальйон, який разом з 72-ою бригадою воює за Авдіївкою. Саме так - "за" - бо за рік боїв навколо міста в режимі "інформаційного мовчання" він впевнено зайняв вкрай важливі позиції впритул до стратегічної траси, що веде вже до Ясинуватої. Який же буде їхній наступний крок? На жаль, не всі, кого ми відзняли, потрапили в сюжет. Але, жодних сумнівів, всі вони герої, - Андрій Цаплієнко

Тридцать девятый батальон - это забытые герои на забытой войне. Больше года воюют в Авдеевке. Причем, в тех местах, где сепаров можно увидеть чаще и ближе, чем журналистов. Пролетая на своем джипе через простреливаемые участки, отчаянный волонтер Сережа "Фартовый" показывает в окно средний палец. "Они нас видят, сто процентов!" - говорит он. Не сомневаюсь. В машине - дырки от пуль. Парни, к которым он мотается, долго держали свои позиции в секрете. И, когда сепары на них наткнулись, то... как бы помягче сказать?... офигели. Они никак не предполагали, что украинские бойцы нароют у них под носом целый укрепрайон. А еще больше они...хм...удивятся, узнав, что, несмотря на ежевечерний шквальный огонь из всех калибров, на позициях "тридцатьдевятки" всего один раненый. Героический парень, я вам скажу. Не уходил с огневой точки до конца боя. А потом вовсю шутил, когда его пробитую руку перевязывали товарищи. Но в этом фронтовом лесу я не встретил ни одного награжденного. Ни одного! Хотя, наверное, именно такими и должны быть настоящие украинские герои: живые, здоровые, успешно продвигающиеся вперед без потерь. И непьющие :-) По крайней мере, на передке, - Андрій Цаплієнко

18 апреля 2017
2124
Позывной "Ангел"

«Ангел» опрокидывает через бруствер свое окостеневшее тело, почти падает на влажное от росы дно окопа. Кто-то заботливый подтыкает под него одеяло и бежит в дальний блиндаж за горячим кофе. За сутки у разведчика – тяжелый бой в сумерках, ночная смена на позиции отбитого им у «шахтеров» автоматического гранатомета и 3:00 недвижимости в секрете до рассвета

Михаил Лупейко с позывным «Ангел» не в силах повернуть голову, поэтому он косит воспаленные глаза в сторону своего товарища – снайпера с «оселедцем» на бритой голове – и долго на него смотрит. Он этого не выдерживает, говорит: «Даже не проси, Миша. Сам только с ночной охоты вернулся». Однако «Ангел» молча умоляет его уже одним только взглядом, и снайпер через минуту сдается: «Ладно. Уговорил».

До врага сейчас не более восьмисот метров. Снайпер, профессионально знакомый с акустикой лучших оперных залов Европы, оглядывается, просчитывает такое направление звука, чтобы его сзади не услышали «шахтеры». Затем тихо запевает арию.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

Сегодня
больше новостей