ТОП-темы:       Игры Непокоренных   
политика

Мнение: миротворческая приправа к несъедобному блюду Минска

13 сентября 2017
19:50
471
Поделиться:

19 сентября 2014 года Минским соглашениям исполнится три года. И все это время их выполнение находилось в динамическом тупике

Стороны делали громкие заявления и политические маневры, постоянно консультировались и вели переговоры, однако ситуация от этого глобально не менялась.

Единственным плюсом Минских соглашений можно назвать то, что военные действия на востоке Украины тоже постепенно зашли в тупик, потеряв прежний накал и интенсивность. К сожалению, люди на Донбассе продолжают гибнуть. Благодаря Минску это происходит существенно реже, но из-за него же конфликт приобрел хронический характер. И для Украины, и для России минское блюдо оказалось несъедобным, поэтому Минские соглашения нуждаются в изменениях.

Единственная альтернатива коррекции минских соглашений – ждать, когда одна из сторон будет вынуждена их «проглотить», или просто упадет от истощения. В этом случае события начнут развиваться стремительно, и вопрос войны на Донбассе будет окончательно закрыт.

Контуры Минска-3

Первые Минские соглашения предполагали незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия, мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима прекращения огня, децентрализацию власти в Украине и принятие Закона «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (особый статус Донбасса).

В рамках Минска-1 необходимо было обеспечить мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ, безотлагательное освобождение всех заложников и принятие закона об амнистии боевикам.

В документе также говорилось о необходимости общенационального диалога; улучшении гуманитарной ситуации на Донбассе; досрочных местных выборах на оккупированных территориях; выводе незаконных вооруженных формирований, военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины; и принятии программы экономического возрождения Донбасса.

12 февраля 2015 года были подписаны Минские соглашения-2, которые глобально не отличались от предыдущих договоренностей.

С учетом опыта прошедших трех лет, можно разделить пункты Минских соглашений на три блока:

1. Пункты, с которыми согласны все стороны, но которые не выполняются (прекращение огня).

2. Пункты, которые выполняются частично (мониторинг ОБСЕ, освобождение заложников).

3. Пункты, которые, однозначно, не будут выполнены в нынешнем формате минских соглашений (особый статус Донбасса, мониторинг на украинско-российской государственной границе, амнистия боевикам, выборы на оккупированной территории, вывод незаконных вооруженных формирований и военной техники).

Если все-таки будет реализован Минск-3, в нем обязательно будет предусмотрено немедленное прекращение огня, освобождение заложников и мониторинг ОБСЕ. Если предусмотреть жесткие санкции за невыполнение или нарушение этих условий, это было бы идеальное для прекращения кровопролития базовое соглашение.

Поскольку стороны конфликта используют невыполненные пункты соглашений как повод для невыполнения других пунктов, отделение «гуманитарной» составляющей от «политической» лишит их возможности маневра. Дальше все будет зависеть от качества работы ОБСЕ. Остальные пункты соглашения можно выделить в отдельный политический блок и ломать над ними копья, пока у России не кончатся деньги на финансирование агрессии против Украины.

Миротворческий фактор

Главная проблема Минских соглашений в том, что их положения выполняются исключительно под мощным нажимом мировой общественности или противоборствующей стороны. Боевики «ЛДНР» грозились захватить Киев, но не в состоянии этого сделать. Украинская армия хотела бы освободить оккупированные территории, но не может из-за угрозы вторжения войск РФ. А Россия хотела бы легализовать свои войска на украинском Донбассе, которых «там нет». А ОБСЕ имеет широкие полномочия по контролю в зоне конфликта, но эти полномочия заканчиваются на первом же блокпосте пророссийских боевиков, которые не хотят пропускать наблюдателей.

Прекращение огня на Донбассе невозможно без принуждения к миру, которое на практике реализуется в виде очередного обострения и ожесточенных перестрелок между украинской армией и НВФ на фронте.

17 марта 2015 года Верховная Рада Украины поддержала проект постановления об обращении в Совет безопасности ООН и Совет Евросоюза о развертывании на территории Украины международной операции по поддержке мира и безопасности.

В ответ главарь боевиков «ДНР» Александр Захарченко заявил, что готов позволить зайти на Донбасс только российским миротворцам. «Ну, если зайдет Российская Федерация – то я скажу «да». А если зайдет ООН, я посмотрю, как у них это получится», – предупредил он. Захарченко рассказал, что такой армии, как в «ДНР», нет больше нигде в Европе, и пообещал силой не пустить миротворческий контингент.

Вопрос введения миротворцев продолжает обсуждаться. Однако без согласия России он не имеет перспектив. Если, конечно, миротворцы не готовы заходить на Донбасс силой. Правда, препятствование со стороны РФ введению миротворцев в Украину выставляет ее как страну-агрессора, заинтересованную в продолжении кровопролития на Донбассе. Поэтому Киев выигрывает, продолжая призывать «голубые каски».

23 апреля 2017 года президент Украины Петр Порошенко предложил госсекретарю США Рексу Тиллерсону активизировать вопрос о размещении на Донбассе миротворческого контингента под эгидой ООН. Он пообещал презентовать идею введения на Донбасс миротворцев на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, которая откроется 12 сентября.

Борьба за «оливковую ветвь» в ООН

2 сентября постоянный представитель России при ООН Василий Небензя заявил, что инициативы Украины о миротворческой миссии на Донбассе направлены на подрыв Минских соглашений и рассчитаны на украинскую аудиторию. А для урегулирования ситуации в Украине есть нормандский формат и контактная группа.

Однако через несколько дней президент России Владимир Путин заявил, что наличие миротворцев ООН на Донбассе пошло бы на пользу разрешению конфликта и поручил российскому министерству иностранных дел внести соответствующий проект резолюции на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

«Я многократно говорил, что поддерживаю идею вооружения миссии ОБСЕ, но сама ОБСЕ отказывается от идеи вооружения своих сотрудников... Наличие миротворцев ООН, даже, можно сказать, не миротворцев, а тех людей, которые обеспечивают безопасность миссии ОБСЕ, считаю вполне уместным», – заявил Путин.

При этом он подчеркнул, что речь может идти исключительно о функции обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ. А миротворцы должны находиться только на линии разграничения «и ни на каких других территориях». Президент РФ также отметил, что введение миротворцев возможно только после разведения сторон и отвода тяжелой техники, что невозможно без прямого контакта с представителями «самопровозглашенных республик».

Такое неожиданное изменение позиции России наверняка связано с предстоящим «миротворческим» выступлением в ООН президента Украины и нужно только для того, чтобы «мирные» инициативы России отклонили и можно было заявлять про нежелание Киева урегулировать конфликт.

Постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко уже отметил, что проект резолюции Совбеза ООН о миротворческой миссии на Донбассе, который внесла РФ, не содержит в себе никакого «миротворчества».

«Представьте себе ситуацию: стоят невооруженные мониторы ОБСЕ, и их охраняют миротворцы ООН. Я не вижу в этом никакого миротворчества, и я не представляю себе технически, как это можно сделать», – подчеркнул он.

Украинская сторона также отметила, что в тексте проекта резолюции не упоминается взятие под контроль миротворцев российско-украинской государственной границы на Донбассе, без чего решение проблемы невозможно.

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука сообщил, что озвученные Путиным условия введения миротворцев уже предлагались российской стороной и были отвергнуты.

Как обеспечить мир?

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ уже не первый год работает на Донбассе без оружия. Вряд ли вооруженная охрана поможет уберечь беспилотники СММ, которые неоднократно сбивали боевики. Трудно также ожидать, что миротворцы смогли бы силой пробивать кордоны представителей НЗФ, не желающих пропустить наблюдателей в определенный сектор. Вместо таких «миротворцев» лучше увеличить количество наблюдателей от ОБСЕ.

Вооруженная охрана ничего не смогла бы сделать и 23 апреля 2017 года, когда машина ОБСЕ подорвалась на мине в районе села Пришиб Славяносербского района Луганской области (не подконтрольная Киеву территория). Это единственный случай гибели сотрудников СММ в зоне АТО.

Миротворцев в украинском формате Россия на Донбасс не допустит, а «миротворцы» Путина не решают никаких проблем и будут заблокированы Украиной. Поэтому для прекращения войны на Донбассе остается только механизм «принуждения к Минску». Можно подождать, когда Россия сама уйдет с Донбасса под грузом санкций и внутренних проблем. Можно активизировать переговоры о поставках оборонительного вооружения США Украине, чтобы еще более эффективно отвечать на вооруженные провокации, пока желающих нарушать перемирие не останется.

Еще одним механизмом установления мира могут стать новые минские соглашения с четкими временными рамками, последовательностью выполнения каждого из пунктов и конкретными санкциями за каждое отдельное нарушение. До тех пор придется использовать имеющиеся договоренности. Другого «Минска» для Донбасса пока, к сожалению, нет.

Александр Комаровский, специально для «Главное»

Теги: АТО

комментарии

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00098991394042969 [2] => 0.089031934738159 )