ТОП-темы:       ДТП в центре Харькова   
статьи

Игорь Райнин: Кто будет подкупать избирателей в Харькове – сядет в тюрьму

7 августа 2015
2114
Поделиться:

Человек Бориса Ложкина. Так говорят о главе Харьковской облгосадминистрации Игоре Райнине.

Назначить его на этот пост в феврале рекомендовал именно глава  президентской канцелярии.

После увольнения Олега Рафальского из АП Ложкин долго искал заместителя по документообороту. Райнина привел советник главы президентской администрации Алексей Логвиненко, и тот на четыре месяца стал заместителем главы АП.

На должность главы Харьковской ОГА Райнина назначили после теракта в Харькове, который произошел 22 февраля, в день годовщины Евромайдана.

Тогда днем возле Дворца спорта произошел взрыв, в результате которого погибли два человека.

При назначении Порошенко поставил перед Райниным размытую задачу – сохранение мира и стабильности в регионе.

Райнин считает, что с ней он справился. Во время интервью "Украинской правде" он не стесняется говорить о своих заслугах перед областью, часто концентрируется на своей личности и своем "Я", подчеркнуто  уважительно   говорит о президенте.

В отличие от своего предшественника Игоря Балуты, который был близок к министру МВД Арсену Авакову, Райнину удалось найти общий язык с Кернесом.

Глава ОГА не скрывает – они взаимодействуют по хозяйственным вопросам. О политике – предпочитает умалчивать. Хотя политика – еще одна из задач Райнина, который возглавил областную ячейку партии "Блок Петра Порошенко". Ему еще предстоит найти достойного конкурента Кернесу на местных выборах 2015 года. Пока такого у Райнина нет.

– Харьковский регион – непростой с точки зрения настроения людей. Здесь расцвели и пророссийские организации – тот же "Оплот", что с ним?

– Очень активно наблюдаем за остатками этой организации. Я инициировал возбуждение статьи против Жилина за финансирование терроризма, а не за отдельные проступки. Поэтому за "ушлепками", как я их называю людей из "Оплота", мы наблюдаем очень активно. Многих очень сильно видим, и будем проводить соответствующие мероприятия.

Мы пытаемся все сделать для людей, чтобы стабилизировать ситуацию. Вот например такой факт: в приграничной Харьковской области 175 тысяч официально зарегистрированных переселенцев, а всего их 300 тысяч. Часть Харьковской области входит в зону АТО. Граница 600 км с Донбассом и Россией, а на потребительском рынке нам удалось избежать ажиотажа. Уровень цен в Харьковской области ниже, чем в среднем по Украине. Это в военное время на приграничной территории. Хоть один мне такой пример в мировой экономике назовите – никто не сможет назвать.

Можно делать из этого PR, но зачем?

– Потому что скоро местные выборы.

– На местных выборах мы будем очень динамичными, и говорить, что сделали, а не фантазировать. Понимаете, цены в Харькове на продукты питания тоже высокие, людям тяжело, мы же это понимаем. Другое дело - сравнение с другими регионами.

– Недавно вы вышли с письмом к мэру Харькова Геннадию Кернесу, в котором попросили, чтобы Харьковский горсовет проголосовал за признание России страной-агрессором. В интервью УП Кернес заявлял, что не считает Россию страной-агрессором. Почему вы инициировали этот вопрос именно сейчас, и почему горсовет за него проголосовал. Депутаты дважды отказывались это делать.

– Все должно быть подготовлено. Просто так в жизни ничего не бывает взять и сказать: я хочу. Харьков другой и я с этого начал наш разговор. Верховная Рада приняла решение о признании России страной-агрессором

9 апреля Харьковский облсовет тоже принял решение о признании России агрессором. Причём, из 136 депутатов, находящихся в зале, 99 проголосовали "за". 15-20 человек были "против". Город Харьков не может быть отдельным государством от области. Поэтому естественно был разговор с мэром и депутатами. Я ни на йоту не сомневался в том, что по моим настоятельным рекомендациям будет принято это решение. А другого и не может быть.

Почему они не голосовали раньше? Не был проработан вопрос, вносили с голоса, нарушали регламент. Это тоже неправильно. Компетенция нигде никогда никому не мешала. Почему я не инициировал этот вопрос в феврале? В феврале и в областном совете это было невозможно. Мы разговариваем, убеждаем. Я сейчас говорю о цивилизованных способах.

– Расположение Кернеса получить непросто. Он не очень то разговаривал с вашим предшественником Игорем Балутой. Как вам удалось достичь взаимодействия с ним?

– Повторюсь не для бахвальства. Мы работаем, у нас всегда есть своя позиция. Это не вспышки действий, а всегда продуманный рационализм. Как мне кажется. Оценивать президенту, людям. Это мой стиль. Я не являюсь человеком, который боится изменить решение под какими-то факторами. Это удел слабых, которые пытаются показать, что они сильные. Другое дело, что всегда должна быть позиция. У меня она всегда была. Я в 2010 году ушёл работать в оппозицию, хотя были предложения идти работать во власть и в Киеве и в Харькове. В иерархии государственного управления достойные предложения.

Я не буду скрывать, что с Кернесом мы взаимодействуем по хозяйственным делам города и области. Метро надо строить? Надо. Решаем проблемы. А политика это второстепенно.

– Влияют ли на ваши взаимоотношения с Кернесом ваши хорошие отношения с Ложкиным? Он ведь лоббировал ваше назначение в Харьков.

– Слово "лоббировал" я не приемлю. Он был моим руководителем. Естественно, инициатива назначить меня принадлежала Борису Евгеньевичу Ложкину, и была поддержана и премьером и президентом.

Сегодня я являюсь советником Ложкина по региональной политике. Борис Евгеньевич талантливый менеджер и за такое короткое время превратиться в госуправленца – это редкий позитивный случай.

В феврале быть главой Харьковской ОГА ведь не было высокой наградой, нужно было ехать и разрешать ситуацию.

Прямой связи на влияние во взаимоотношениях с Кернесом нет. Естественно, у меня есть поддержка со стороны главы АП, премьера, президента, и я этим дорожу. Но закулисного ничего нет, мы это не обсуждали.

– После назначения на пост главы Харьковской облгосадминистрации в феврале,   перед вами ставили конкретные задачи – борьба с коррупцией, укрепление обороноспособности и проведение секторальных региональных реформ. Что удалось сделать по каждому из направлений?

– Отвечу по каждому пункту. Обороноспособность. Февральская и июльская ситуации в Харькове – две большие разницы. Нам удалось стабилизировать обстановку, и как результат – спокойные майские праздники в городе и области.

За этот период у нас было более 200 массовых мероприятий. Все прошло без эксцессов. Усилили границу. Харьковская область построила в Луганской области 31 взводно-опорное сооружение, 29 уже сданы и 2 – будут сданы в ближайшее время. Это связано с тем, что объекты находятся непосредственно на линии огня. Они строятся по индивидуальному плану. В связи с военной обстановкой были начаты чуть позже. Не в марте, а в июне.

Также мы усилили границу со стороны Белгорода и выставили третью линию обороны. Это современный взводно-опорный пункт, который находится на стратегической развязке дороги "Белгород-Харьков-Киев-Ростов". Фактически это окружная дорога Харькова со стороны Белгорода. От поста до границы 30 км. Там были министры МВД и обороны, а также нардепы, разбирающиеся в военной тематике, и дали высокую оценку. Мы также планируем в случае необходимости перекрыть Волчанское и Двуречанское направление.

Для примера также могу сказать, что в феврале на территории Харькова было порядка 150 камер видеонаблюдения, а сейчас порядка 1500.

Мы понимаем, что когда мы больше видим – лучше реагируем. Это важный профилактический момент, как и высокий уровень раскрываемости. Когда преступники знают, что будут найдены и обезврежены.

 – А что касается борьбы с коррупцией, реформами?

– Что касается борьбы с коррупцией. Вы знаете, мне очень приятно, что нам удалось удержать динамику и мы практически ежедневно,  5-6 дней в неделю ловим коррупционеров высокого уровня. Например, директор департамента областной администрации, военный комиссар, прокурор района, заместитель начальника милиции Харькова. Я уже не упоминаю начальников райуправлений финансовой инспекции, антимонопольной службы.

Помимо национальных реформ мы инициировали ряд региональных. Инициировали создание научно-образовательного консорциума и объединили все вузы в Харьковской области.  Второе – переориентация промышленных предприятий и рынков сбыта. Раньше основным рынком сбыта была Россия, здесь нужно время и определенная помощь государства.

Мы создали кластер, объединив сельхозмашиностроительные предприятия и ВУЗы аграрной направленности. Этот кластер будет расширяться. Также работаем над созданием кластера для промышленности путем переоснащения.  Повышаем уровень энергоэффективности предприятий.

Третья важная на перспективу позиция – работа с международными донорскими организациями. По нашей инициативе создано международное агентство регионального развития. Мы будем заключать договора с международными финансовыми организациями, которые готовы представлять секторальную помощь. Нам удалось договориться при поддержке посольства США об открытии офиса Харьковской области в Вашингтоне. Этим офисом будет руководить американский специалист, который долгое время работал в конгрессе США. Осенью офис будет работать однозначно.

Четвертый момент – электронное правительство. Мы в ближайшее время начнем его реализацию. Мы нашли партнеров из Великобритании. После того, как они пообщались с моей командой, у них изменились планы, и пилотный проект решили сделать в Харьковской области. Перед этим хотели охватить Кабмин и Администрацию президента.

Мы договорились, что они сделают финансовые вливания в этот проект. Мы для них интересны тем, что для них важна история успеха, в том числе и в Украине.

Работаем над тем, чтобы запустить проект "Новая полиция" в сентябре-октябре в Харькове. Работаем над улучшением службы 112, чтобы по звонку отслеживать, откуда он поступил.

– Как обстоит дело с проектом "Стена" в Харьковской области?

– Проект "Стена" или "Европейский вал" – это проект правительства. Вся сухопутная граница Украины с Россией составляет чуть больше 1000 км. По Харьковской области проходит около 300. Это определенный приоритет со стороны Кабмина. Мы не являемся распорядителем средств в этом проекте. Мы оказываем помощь в работе. Мы ждем и просим постоянно активировать этот процесс. Он непростой, активируется.

– Деньги уже есть?

– Ну, Кабмином утверждена смета на 4 млрд грн. Другое дело, что вы должны понимать, что это не как стена, а комплекс сооружений. С нашей стороны вся помощь была оказана.

Не мы, а прошлая команда фактически продала земельные участки вплоть до линии границы. Хотя все прекрасно знают, что территория в 50 км от границы не принадлежит распаевке. Ну что мы должны были делать? 

Де-юре однозначно эта земля изымается, потому что была оформлена неправильно. Но там же люди, огороды, грядки. У кого-то большие размеры, а у кого-то маленькие. Мы договаривались с людьми. Находили им другие участки на территории того же района. На сегодня 50 км зона от границы расчищена и готова к реализации проекта.

– Вы затронули тему борьбы с коррупцией. У вас у самого зарплата 5,5 тысяч гривен. Это очень низкая зарплата, которая может привести к коррупции.

– Я отвечу. Моя зарплата как и всех глав ОГА и министров чётко регламентирована постановлением Кабмина. Если думать об обогащении и комфорте – мне точно не нужно было ехать в Харьков. В 2010 году нужно было оставаться работать с Партией регионов. У каждого свои жизненные принципы. 

Мне 42 года, я до этого времени работал, и у меня есть возможность определённый период времени посвятить государству. Хотя я не считаю правильным, что у менеджеров госуровня такие зарплаты. Об этом тоже нужно говорить. Безусловно, они не могут быть европейскими, но золотую середину нужно находить.

У меня в команде настоящие патриоты. В высшем руководстве облгосадминистрации есть человек, который сам сдает кровь и делает это с первого дня военного конфликта. Я об этом узнал случайно через станцию переливания крови. Вот это – патриотизм, а не PR.

– За то время, что вы работаете в Харькове, вам пытались предложить взятку?

– Нет, это невозможно. Это нужно быть сумасшедшим, чтобы вести со мной такие разговоры.

– Ну хорошо, с вами нет. А что касается коррупции на уровне среднего звена чиновников?

– Коллективы большие. Я собрал областных прокурора, милиционера и главу СБУ. Я в целом по большому счету уверен в руководителях, хотя контроль нужен всегда и вы понимаете, что мы его осуществляем. Но коллективы большие и по-прежнему есть много нареканий.

Взяли заместителя начальника милиции Харькова. Это внутренняя разработка внутренней безопасности МВД. Взяли директора департамента жилищно-коммунального хозяйства. Это мы, областная администрация обратили на это внимание. Я не исключаю, что на средних звеньях есть не совсем приятные факты. Мы ищем, и я ко всем обращаюсь: требуют взятки – не давайте. Информируйте. У нас есть бесплатная телефонная линия - 0800 30 00 57.

Я реально собрался с этим бороться, это не шутка. Мы проводим серьезный анализ деятельности сотрудников Харьковской обладминистрации. Такие же требования у меня к областной прокуратуре, МВД и СБУ.

– Поговорим о харьковских бизнесменах. Вы раннее заявляли, что у вас с ними два разговора. Первый – работать по-белому, второй – помогать военным. Вы сказали, что готовы поддерживать "немножко серый бизнес". Что в вашем понимании значит "немножко серый"?

– Я сознательно сказал "немножко серый". Если правоохранители поставят себе задачу прийти к предпринимателю и что-то найти, они найдут. Пожарная безопасность – это десять толстых книг. Можно найти нарушения сразу. Но мы с ними разговариваем. Там, где нужно помочь и поддержать, чтобы предприятие работало, нужно помочь и поддержать, а не сделать так, чтобы его убить.

Как мне говорила общественность  я был единственным губернатором, который не побоялся в Кабмин написать письмо по кассовым аппаратам, чтобы пересмотрели нормы введения для второй и третьей группы предпринимателей.

Моя позиция простая – чеки нужны, но нужно поддержать предпринимателей и ввести переходной период.

Я говорю о том, что там, где нет хамства со стороны бизнеса, а я расцениваю неуплату налогов как хамство, то как власть ты можешь поддержать бизнес, а можно его убить.

– Но то, о чем вы говорите, касается малого и среднего бизнеса. А что с крупным?

– С крупным и просто и сложно одновременно. Мы большую работу проводим по выявлению налоговых ям, которые напрямую связаны в том числе с возвратами НДС.

Я же еще раз повторю 30% перевыполнения бюджета в Харьковской области. Это серьезный показатель. Выполнены все районные бюджеты.

– Мы разговаривали с некоторыми бизнесменами из Харьковской области. Некоторые говорят, что вы очень жесткий, и при Добкине бизнесу жилось куда лучше. И второй момент – откаты никуда не делись.

– Я не знаю такого. Пусть скажет, кому они откатывают. Можно сделать через вас. Мы конечно проверим. А насчет "жилось лучше". Как лучше? Бюджет не выполняли? Конечно лучше! Больше зарабатывали и меньше платили в бюджет? Да, при мне будут больше платить в бюджет – нравится им это или нет.

– Вы возглавили областную ячейку "Блока Петра Порошенко" – это не конфликт интересов? Вы ведь глава Харьковской облгосадминистрации.

– Нет, я не вижу конфликта интересов. Если где-то скажут, что я применяю админресурс – это один разговор. Но я не вижу конфликта.

Я поддерживаю действия президента. Это не только по структурной лестнице. Я работал с этим человеком в одном здании, он мне действительно нравится.

Видел, насколько он поглощен идеей сделать Украину другой страной. Это же не секрет, что он работает 15-16 часов в сутки. Наверное, им что-то движет. Да, я поддерживаю направление реформ. Да, есть позиция по некоторым вопросам, и я ее докладываю президенту. Впервые такое взаимодействие между президентом и главами ОГА.

– Но партийное строительство тоже отбирает время и силы.

– Конечно, есть у меня заместитель-руководитель секретариата. Он постоянно занимается ежедневной работой. Я ставлю задачи, мы акции проводим. Но это внерабочее время. У меня рабочий день тоже длинный. Стараюсь людей дольше десяти вечера не держать.

Вы говорили про Добкина, но мне тоже люди говорили, что: "Добкин воровал, а ты работаешь". Мне приятно.

А я считаю, что лучше сейчас. Потому что бюджет увеличен на 4 млрд грн и перевыполняется на 30%. Это нам позволяет в непростое военное время закупать медицинское оборудование. Поэтому мои интересы – интересы бюджета. Вот это мои отношения с бизнесом. Заискивать я не буду.

– Но вы же разговариваете с Фельдманом, Ярославским? Последний – всегда был настроен против Кернеса. Возможно, у вас может быть какое-то сотрудничество в контексте местных выборов?

– Смотрите: мы разговариваем со всеми, потому что Ярославский действительно знаковая фигура для Харькова. Фельдман и другие депутаты – избраны харьковчанами. Я не буду ставить свои личные политические амбиции выше интересов региона.

Что касается вашего вопроса – политических подковерных договоренностей нет. Если они будут в процессе избирательной кампании, мы это озвучим и оформим соответствующим образом.

– Вы уже начали подыскивать кандидатов в округа?

–  Конечно.

– Главный вопрос – кто ваш кандидат в мэры?

– На сегодня вопрос не решен. Идет поиск кандидатуры. Я делал некоторым людям предложение. Кто-то не хочет заниматься политикой, у кого-то – нет средств. Кто-то находит другие аргументы. Предлагал общественности выдвинуть кандидата.

Есть еще такая ментальность: уберите Кернеса и тогда я пойду. Ты пойди и сделай, а мы поможем. Есть эта проблема, откуда и  задержка немножко с выбором кандидата.

– Потенциально кто это может быть?

 Здесь три направления. Это могут быть люди с политическим опытом. Я попытаюсь уйти от фамилий. Второе – предприниматели. Третье – общественные деятели. Я сделал предложение всем трем категориям.

– Парламентские выборы 2012 года в Харькове – это была сплошная раздача гречки. Многие кандидаты шли по этому пути. Какую стратегию выберете вы?

– Пусть никто не обижается, говорю сразу: в этот раз, кто будет подкупать избирателей, сядет в тюрьму. Человек, который тратит деньги за депутатский мандат, он настроен на коррупцию, а не на отстаивание интересов. В чем всегда была политика Партии регионов – обнищание народа, им легче управлять. Это целая стратегия. Другим словом как "мерзавцы" это не называется.

– Но подкуп сложно доказать. Как правило, пайки раздают "благотворительные фонды".

– Сложно. Для этого нужна политическая воля, она у меня есть. Естественно я буду подвергнут критике, в том числе и со стороны людей, которые недополучат гречку.

– У вас самого не было желания или амбиций баллотироваться?

– В Харькове мэром легко никогда никто не становился. Это требует концентрации внимания и усилий на избирательном процессе. Я не могу оставить область без присмотра. Второе – я человек государственный и буду работать там, где нужно государству.

– В Харьковском регионе ожидается сильная конкуренция – есть интересы "Оппозиционного блока", партии "Відродження" Игоря Коломойского. Как будете конкурировать?

– Мы не такие беззубые, чтобы не являться важными игроками на электоральном политическом поле Харьковской области. У каждого свои интересы и многогранный политический спектр. Посмотрим.

– Как вам удалось наладить хорошие отношения с силовым блоком в области?

– У меня есть позиция, мы много работаем и сконцентрированы на результате. Если говоришь – делай, в том числе по силовикам. Либо в рамках национальных интересов и как мы им говорим, либо никак. И я этого не стесняюсь.

– И что, если они не согласны, вы их увольняете или они сами уходят?

– Ну, это 50 на 50. Мы занимаемся очищением рядов серьезно. Из органов МВД за последний год около 1000 человек уволены, в СБУ личный состав меньше, там другие показатели. Серьезные чистки есть. Были  морально-патриотические разговоры. Я сегодня на милицию больше могу положиться, чем в апреле 2014 года, когда была захвачена Харьковская ОГА, и милиция просто расступилась.

– Сейчас эти люди работают?

– Командиры нет.

Мария Жартовская, УП

 


комментарии

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.0011050701141357 [2] => 0.076810121536255 )