статьи

Позывной "Ангел"

18 апреля 2017
3948
Поделиться:

«Ангел» опрокидывает через бруствер свое окостеневшее тело, почти падает на влажное от росы дно окопа. Кто-то заботливый подтыкает под него одеяло и бежит в дальний блиндаж за горячим кофе. За сутки у разведчика – тяжелый бой в сумерках, ночная смена на позиции отбитого им у «шахтеров» автоматического гранатомета и 3:00 недвижимости в секрете до рассвета

Михаил Лупейко с позывным «Ангел» не в силах повернуть голову, поэтому он косит воспаленные глаза в сторону своего товарища – снайпера с «оселедцем» на бритой голове – и долго на него смотрит. Он этого не выдерживает, говорит: «Даже не проси, Миша. Сам только с ночной охоты вернулся». Однако «Ангел» молча умоляет его уже одним только взглядом, и снайпер через минуту сдается: «Ладно. Уговорил».

До врага сейчас не более восьмисот метров. Снайпер, профессионально знакомый с акустикой лучших оперных залов Европы, оглядывается, просчитывает такое направление звука, чтобы его сзади не услышали «шахтеры». Затем тихо запевает арию.

У исполнителя уникальный академический голос. Ему подвластны мужские, детские и женские партии. Вот сейчас льется а капелла ария из «Дон Жуана» Моцарта, потом – из «Аиды» Верди... Певец меняет диапазон и тембр голоса с баса на баритон, с баритона – на тенор ...

В окопе для «Ангела» и его товарищей, которые неизвестно как подтягиваются со всех потайных уголков раздолбанных минами позиций, исполняет музыкальные шедевры легендарный «Миф». Он – всемирно известный украинский оперный певец Василий Слипак.

Бойцам этой роты 54-й мотопехотной бригады в эти мгновения еще неизвестно, что жизнь Василия очень скоро оборвет вражеская пуля. Они зачарованно вслушиваются в чудо-голос, забывая о том, что вокруг – война.

... Полгода спустя, военный госпиталь в Киеве. Михаил Лупейко сидит на кровати в палате для тяжелораненых. Он не скрывает от посторонних обнаженные культи ампутированных выше колен ног. Но как только речь заходит о «Мифе», его карие глаза неожиданно светлеют, приобретают цвет сизой стали. Наблюдаю такое не впервые и знаю, что это присуще очень сильным людям, которые в такой момент четко контролируют собственные мощные эмоции.

- Мне говорят, что я герой. А я говорю, что я один из десятков тысяч патриотов, которые сделали на войне, что смогли, – говорит Михаил. – Герой – именно Слипак, такие, как он. Эти личности не только поменяли свою звездную или очень обеспеченную жизнь на кровь и грязь окопов. Они повлияли на ход украинской истории последних лет одним своим примером!

Сын кадрового военного, «Ангел» честно отслужил срочную в 1-й аэромобильной дивизии. Остался в армии, прошел подготовку в подразделении специального назначения, весь офицерский состав которого имел боевой опыт. Начал подумывать об офицерской карьере, но судьба распорядилась по-своему. По семейным обстоятельствам вернулся к гражданской жизни, переехал в Крым.

Он – активный участник Оранжевой революции и Революции достоинства. С началом войны не сразу попал в Вооруженные Силы, ибо личное дело «потерялась» в крымских военкоматах. Но с радостью присоединился к одному из добробатов.

Слушая эти рассказы о боевых действиях, удивляюсь глубине его тактических знаний. Интересуюсь, откуда они у него, потому что в должности старшего стрелка их не получишь.

- Это едва ли не самая главная причина, почему я добился перевода в ВСУ. Добробатовцы воевали не столько знаниями, умением, сколько силой духа. Например, однажды около Светлодара уважаемый нами за храбрость командир приказал нам в лоб атаковать хорошо укрепленный блокпост шеренгой без предварительной разведки, поддержки техники и артиллерии. Я уже тогда изучил Боевой устав относительно действий отделения и взвода, потому что жизнь заставила. Говорю ему: опомнись, там ловушка, посмотри, как «сепары» грамотно воюют, в них чувствуется российская школа. Не убедил. Мы понесли потери.

В Вооруженных Силах Михаил попал в подразделение известного офицера 93-й бригады «Ветра», который за год войны дорос от солдата-стрельца до командира механизированной роты. Между бесконечными боями и обстрелами на шахте «Бутовка» под донецким аэропортом он с Боевым уставом в кармане буквально преследовал офицера, прося помочь овладеть действиями роты в теории и на практике. Герой, конечно, в таком обучении не отказал, а практики было слишком.

Прошу «Ангела» рассказать еще о тех удивительных людей, которых он встретил на фронте.

- Вот была девушка с позывным «Лера», мы с ней полгода бок о бок провоевали. Она – идеальный солдат, сейчас командует минометной обслугой. Я ей свою жизнь слепо доверял. А знаете, кто ее мама? - Михаил называет мне фамилию, и я чуть ли не рукой удерживаю на месте нижнюю челюсть. - Мама «Леры» предлагает мне возглавить фонд, который она сейчас создает. Фонд будет напрямую заниматься ранеными и их семьями, инвалидами и семьями погибших сверх того, что им гарантировано государством. Как встану на протезы, так и соглашусь. А еще – пойду учиться в вуз, где есть военная кафедра.

Виктор ШЕВЧЕНКО, газета «Народна армія»


комментарии

Сегодня
17 ноября 2017
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00051212310791016 [2] => 0.050607919692993 )