политика

Журналист: Путин, Трамп и самообман россиян

12 января 2017
09:37
2009
Поделиться:

Каким станет мир, когда Дональд Трамп станет действующим президентом Соединённых Штатов Америки? - размышляет на портале НВ журналист Борис Бахтеев.

Прогнозы, прогнозы — один пессимистичнее другого. Нет, было бы нелепо призывать к оптимизму. Но, строя прогнозы, нельзя не учитывать некоторые обстоятельства.

Первое. Точно спрогнозировать поведение Дональда Трампа после инаугурации сегодня не представляется возможным. Вполне вероятно, в деталях этого не знает и сам Дональд Трамп. В ходе избирательной кампании он наметил очень общие ориентиры, очень декларативные цели, к которым хотел бы стремиться. И если мы признаём, что Трамп — популист, то давайте тогда сравним его вероятное поведение с чрезвычайно богатым опытом популизма в нашей собственной стране. И поймём: размытость ориентиров, когда под них, в случае прихода к власти, можно подверстать абсолютно любые политические шаги и вообще что угодно — это и есть залог электорального успеха популистов. Их кредо — не связывать себя слишком уж конкретными и однозначными обещаниями.  

Второе. Во время предвыборных теледебатов с Хиллари Клинтон Трамп как минимум дважды повторил одно и то же: он ничего не знает о Путине, он ничего не знает о России, он понятия не имеет, как в России всё действует — в том смысле, что не имеет ни малейшего представления о способе и процедурах принятия в России политических решений.

В контексте дебатов эти заявления выглядели странно, а то и смешно: если ты ничего не знаешь об одном из главных оппонентов твоей страны на мировой политической арене, то как же ты идёшь в президенты?

Теперь же, после избрания Трампа, стоит присмотреться не к тому, как выглядели эти заявления, а к тому, что они означали. А означали они одно-единственное: Дональд Трамп публично и совершенно открыто признал, что все его намерения дружить с Россией — на самом деле мечты об идеале, и не более. Что он не владеет достаточным объёмом информации для того, чтобы конкретизировать эти мечты. Да, он готов протянуть Путину руку дружбы — но как именно это будет происходить, и что из этого получится, он сказать не может.

В конце концов, Дональд Трамп — далеко не первый американский президент, который начинает свою каденцию с попыток подружиться с Россией: вспомним хотя бы Барака Обаму. Страна с ядерным оружием, нацеленным на твою страну, — всё же, не шутка. Что из этого выходит в результате — уже совсем другой вопрос. Всегда можно отчитаться перед избирателями: я, мол, старался изо всех сил, но он, Путин, выдвинул такие условия, на которые Соединённые Штаты пойти не могут. А выдвигать неприемлемые условия — излюбленное хобби Путина. Любая дружба должна выглядеть в глазах путинских подданных как безусловная победа России и безусловное унижение новоиспечённых «друзей».  

Вероятнее всего, как раз сейчас Трамп навёрстывает пробелы в своей информированности. И очень важно, кто и как ему в этом помогает — или мешает. Можно не сомневаться: российская дипломатия (извините за оксюморон, но официально она таковой считается) прилагает все усилия, чтобы внушить новому американскому президенту выгодный, то есть от начала и до конца ложный, образ своей страны. А какие усилия прилагает украинская дипломатия — и прилагает ли их вообще или только собирается?

Третье. Написанное ниже очень похоже на конспирологию, но в том-то и беда, что применительно к России конспирология слишком часто оказывается недалёкой от истины. Так вот, ныне резонансной является тема российских кибератак. И совсем не исключено, что Путин как-нибудь попытается намекнуть Трампу: мол, это именно они, путинские киберсоколы, привели того к победе на выборах; если бы не они — не видать было бы Трампу Белого дома. И посему американский президент просто обязан быть сговорчивым, а иначе — скандал невиданных масштабов, который потрясёт самые основы США. Причём не будет иметь никакого значения, так ли это было в действительности.

Возможно, это будет выглядеть несколько иначе, но в том, что Путин попытается посадить Трампа на крючок, практически нет сомнений.

И здесь может сыграть свою роль пресловутая непредсказуемость нового американского президента: его реакция может оказаться совсем не такой, на какую рассчитывает Путин. Нетривиальной, нестандартной. В конце концов, к Трампу может быть множество претензий, но в том, что он — патриот США, сомневаться нет никаких оснований.

И четвёртое. Путин, похоже, искренне полагает, что и Трамп, и «друзья Путина» в Европе — это его единомышленники. В чём-то, вероятно, да. Но не в главном.

Путин уверен, что геополитика — это борьба за обладание природными ресурсами, что именно обладание природными ресурсами или контроль над ними — ключ к богатству и процветанию всех без исключения стран. По крайней мере, тех, которые он считает равномасштабными России.

Да, это было так 250 лет назад. Да, это так в самой путинской России: кто владеет добычей, первичной переработкой и транспортировкой полезных ископаемых — тот и олигарх. Путин просто экстраполирует российские реалии на весь мир. На самом же деле здесь не обойтись без очень важной оговорки: всё это было характерно для феодального периода, феодальной стадии развития человеческой цивилизации. Для дотехнологической экономики. В современном же мире купить ресурсы — проще и дешевле, чем завоёвывать.

И очень сомнительно, что даже в случае прихода к власти «друзей Путина» Соединённые Штаты Америки, Германия, Франция и далее по списку согласятся вернуться в феодальную эпоху, из которой Россия, по сути, так никогда и не выходила. Сомнительно, что согласятся выбросить к чертям свои технологические экономики и начать гоняться за обладанием природными ресурсами только лишь ради удовольствия кремлёвского друга. Очень вряд ли согласятся сделать мир таким, каким его воображает кремлёвский стратег: пусть Путин и друг, но здравый смысл, знаете ли, дороже. А поэтому Путин как трамплин на выборах — это одно, а Путин как партнёр после выборов — это может быть совсем другое.

Да, и ещё одно немаловажное обстоятельство. Может оказаться, что абстрактный образ Путина в представлении политиков, которые только борются за власть, и вполне реальный Путин, с которым придётся иметь дело президентам и премьер-министрам, очень отличаются друг от друга — это называется крахом иллюзий.


комментарии

24 марта 2017
больше новостей