мнение

Что для воюющей страны – катастрофа

14 июля 2018
1311
Поделиться:

Трагедия на полигоне под Ровно с минометом «Молот», к сожалению, стала причиной множества манипуляций в СМИ. Яркий пример – статья «Метал чи люди: хто винен у тому, що вибухає «Молот» на LB.ua.

Казалось бы, мы с автором статьи были на одном заседании Комитета ВР по нацбезопасности и обороне 12 июля, где рассматривался вопрос по «Молотам». Но автор там «услышала» что-то своё, чем поспешила поделиться с читателями, а чего-то самого важного по странному совпадению «не услышала».

Так, говоря о сравнении украинского «Молота» и советского аналогичного миномета 2Б11, автор пишет: ««Молот» став майже копією «Саней» (…) Технічні характеристики – ідентичні». И тут же добавляет: «Відрізняється від «Саней» й метал, з якого виготовлений ствол «Молота». Саме до сплаву металу у журналістів і деяких військових згодом виникло найбільше запитань».

Однако в ходе заседания производители «Молота» однозначно утверждали, что состав стали, из которой изготовлен ствол «Молота», полностью аналогичен с 2Б11. Более того – показывали распечатку с данными по химсоставу стали. А у журналиста почему-то металл «відрізняється». Хотя абсолютно никаких доказательств этому против документов производителей не приводится.

Очевидно потому, что версия «минометы «Молот» взрываются, потому что не тот металл», стала весьма ходовой в версиях различных «экспертов». Как же не повторить эту ходовую глупость? Хотя, к слову, на том же заседании Комитета ВР и военные, и производители четко указали: если бы даже состав металла был бы изменен, это не смогло бы стать причиной разрыва миномета.

Или еще один момент – недоработки в первых «Молотах». Это тоже ходовая псевдоверсия из цикла «миномет недоработан, вот и взрывается». Автору этот тезис так понравился, что она, полностью игнорируя услышанное на заседании, усиленно его проталкивает. В то время как и выступавший генконструктор, и – главное – приглашенный экс-командир механизированной бригады, которая первой начала эксплуатировать «Молоты», указывали: недоработки в основном касались «тележки», на которой перевозится миномет, при этом военные признали: после озвучивания этих претензий производители достаточно оперативно устранили недостатки. Какие-то теоретические недостатки, которые могли бы быть причиной разрывов минометов, не упоминались и близко.

Или вот автор приводит данные статистики по разрывам минометов (что касается двойного заряжания: с 2014 года по миномету 2Б11 – 4 случая, по миномету «Молот» с начала его эксплуатации – 3 случая). И тут же со ссылкой на анонимных военных добавляет: «військові, з якими поспілкувався LB.ua, припускають, що зафіксованих у ЗМІ випадків підриву мінометів менше, бо частину трагедій списують на ворожий обстріл».

Однако в указанной статистике, озвученной на Комитете, как раз и есть 1 такой случай по миномету «Молот», когда был зафиксирован тот самый «ворожий обстріл». И на него ничего не «списали» - он значится в официальных данных.

Особое внимание автор уделила спору на заседании вокруг стоимости «Молота». Хотя цифра была озвучена, и сама автор ее в статье привела – порядка 480 тыс. грн. Спор же был вызван тем, что нардеп Т.Пастух потребовал озвучить полную калькуляцию. На указание, что с этими «грифованными» данными он может как народный депутат ознакомиться в «Укроборонпроме», Пастух заявил, что хочет полной публичности этой информации.

Здесь, во-первых, не совсем понятно, какое отношение калькуляция стоимости миномета имеет к трагедиям? Или это лишь повод для громкого пиара перед журналистами? Во-вторых, может быть, эта информация и должна быть открытой, но тогда народный депутат должен не требовать нарушить гостайну, а инициировать внесение изменений в соответствующий закон (кстати, ранее вопрос о необходимости изменений в законодательстве по защите военной и государственной тайны поднимался на Комитете ВР по вопросам нацбезопасности и обороны с тем, чтобы в ближайшее время решить эту проблему).

Непонятна и критика замминистра обороны И.Павловского, который на заседании Комитета ВР указал, что основной версией трагедии на полигоне под Ровно является двойное заряжание. Давайте все же учтем, что озвучивание версии и результат полного расследования (следствия) – это уж никак не одно и то же. Следствие ведется прокуратурой, и оно должно дать ответ на все вопросы.

…Когда мы имеем дело с освещением в СМИ любых происшествий, связанных с украинским вооружением, мы должны понимать: эта информация крайне чувствительного характера. Здесь можно оперировать исключительно проверенными данными и фактами. И совершенно неприемлемы в погоне за сенсацией и рейтингами любые манипуляции и трансляции слухов, либо же «профессиональных мнений» разного рода псевдоэкспертов, которых у нас сейчас пруд пруди. По одной простой причине: все это подрывает доверие наших военных к собственному оружию. Что для воюющей страны – катастрофа.

Оригинал

1491027351.jpg
Дмитрий ТЫМЧУК
загрузка...

комментарии
загрузка...

20 сентября 2018
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00045299530029297 [2] => 0.042184114456177 )