мнение

Итоги Выборов в Европарламент

4 июня 2019
1148
Поделиться:

Выборы в Европарламент (23.05. – 26.05.2019) состоялись (Приложение 1 – «Итоги выборов и расстановка сил») и на них одержали победу проевропейские партии. Однако разбалансировка сил Европейского союза остается.

Выборы стали рекордными по явке избирателей за последние 25 лет (Приложение 2 – «Явка избирателей по странам»).

Рекордной оказалась явка в Бельгии (88,47 %), где в день голосования одновременно проходили парламентские и местные выборы. Также высокой была активность избирателей в Люксембурге, Дании и на Мальте. Наиболее пассивными оказались избиратели Словакии (22,74 %), Словении (28,29 %) и Чехии (28,72 %).

Прогнозируемая ранее победа праворадикалов и популистов в полной мере не сбылась. Скорее речь идет о переструктурировании влияния отдельных партий.

Националисты и популисты были достаточно успешными на уровне отдельных стран. Улучшили свои позиции крайне правые во Франции (политсила Ле Пен опередила реформистско-центристскую коалицию Макрона), Британии (Нигель Фараж, партия Brexit). Показательно, что в Италии политсила министра внутренних дел Маттео Сальвини «Лига» победила на выборах в Европарламент – 34 % голосов (в противовес 6 % в 2014 году), получив около 28 мест.

Можно говорить о том, что свои позиции усилили евроскептики. Фактически, по итогам выборов, явные «антиевропейские силы» улучшили показатели своего представительства в Европейском парламенте (ранее 78 мест) и получили 112 мандатов (14,91 %).

Речь идет о Группы «Европа наций и свободы» (ENF, сформированная при участит министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини) – 58 мест и «Европа свободы и прямой демократии» (EFDD, в которую входят итальянское Движение 5 звезд и британские сторонники Brexit) - 54.

При этом «умеренные евроскептики», в лице национал консерваторов (ECR – Группа Европейских консерваторов и реформаторов) и крайне левых (GUE/NGL - Конфедеративная группа объединенных европейских левых – Северные зеленые левые), хоть и получили 98 мандатов (13,05%), но при этом потеряли часть своей поддержки, а это 21 место (4,17%) в Европарламенте, в сравнение с предыдущими выборами.

«Еврооптимисты» (Европейская народная партия (ЕНП) и левоцентристский Прогрессивный альянс социалистов и демократов (S&D), которые сформировали большинство в предыдущем составе Европейского парламента, сократили свое представительство чуть более чем на 10% (потеряли 75 мандатов, по сравнению с выборами 2014 года).

На фоне падения рейтингов усилились «либералы» (Альянс либералов и демократов для Европы (ALDE&R)), которые улучшили свое присутствие в Европарламенте на 40 мандатов (5,3 %), получив по итогам выборов, - 109 мест (14,51 %).

Упомянутые партии не смогут единолично сформировать коалицию и им придется приобщать другие политсилы. Уже сейчас идут консультации о создании коалиции.

Наиболее вероятными кандидатами для объединения в рамках законодательного органа ЕС можно считать «либералов» (ALDE&R) и «зеленых» (Greens/EFA), которые в сравнение с предыдущими выборами улучшили свои позиции. Хотя нельзя исключать и другие варианты сотрудничества.

Успех Группы зеленых/Европейский свободный альянс (Greens/EFA) особо важен на фоне всплеска недовольства политикой правящих партий в общеевропейских пределах. Их успех, это только отчасти недовольство в связи игнорированием партиями вопросов окружающей среды, а скорее поиск альтернативных или новых политиков.

Зеленые демонстрируют достаточно стабильную позитивную динамику в вопросе поддержки их электоратом. И дело здесь не только в том, что последние более чем 20 лет они бьют рекорды на общеевропейском уровне, но и в некоторых странах.

Выборы в Европарламент показали, что фактически произошел предрекаемый определенными экспертами электоральный ренессанс политического экологизма. Тенденция увеличения, в современных условиях, актуальности вопросов защиты окружающей среды.

«Зеленые», не просто улучшили свои показатели в общеевропейских пределах, заняв четвертое место по итогам выборов, но и улучшили свои показатели в пределах отдельных стран. Так, к примеру, они заняли второе место в Германии (20 %), третье место В Финляндии (16%) во Франции (13%), четвертое место в Великобритании (12%) и т.д.

Таким образом, крайне правые и популисты, хоть и не достигли ожидаемых успехов, но все же они по-прежнему остаются влиятельными игроками в европейской политике и являются частью европейского политического ландшафта. Тем более, что они занимают около 25 % мест в Европейском парламенте, по сравнению с примерно 20 процентами до этого.

Эти партии объединяет желание продвигать национальные интересы отдельных стран, которые они представляют и тем самым ослаблять ЕС, что в перспективе может создать дополнительные сложности для функционирования европейских институций и жизнеспособности Альянса в целом.

Партии левого толка, несмотря на ослабление позиций ключевых флагманов европейской политики явно не усилили свои позиции, как и ранее не имеют перспектив войти в парламентскую коалицию. Единственные Левые, которые находились у власти в Греции, по итогам выборов рискуют оказаться в оппозиции, ведь правительство Алексиса Ципраса было вынуждено уйти в отставку.

Несмотря на прогнозированный упадок социал-демократии и центристских партии, как правого, так и левого спектра, по итогам выборов об этом говорить пока что рано. Хотя и имеет место ослабление популярности традиционных лево- и правоцентристских партий и улучшение динамика популярности популистов, националистов и праворадикалов (крайне правые – Германия и Франция, популисты (выраженного правого толка) - Италия и Австрия), однако об их доминирующих позициях последних говорить пока что рано.

В ряде стран ЕС, в следствии «тектонических сдвигов» политического ландшафта, становятся еще более вероятными внутриполитические и социально-экономические кризисы, которые не обязательно закончатся досрочными выборами.

Итог выборов в Европарламент свидетельствуют о том, что граждане Европейского союза окончательно утратили интеграционалистский идеализм, вместо этого можно говорить о появлении рационального и национального прагматизма. Страны ЕС хоть и сталкиваются со многими общими проблемами, однако подходы и приоритеты по многим вопросам отличаются.

Большинство европейцев, не только в Великобритании, не имеют универсальной политической идентичности. Эти выборы показывают, что Европа хоть и устойчива к внешним угрозам, однако европейский проект движется в более многогранном и менее федеративном направлении.

Можно говорить о латентных дезинтеграционных настроениях. Речь не идет о явном желании «выхода» из ЕС, а скорее о евроскептицизме и усилении национализма – приоритетности национальных интересов над наднациональными.

В ближайшее время, следует ожидать усиления процессов коррекции курсов и подходов в среде практически всех европейских партий.

Процесс формирования коалиции в Европарламенте может быть не простым. Отдельные страны и Европейский парламент, но и в целом ЕС может оказаться в точке бифуркации - политической неопределённости нестабильности и усиления разногласий.

Будущая коалициада может отразиться на не только на процессах связанных с голосованием, но и на решении вопросов, которые относятся к компетенции Европарламента и, в первую очередь относительно кадров и руководства Европарламента.

Шансы занять пост главы Европарламенты ЕС имеют: Манфред Вебер (лидер Европейской народной партии (EPP), Франс Тиммерманс (действующий первый замглавы Еврокомиссии (S&D)) и Маргрет Вестагер (еврокомиссар по вопросам конкуренции (ALDE) и т.д.).

В определенных странах выборы в Европарламент стали прологом или продолжением национальных выборов. Определенные политсилы попытались тем самым активизировать свой электорат, проверить реакции избирателей на те или иные месседжи, которые культивировались и апробировались представителями тех или иных партий.

В Испании, как и раннее, на парламентских выборах, победила Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) получив чуть меньше половины мандатов по квоте этой страны (всего 54). Несмотря на старания националистов и ультраправых, от этой страны прошли, в основном, сторонники евроинтеграции.

В тоже время, в Бельгии, где была зафиксирована наивысшая явка избирателей прошли внутригосударственные выборы, которые не только обнажили существующие в этой стране проблемы, но и их усилили – поляризировали (южную) франкоязычную и (северную) фламандскую части. На юге больше всего проголосовали за левых и крайне левых, тогда как север – националистов, которые уже заявили о необходимости конфедерации.

Итоги выборов мэров и муниципальных советников глав регионов и региональных советников, депутатов в Европарламент существенным образом отразились и на Греции. Кроме того, что в отставку ушло правительство Ципраса, были объявлены досрочные парламентские выборы, которые, вероятнее всего пройдут после местных выборов (02.06.19), ориентировочно в конце июня.

Показательно, что в Греции, за последние 15 лет, ни одно правительство не отработало полностью свой срок, как и все парламентские выборы проходили раньше запланированного срока.

В Польше победила правящая партия «Справедливость и порядок». Однако, это автоматически не означает того, что эта политсила победит на осенних выборах, ведь разрыв с оппозиционной партией, по итогам выборов в Европарламент составил менее 4%. Можно ожидать непростых предвыборных политических баталий в этой стране.

Итоги выборов для Украины. Итоги избирательной компании в Европарламент, вероятнее всего, не будут иметь негативных последствий. Исключение может быть только в том случае, если коалиция во главе с центристами каким-либо образом не сложится – но этого, скорее всего, не случится.

В тоже время, существует вероятность того, что итоги выборов в Европарламент и его новый состав могут способствовать существованию целого ряда рисков и угроз:

1) усиление фрагментированности Европарламента и отсутствие сплоченности во многих важных для ЕС сферах может повлиять на способности парламента принимать решения;

2) расхождения в парламенте и более сильная оппозиция евроскептиков могут повлиять на политику Брюсселя, в том числе в вопросах Восточного партнерства;

3) может еще более усилится т.н. «усталость от Украина», что повлияет на урезание и ослабление поддержки и фактически «замораживания» европейских ожиданий Украины;

4) отчасти могут пострадать двусторонние отношения Украина-ЕС, ведь Киев может иметь ограниченную поддержку в результате компромиссных решений – речь идет не только об условно пророссийской части Европарламента;

5) «слабый» Европейский парламент может поспособствовать отмене санкций против России, чего уже не единожды добивались некоторые европейские страны;

6) полноценное восстановления экономических отношений между Брюсселем и Москвой может негативно отразится на Украине, в том числе в вопросах статуса Крыма и отдельных территорий Донецкой и Луганской областей и в энергетической сфере.

Приложение 1

Итоги выборов в Европарламент и расстановка сил

По итогам выборов наибольшее количество мест в законодательном органе ЕС получила Европейская народная партия (EPP), ее показатель составил 180 мест (23,97 %) от общего количества 751 места. При этом эта партия, в сравнении с предыдущими выборами, потеряла 36 мандатов (▼ 4,87 %).

Втором месте занял Прогрессивный альянс социалистов и демократов (S&D) - 146 места (19,44 %), уменьшив свое представительство, в сравнении с предыдущими выборами, на 39 мандатов (▼ 5,26 %).

На третьем месте, по итогам выборов, Альянс либералов и демократов для Европы (ALDE&R) - 109 мест (14,51 %), при этом улучшив свое присутствие на 40 мандатов (▲ 5,3 %).

Группа зеленых/Европейский свободный альянс (Greens/EFA) получила 69 мест (9,19 %), тогда как на предыдущих выборах было 51 мандатов (▲ 2,25 %).

Группа европейских консерваторов и реформистов (ECR) – 59 мест (7,86 %), потеряв 18 мандатов (▼2,42%).

Группа Европа наций и свободы (ENF) - в которую входит партия министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини, – 58 мест (7,72 %), при этом улучшила свое представительство (▲ 22 места; 2,9 %), в сравнении с 36 мандатами на предыдущих выборах.

Европейская группа свободы и прямой демократии (EFDD) – 54 места (7,19 %), улучшив свои показатели на 12 мест (▲ 1,58 %).

Конфедеративная группа Европейских объединенных левых и Нордических зеленых левых (GUE/NGL) – 39 мест. Эта группа потеряла 13 мандатов (▼ 1,75 %).

Важно учесть, что 37 мест получили, или впервые избранные парламентарии, не связанные ни с одной из политических групп, созданных в прошлом парламенте (Others) – 29 мест (3,86 %), или не классифицированные и не входящие ни в одну политическую группу (NI) – 8 мест (1,07 %). Последние в предыдущем созыве состояли из 20 депутатов (▼ 12 мест; 1,6%).

Приложение 2

Явка избирателей на выборах в Европарламент по странам

1500963958.jpg
Татьяна КОВАЛЬЧУК

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

загрузка...

Сегодня
больше новостей
Загрузка...
delta = Array ( [1] => 0.00043702125549316 [2] => 0.0451340675354 )