статьи

Копы на вертолетах

11 сентября 2018
1381
Поделиться:

Итак, мы добрались до самого "вкусного" - непосредственно авиации украинской полиции. Именно о том, что вызвало хайп: «Копы на вертолетах в столице, пока наши ребята на шишиге на фронте!" Сегодня в статье мы рассмотрим поставку от французской компании Airbus Helicopters бортов для украинских полицейских.

Н-145 — многоцелевой аппарат весом в 4 тонны, с двумя двигателями, системой цифрового контроля их работы и автопилотом в 4-х осях. Вертолёт оборудован полностью стеклянной кабиной, камерами, системами лётного контроля и LCD-мониторами, будучи максимально комфортным и безопасным для работы экипажа. Кроме того, это первая гражданская машина, оснащённая прибором ночного видения, поэтому её так охотно используют государственные и коммерческие службы безопасности. Н-145 может брать на борт двух пилотов, 8 пассажиров в просторной компоновке и до 10-ти — в плотной. Если понадобится разместить раненых или больных, то в пассажирское отделение войдут пара носилок и 3 человека медицинского персонала. Геликоптер достаточно быстро можно переоборудовать — крюком для внешней подвески, лебёдкой, аварийными поплавками для работ над морем, системой быстрого спуска. Он может доставить груз, высадить десант, перевозить VIP-персон, пленных или преступников с конвоем. Расход топлива — 244 кг в час, это неплохо в сравнении с другими аппаратами этого же класса.

Вертолёты Н-145 Airbus Helicopters работают в десятках стран мира, их выпущено более 1300 единиц. Естественно, стоят они на вооружении во Франции — и в департаменте гражданской обороны, и в жандармерии. Кстати, 3 из них потеряны в различных катастрофах, но если у кого появилось желание написать об аварийности, то он идёт смотреть количество и причины аварий по разным моделям вертолётов в открытых источниках, тысячи их. Там он находит постсоветские, которые эксплуатирует Украина, смотрит колонку за последние два года — и не пишет больше странного.

Так вот, работают Н-145 в Германии, в национальной полиции. Летают в Литовской пограничной службе — теперь у этой небольшой страны 5 машин от Airbus Helicopters. Оперирует несколькими бортами Береговая охрана Филиппин — если мне не изменяет память, они были задействованы в операции против ИГ в Морави. МВД Саудовской Аравии заказало 23 геликоптера Н-145. Кстати, военная модификация Н-145М служит в США — ни много, ни мало 342 летательных аппарата. В разведывательном, поисково-спасательном, медицинском варианте, а также модификации легковооружённого разведчика. Вертолёт адаптирован к производству в США на заводе корпорации в Колумбусе, в одном из тендеров мелькала информация, что модернизация и содержание 62 Bell UH-1 «Ирокез» в итоге дороже, чем закупка с ноля и содержание 62 Н-145М (известный как UH-72 Lakota на американском рынке).

Несмотря на несколько достаточно тяжёлых судов армии с конкурирующими производителями, модель продолжает эксплуатацию. Вероятно, потому, что американцы умеют считать свои деньги, а не нести чушь в СМИ про национальные программы и откаты. Департаменту общественной безопасности штата Техас можно закупать Н-145, а МВД Украины — уже нет, потому что нужен свой, Богом данный, вертолёт. Военной полиции Бразилии не нужен — и она закупает Airbus Helicopters, спасательной службе Швейцарии не нужен, Венгрии не нужен, Сербии не пригодится, а нам — да. Сверхдержава Украина с ВВП, как у Марокко и Судана (ах, эти марокканские национальные геликоптеры!), просто обязана разработать свой планер, редуктор, гидравлику и электронику, чтобы начать штамповать машины, как горячие пирожки. После этого, потратив десяток лет на доводку (как там поживают 70 «Оплотов» к 2018 году и десятки «Дозоров» в серии), вложив в проект миллиарды и закупив на пике 7–8 десятков машин для ГПСУ, полиции, НГУ и транспортной авиации в армию, что нам остаётся?

А остаётся только насытить не слишком большой украинский рынок и годами возить не знающие аналогов поделки по всем выставкам. Кстати, кто не заметил, серия у нас — это «Варта» (шасси производства либо МАЗ, либо «Форд»), это «Казак-2» (шасси «Ивеко»), это санитарные автомобили на китайском шасси и бортовые МАЗ отвёрточной сборки. Помимо «Луча» и «КрАЗ» (у последнего с проблемами по качеству и приёмке), а также РЛС, серия у нас — это финская и шведская броня, итальянские, американские или немецкие двигатели, американская коробка передач, рации из Турции и США. Так что, прежде чем мечтать об отечественном вертолёте, а не переделке планеров, нам нужно ещё добрых 10–15 лет накопить жирка, а в это время поставленные транспортные, патрульные и санитарные задачи никуда не денутся.

Но вернёмся к нашим Н-145. Два таких уже служат в ГСЧС Украины ещё с 2009 года — в основном работают как транспортные и в роли медицинской эвакуации. Показали себя под свои задачи отлично, никаких соплей про ангарное хранение и зраду с производством обнаружено не было. Возможно, это связано с увеличением количества экспертов; возможно, с выборами, а ведь на то время это был, вообще, первый тендер для западных разработчиков лёгких вертолётов. В этот раз, кстати, тендер не проводили — потому что, чтобы его проводить, необходимо располагать всей суммой. Когда же у вас 85% — это деньги французских банков, то пришлось, согласно закону, ратифицировать договор большинством в Верховной Раде. Так что если возникла острая боль ниже пояса — ищем депутата со своего округа, смотрим, как он голосовал, и ему рассказываем, как Ми-8 должны бороздить просторы Украины.

Полиция получит 10 вертолётов Н-145 — меньше пятой части от всего опциона, основное усиление направлено на НГУ и ГПСУ. Н-145 прибудут в 2020 году, их ещё предстоит изготовить. Планируют работать по секторам — по два экипажа на востоке, западе, юге и севере страны. Два геликоптера постоянно будут закреплены в городе Киеве. Французская сторона уже открывает сервисный центр, где будут обучаться первые пилоты и технический персонал. Ориентировочно к сроку поставки люди будут обучены, а в Украине начнёт функционировать школа европейского образца.

Задачи авиационной эскадрильи, в принципе, рутинные для полиции: переброска личного состава для поддержки и подразделений специальных операций для штурма; ведение воздушной поддержки во время погони — наведение экипажей на цель, координация во время задержания, преследование преступников; вывоз раненых офицеров и подозреваемых, оказание медицинской помощи во время массовых мероприятий или природных катастроф — просто на площади можно приземлиться, стабилизировать пациента и забрать его в госпиталь; разворачивание передового штаба, переброска «Корда» в случае работы в адресах на востоке или снайперских групп к линии боевого соприкосновения — и оперативные сотрудники, и сводные огневые группы МВД работали в АТО, и поедут в ООС, если будет нужно. Опять же, не стоит сбрасывать со счетов, что «Вега» работает там и сейчас, а это единая структура — как НГУ может оказать помощь полиции вылетами, так и наоборот. В перспективе у нас 55 новых транспортных и многоцелевых вертолётов, способных создать единую службу по авиационной безопасности. Неважно, что это будет — сбитый на востоке пилот, раненные в результате оползня в Карпатах, снабжение подразделений на границе или штурм организованной группы в Киеве.

Очевидный вопрос: почему не Н-145М? Венгры, например, покупают боевую машину, и ни много ни мало, а 20 единиц. Ответ на него простой: нам не нужен лёгкий разведчик и лёгкий же вертолёт передовой огневой поддержки. Банально не тот ТВД. Наводить артиллерию и РСЗО проще с помощью БПЛА, а как только ты захочешь провести разведку над бесконечной застройкой и паутиной посёлков с балками и терриконами, то о себе напомнят бесконечные в наших условиях советские «Стрелы» и обкатанные на Донбассе «Вербы». Отправлять же геликоптер, вооружённый неуправляемыми ракетами, орудийной подвеской и в редких случаях ПТУР, в зону действия неподавленных «Панцирей» и «Торов» (а обломки их ракет десятки раз мелькали на Донбассе) — вообще путь камикадзе, у которых хватает денег и людей. Кроме того, у армии есть четыре десятка бронированных «крокодилов», заточенных под действия на передовой и нахождение под огнём — этого количества в обозримом будущем хватит для операций на острие и ударов из глубины территории в случае замеса.

Мы же пошли по пути закрытия насущных потребностей. Основная проблема МВД — связность и протяжённость территории, которую приходится защищать. В провинциальные отделы ещё не везде пришла патрульная полиция, не говоря уже об оперативных работниках и спецназе, подготовка там может желать лучшего, а вызовы не становятся легче. Достаточно посмотреть новости с тегами «взрыв гранаты», «вооружённое нападение», «рейдерский захват с вооружёнными людьми».

Поэтому рецепт тот же, что у пограничников, только у них мобильные отряды и пограничный СпН «Дозор», а у полиции — «Корд» и «Ягуар» точечно там, где они понадобятся. Можно спорить об инструментах, но не с самой задачей по состоянию на 2018 год. Предпоследняя статья из цикла о вертолётах для ДСНС, с чем их едят и каковы перспективы, выйдет в этом месяце. Скоро финал цикла, не переключайтесь. Тема специфическая, но разобрать её надо — первый контракт такого масштаба с западным производителем.

Кирилл Данильченко ака Ронин. Петр и Мазепа

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

комментарии
загрузка...

Сегодня
17 ноября 2018
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00046014785766602 [2] => 0.072770118713379 )