статьи

Откройте, милиция

18 июня 2010
2017
Поделиться:

Падение в бездну беспредела очень многие начинают с привыкания к ощущению принадлежности к клану неприкасаемых.

Моя соседка – женщина средних лет. Вполне обеспеченная, с твердым характером, способная постоять за себя, как мне казалось, в любой ситуации, недавно совершенно неожиданно заявила: «В нашей стране есть две страшные ситуации, в которые нельзя попадать ни при каких обстоятельствах. Нужно избегать контактов с медиками и правоохранительными органами».

Я задумался над ее словами и неожиданно для себя согласился с ней. Ведь, действительно, в Украине существует ряд профессий, представители которых бесконечно уверовали в то, что над ними никого нет, кроме Бога. То есть, что бы ни сотворил работник правоохранительных органов или врач, он четко знает, что его принадлежность к профессиональному клану не позволит никогда, никому и ни при каких обстоятельствах привлечь его к ответственности. Товарищи по оружию, как в прямом, так и в переносном смысле, никогда его «не сдадут». Честь мундира превыше всего. Как говорят в народе, Бог не выдаст, а свинья не съест!

Неписаные правила корпоративности – они чуть ли не единственный в стране закон, который выполняется в стране на все сто процентов. Все начинается с малого, когда выпускник вуза правоохранительного профиля приходит служить в органы. Получив «корочки» младшего «опера» или «следака», он автоматически получает права, которыми не обладает ни один гражданин Украины.

Проехать на красный свет через перекресток? Пожалуйста! Разве станет регулировщик ГАИ наказывать своего коллегу за такую малость? Дальше – больше. Выпил рюмку, зная, что нужно садиться за руль. Но разве станет сержант или прапорщик ГАИ наказывать за такую «ерунду»? Разве что по-отечески посоветует не гнать слишком быстро.

Но именно при таком попустительстве у молодого работника силового ведомства начинает разрушаться сознание и происходит перезагрузка всех моральных и этических ценностей, о которых ему с детства говорили дома, позже – в школе и институте. Он начинает осознавать собственную безнаказанность и могущество профессиональной касты, к которой принадлежит.

А из молодых лейтенантов постепенно вырастают майоры, полковники и даже генералы. С увеличением количества и размера звезд на погонах растут запросы, растет вера в то, что можно абсолютно все!

Перестает работать то, что определяет сознание психически здорового человека, то есть даже на уровне инстинктов исчезает чувство самосохранения. Приходит понимание, что за рулем без проблем можно даже не одну рюмку. Можно, садясь за праздничный стол, проигнорировать то, что подмышкой по-прежнему находится кобура с табельным оружием, которое не сдано в конце рабочего дня в оружейную комнату. И, в пока еще трезвую голову, ни при каких обстоятельствах не просочится мысль: «А что может произойти после того, как я выпью? Как я поведу себя, когда после выпитого у меня перестанут работать так называемые функции сдерживания?»

Работая за рубежом, мне пришлось встречаться с бывшими работниками спецслужб западных стран. Один из них в приватной беседе признался, что во всех разведках мира при вербовке агента разведчика, прежде всего, интересует вопрос, как себя поведет объект его внимания в состоянии алкогольного опьянения. И, поверьте, ни одна спецслужба не станет интересоваться человеком, если он после выпитого становится неадекватным.

А ведь еще свежи в памяти факты, когда работники наших силовых структур после выпитого сверх меры спиртного запросто применяли табельное оружие против девчонок в магазине, которые отказывались продать пьяному офицеру бутылку.

Для граждан Украины уже давно не является тайной, что работники силовых ведомств, будучи в «приподнятом настроении», запросто устраивают потасовки в ресторанах, по-свински ведут себя в общественных местах и даже умудряются, будучи подшофе, исполнять свои служебные обязанности. Правда, в несколько извращенном виде. Я не стал бы утверждать наверняка, но ведь есть решения судов, согласно которым привлекались к уголовной ответственности правоохранители за издевательства и побои подследственных, за подброшенные наркотики.

Но факты привлечения к ответственности единичны. А жизнь говорит о том, что наш терпеливый народ с грустью рассказывает анекдоты о новой антикризисной программе милиции, которая называется «выкупи сына-наркомана за 300 долларов».

Зная, что товарищу командиру легче и дешевле наорать на набедокурившего «летеху», чем портить показатели по райотделу, молодой сотрудник будет продолжать совершенствоваться в беззаконии.

Вот из таких маленьких звеньев служебной карьеры и складывается цепочка беспредела. Сотрудник начинает представлять, что живет и работает вне пределов реального мира. Если здесь, в райотделе, «друзья», и они всегда спасут, то там, на улице, находятся «враги». Их нужно опасаться и против них можно и нужно применять оружие. Для друзей – все, а для «врагов» – закон!

Он начинает гордиться своей принадлежностью к касте неприкасаемых. Более того, приходит извращенное ощущение того, что все то, что написано о разумном, добром и вечном, не касается остальных граждан.

При поступлении в учебное заведение будущие правоохранители обязательно беседуют с психологом. В дальнейшем эта процедура проводится на постоянной основе. Как же в органы попадают лица, морально неустойчивые, склонные к нарушению закона?

Ответ лежит на поверхности. Отношение государства к правоохранительным органам и есть катализатор совершения всех правонарушений и даже преступлений. Низкая зарплата, финансирование по остаточному принципу, давление представителей власти на органы дознания и следствия – все это отсекает от работы в силовых ведомствах людей благополучных, с хорошим моральным стержнем внутри.

Наша правоохранительная система, несомненно, инфицирована коррупцией, непрофессионализмом. В работе, если это можно назвать работой, часто используется дискредитировавший себя еще при коммунистах принцип шапкозакидательства. Воскрешаются давно ушедшие в прошлое методы «советского хлопкового дела», когда в центральный аппарат идут радужные реляции о достижениях, которых на самом деле нет. За якобы раскрытые преступления вручаются ордена и медали, происходят ничем не обоснованные кадровые повышения.

Но еще не поздно что-то сделать. Пока не всех людей, носящих милицейские погоны, поразила эта червоточина. Пока об «оборотнях в погонах», как экзотическом явлении, пишут в прессе и делают телепрограммы.

Но за настоящих «ментов» уже страшно. Ведь им приходится ежедневно «вариться» в этой порочной системе. Они должны играть по ее правилам. Вот и выходит, что ложка дегтя в бочке нормальной работы системы МВД портит все. В том числе, губит нормальные кадры.

МВД нуждается в реформе. Не бумажной. Не той, которая для отчетности, а реальной и действенной. Не знаю, с чего лучше начинать: с головы, которая гниет, или с пацанов, которые еще ни разу не успели отнести милицейскую форму в химчистку. Наверное, лучше навалиться со всех сторон. И начинать нужно, как бы парадоксально это ни звучало, с восстановления морально-этических норм при качественной материальной поддержке тех, кто априори должен быть с нами по одну сторону баррикады, отделяющей общество от криминала.

Е. ФИГНЕР
ГЛАВНОЕ™
Теги: менты

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал


Подтверждено:  
24 823 
+483
Болеет:  
13 648 
+113
Выздоровело:  
10 440 
+362
Умерло:  
735 
+8

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00044584274291992 [2] => 0.12260389328003 )