статьи

Константин Эггерт: Донецкий бумеранг для "банков Путина"

7 октября 2021
1075
Поделиться:

Новый судебный процесс в Соединенных Штатах и завершающийся в 2022 году в Нидерландах суд по делу малайзийского «Боинга» могут вызвать волну исков к российским финансовым учреждениям.

Про Куина Шансмана вы никогда не слышали. Теперь, вероятно, будете периодически слышать — и всякий раз после этого нервно проверять раздел новостей на сайтах Сбербанка и ВТБ. Разумеется, если у вас есть в этих учреждениях счета.

18-летний гражданин США и Нидерландов Шансман был среди 269 пассажиров и членов экипажа малайзийского «Боинга», сбитого 17 июля 2014 года в небе над Донбассом. На процессе, проходящем в Нидерландах против трех граждан России и одного гражданина Украины, обвинение утверждает, что лайнер уничтожили ракетой из установки «Бук», доставленной из российской воинской части в помощь так называемым «ополченцам».

Семья Шансмана еще в 2019 году подала иск к Сбербанку и ВТБ, которые уже находятся под санкциями Соединенных Штатов и Европейского союза. Иск основан на документах, которые, по утверждениям адвокатов семьи, свидетельствуют о том, что оба банка переводили деньги марионеточным «ЛНР» и «ДНР». Для этого они использовали корсчета в США. Адвокаты банков пытались убедить судью в Нью-Йорке вовсе не давать хода делу. Но судья Эндрю Картер постановил — иску быть! По его мнению, антитеррористическое законодательство США позволяет рассматривать претензии к финансовым учреждениям, переводящим средства террористам.

На первый взгляд, проблема небольшая. С одной стороны — частный иск одной семьи, с другой — американские и европейские санкции, существующие с 2014 года. Но на самом деле они, хотя и нанесли некоторый урон двум «системообразующим» банкам России, сильно их не затронули. Например, долгосрочные кредиты они вполне могут найти не только в западных банках, но и в самой России. Невозможность торговать ценными бумагами той же «Роснефти», тоже, конечно, неприятная проблема. Но не смертельная. Что касается инвесторов, то они могут их найти на вторичном рынке. В общем, санкции, введенные США и ЕС, — не самая страшная «черная метка» не только для Сбера и ВТБ, но и для Кремля. В том числе и потому, что принимались они в самом начале российско-украинского конфликта в надежде на то, что российское руководство изменит свое поведение. Не изменило.

И теперь речь идет об открытом и состязательном частном судебном процессе в очень серьезной юрисдикции. На нем адвокаты семьи погибшего Куина Шансмана будут очень методично выкладывать перед судом доказательства в поддержку иска их клиентов по статьям о пособничестве терроризму. Ответить защитникам Сбера и ВТБ будет крайне затруднительно. Это же не пресс-конференция в Москве и не студия Первого канала, где можно с апломбом впаривать публике про «беспочвенные обвинения», «нас там нет», «киевскую хунту» и «диспетчера Карлоса». В американском суде это не прокатит.

Казалось бы, есть и еще один выход — соглашение сторон. Попросту говоря, дайте семье Шансмана солидную сумму, и они отзовут иск. Но и это невозможно. Как невозможно будет заплатить деньги, которые в результате процесса, вероятно, присудят истцам. Потому что перевести хотя бы цент — означает признать, что «они» точно были «там» 17 июля 2014 года — в лице расчета комплекса «Бук». А значит, и все остальные тоже «были» — и «есть» до сих пор. Такое признание, даже косвенное, Кремль ведущим госбанкам никогда не санкционирует. Во всем, что касается Украины, российское начальство давно загнало себя в угол, из которого пока не просматривается достойного выхода.

Процесс по иску семьи Куина Шансмана продлится не один месяц. Может быть, год или дольше. Но его результат вызывает мало сомнений. И тут в дело может вступить конгресс США. Особенно в том случае, если в результате промежуточных выборов в 2022 году он перейдет под контроль республиканцев. Они уже обвиняют администрацию Байдена в излишней мягкости по отношению к Москве. А тут такое дело — дескать «семья американского гражданина, убитого кремлевскими наймитами, не может получить по праву причитающуюся ей компенсацию!» Легко могу себе представить новые, значительно более жесткие, чем нынешние, санкции, которые предложат ввести сенаторы-республиканцы Том Коттон, Тед Круз, Линдси Грэм, Джош Холи плюс демократы-«ястребы», которых тоже немало.

Не думаю, что речь пойдет об отключении Сбера и ВТБ от системы электронных платежей SWIFT — это будет равносильно ядерному удару по российской финансовой системе. Да и штаб-квартира компании находится в Бельгии. Но серьезные ограничения по операциям с долларовыми корсчетами — почему нет? Такие предложения уже поступали три года назад.

Кремль должен будет ответить — но как? По Федеральной резервной системе Москве ударить затруднительно. Зато есть разнообразные варианты «бомбардировки Воронежа». Скажем, глава ВТБ Андрей Костин три года назад не исключал принудительной конвертации долларовых депозитов в рублевые. Его потом опровергал Центробанк. А глава Сбербанка Герман Греф обещал: все обладатели долларовых вкладов в российских банках получат их на руки наличными, без конвертации в рубли. Но кто знает, что предпримет российская власть в новой ситуации? Тем более что до конца 2022 года суд в Нидерландах вынесет вердикт по делу трех россиян, включая Игоря Гиркина, и одного украинца по обвинению в уничтожении малайзийского лайнера. Судя по тому, как шел процесс, оправдание, мягко говоря, не самый вероятный вариант. А это может вызвать новую волну исков, в том числе и к российским госбанкам. «Донецкий бумеранг» продолжает полет.

Оригинал

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал



Подтверждено:  
2 660 273 
+15 579
Болеет:  
261 731 
+7 265
Выздоровело:  
2 337 194 
+7 776
Умерло:  
61 348 
+538
Привито:  
7 956 093 
+55 897

Сегодня
18 октября 2021
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00033712387084961 [2] => 0.026404142379761 )