статьи

Александр Ярославский: Идеал мужчины - это успешный мужчина

30 мая 2012
3091
Поделиться:

Если вспомнить расхожую истину о том, что после сорока каждый выглядит так, как того заслуживает, то у Александра Ярославского заслуг заметно больше, чем у абсолютного большинства наших публичных людей. Получается, правильно живет. В гармонии с собой.

А если всерьез, то репутация «короля Харькова» давно уже переросла его родной город, потому что сегодня он – одна из ключевых фигур украинского истеблишмента в глазах и соотечественников, и иностранцев. Его вклад в Евро-2012 общеизвестен, и даже самые известные критики отдают должное: «сказал - сделал».

Это интервью мы записывали в одном из объектов Евро – гостинице «Харьков-Палас», которая сегодня является самым стильным и модным местом в городе. Джинсы, белая футболка и мобильный в пределах 100 долларов. В украинском Парламенте даже помощники депутатов с такими не ходят.




«ПО БИЗНЕСУ В УКРАИНЕ – ВОПРОСЫ ЕСТЬ, И ОНИ БУДУТ ВСЕГДА»

- Александр Владиленович, этот номер ПЛ посвящен Евро-2012, и в связи с этим, первый мой вопрос касается именно этой темы. Мнения профильных экспертов разошлись: одни считают, что для Украины Евро-2012 в большей степени имиджевый проект, другие по-прежнему считают его коммерческим. Очень хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

- Если говорить о Харькове, то здесь основные объекты – это аэропорт, стадион, гостиница, тренировочная база и детская академия, в которой находится волонтерский центр для турнира. Итак, что дал турнир Харькову?

Во-первых, это был толчок к развитию инфраструктуры – прежде всего, строительство дорог в городе и окружной, которое финансировались частично из центрального бюджета и частично из городского. Во-вторых, новый аэропорт. Если бы не было Евро-2012, сложно сказать, был бы он или нет. Этот проект можно разделить на две части – аэровокзальный комплекс (три терминала, которые построены на мои деньги), и аэродромный комплекс, который построен за государственный счет. Я вложил в аэровокзальный комплекс 107 миллионов долларов, государство - порядка двухсот миллионов долларов. То есть в целом инвестиции составили триста миллионов долларов.

Что это дало? Новые возможности для города и дополнительно 600 рабочих мест. В советское время харьковский аэропорт обслуживал в среднем миллион пассажиров в год. Три года назад эта цифра упала до 200 тысяч. Мы же планируем к 2016 году выйти практически на тот же миллион человек, который был во времена СССР.

Теперь о стадионе. Это тоже совместный проект государства и частного лица. Если округлить, сто миллионов долларов стоит строительство, которое осуществлялось в соответствии с мировыми стандартами и отвечает всем требованиям УЕФА. Это 30 миллионов моих инвестиций и 70 миллионов инвестиций государства.

Что это дало? На строительстве стадиона работало больше двух с половиной тысяч человек. Мы создали стадион своими силами, своими руками. Все деньги остались в регионе. Аэропорт мы тоже строили своими силами, так же, как и гостиницу, и тренировочную базу. Из иностранцев привлекали только консультантов и только по аэропорту.

- И все же, почему только два человека – Ярославский и Ахметов - смогли поддержать украинскую экономику в смысле инвестиций? Ведь по всем законам жанра к нам перед Евро должны были прийти десятки инвесторов.

- Мне сложно говорить за иностранных инвесторов, почему они не пришли сюда. А если говорить обо мне, то я здесь живу и Украину покидать не собираюсь. Поэтому буду вкладывать деньги здесь. Что касается иностранных коллег, могу предположить, что, во-первых, свою роль сыграл кризис в 2007 году, который серьезно ударил по финансам многих компаний. Каждый думал, как ему выживать, а не о том, как ему развиваться, тем более в Украине. Украина понятна нам, а не иностранцам. Но вот как раз Евро-2012 и покажет нашу страну миру.

- Хорошо, а будучи «полевым игроком», как вы оцениваете сегодня ситуацию для бизнеса в Украине?

- Вопросы есть, и они есть везде. Будут условия – будут деньги.

- Какой из названных пяти проектов для вас самый интересный?

- Они все разные, мне сложно их разделить. Но все родные, выстраданные. Я пять лет выезжал из дому в семь утра в аэропорт, потом на стадион, потом на тренировочную базу и так далее. Так начиналось мое утро. Где бы я ни находился, начинались созвоны по всем объектам, обсуждались вопросы. А, учитывая, что всё строилось практически одновременно, для меня это, по сути, один проект.

- Если бы вам надо было рассказать о сегодняшней Украине людям, не бывавшим здесь, как бы вы описали ее сегодня?

- Я по-прежнему чувствую себя как человек, который бежит марафонскую дистанцию. Я все еще бегу, и все еще душой и мыслями в этих стройках (улыбается). Поэтому и Украину я бы описал, как большую стройку. Но это мое субъективное ощущение – повторяю, я все еще строю.

- Ваша биография, как и биографии некоторых успешных ваших ровесников – уникальна. Вы родились, учились и даже некоторое время работали в СССР, где не было ни бизнеса, ни понимания как его строить. Все, чего вы достигли, - это только ваш опыт, ваши потери, и ваши победы. Если бы сегодня молодой человек в возрасте вашего старшего сына обратился к вам с вопросом: «С чего мне начать делать собственный проект в этой стране?», что бы вы ему посоветовали?

- Знаете, нет какого-то рецепта, я не могу сказать «начни с этого» или «начни с того». Ну, во-первых, успешный бизнесмен так же, как и финансист или, допустим, композитор - это генная конструкция. Я никогда не смогу играть на скрипке, как Паганини, потому что у меня нет этой генной конструкции. Я никогда не буду писателем или поэтом, человек должен им родиться. Тот же Олег Дерипаска, тот же Роман Абрамович или Фридман – это не просто люди, которым свалилось богатство, повезло… Все это чушь, мы все знаем много примеров из нашей плеяды, когда люди были с деньгами, а оказались еще и должны …

Чтобы быть успешным бизнесменом, надо родиться им и очень-очень много трудиться – это два основных момента. Должна быть определенная генная конструкция и в дополнение к ней сумасшедший труд. Человек должен точно определить, что он может заниматься бизнесом, и только потом уже заниматься этим делом – ежедневно, ежечасно, ежеминутно, ежесекундно.

- Все равно существуют какие-то принципы. Вот буквально дня два назад я прочитала интервью с Корбаном, и меня очень удивило, что он не стесняется говорить: да, я раньше этим занимался, а теперь не буду, теперь я уже старый, и мне это неинтересно. Журналисты называют это рейдерством, он называет конфликтологией. Поэтому я спрашиваю: есть что-то в бизнесе, на что вы не пойдете никогда?

- Мне один человек на заре моей бизнес-эпопеи сказал: «Саша, никогда не допускай, чтобы кто-то имел к тебе «право требования». Надо вести бизнес так, чтобы к тебе никогда не было права требования, потому что никто не знает, когда его предъявят.

- Да, жизнь такая …

- Вопрос же не в том. Ты же не обманываешь никого, ты ведешь бизнес, ищешь варианты, анализируешь ситуации. Но такие вещи, за которые с тебя могут спросить – это весьма и весьма небезопасно для здоровья. Это раз. И потом – жить с тем, что ты кому-то должен, я никогда бы на это не пошел. Это два.

«ПРАВИЛЬНО РАССТАВИТЬ ПРИОРИТЕТЫ, ЧТОБЫ НЕ КОВЫРЯТЬ АСФАЛЬТ СКАЛЬПЕЛЕМ»

- У вас очень много направлений деятельности, начиная от банковской и заканчивая строительной и прочим. На каких сегментах вы бы хотели сосредоточиться в будущем?

- Я для себя выстроил следующую модель. С одной стороны, есть деньги как инструмент, с другой - ситуация, где этот инструмент можно применить. Какая разница, это химическая промышленность, нефтяная, строительство? Прежде всего, у тебя должна быть система. Ты должен сам всем заниматься, сам все контролировать. А все это для того, чтобы правильно пользоваться этим инструментом - условно говоря, чтобы его не сломать. Не начать, например, скальпелем ковырять асфальт, и не инвестировать деньги туда, где ты не разобрался в положении дел.

- Вы считаете, что менеджерский подход в любой отрасли – одинаков?

- Да. 100%, это мое мнение.

- Потому что я часто слышу от бизнесменов: вот я не буду покупать этот бизнес, не буду этим заниматься, потому что я в этом ничего не понимаю. Вы считаете, что в принципе при, образно говоря, «научном» подходе можно заниматься, чем угодно? Если правильно расставить приоритеты и правильных профессионалов иметь под рукой, то особых преград нет? Вот медиа вы бы занялись?

- Нет.

- Неинтересно?

- Медиа имеют политический окрас, а я люблю более широкую степень свободы. А медиа - это обязательства, которые ты должен нести, независимо от того, хочешь ты этого или нет. Получается, что, имея собственность, я фактически ею не распоряжаюсь.

- Что ж, мы плавно приблизились к политике. Вы один из немногих больших игроков, который в последние годы совершенно никаким местом не хочет «притуляться» к политике. Делаете вы это достаточно демонстративно. Вы хотите сказать, что в Украине можно вести бизнес, который отделен от политики?

- Я вам скажу так: я это делаю не демонстративно, а реально. Потому что многие делают это именно демонстративно, декларируя, что не занимаются политикой и близко к ней не подходят, а на самом деле совершенно все не так. Ну и на здоровье. Я действительно не занимаюсь политикой в том виде, в котором ею занимаются другие. Я не влияю ни на какие кадровые вопросы, ни на какие политические… (Смеется.) Один мой друг сказал: я - человек независимый – от меня ничего не зависит. У меня политика одна – пообещал, что через полтора года тут будет отель – и построил. Хотя была масса всяких экспертов, которые не верили, смеялись. А мы, 2 мая 2010 года, воткнули лопату вот в этот мусорник, после сдачи метро десятилетиями не убиравшийся, а в декабре 2011 года тут уже был красавец-отель. Вот это моя политика – сказал-сделал.

- За это респект, конечно. Так быстро строят, наверное, только в Китае, насколько я знаю. А как же насчет того, что в Украине рулит «решалово»? Все же говорят, что без этого нельзя даже двинуться, надо «тереть», договариваться, поэтому быстро делать что-то невозможно.

- (Смеется.) Я же старый, опытный. Когда многие эти «терщики» еще под стол пешком ходили, я уже тер…

- А если бы вам предложили в государственном сегменте поработать – министром, топ-чиновником… Конкретно, реально поднять какую-то отрасль. Вас могло бы заинтересовать такое предложение?

- Понимаете, вы хорошее слово сказали «конкретно, реально». Я хочу делать те вещи, которые могу пощупать руками. Что такое «поднять отрасль»? Для меня это понятие абстрактно…

- Ну, смотрите – например такие отрасли, как ЖКХ, строительство просто требуют человека с мозгами и руками. Когда человек умеет не только ложку в руках держать, но реально сам строил, сам создавал, значит, он знает, как менять законодательство в этой отрасли, какие пролоббировать законы, кому поручить все это. Вот Саакашвили же смог какие-то вещи изменить у себя в Грузии.

- Понимаете, будучи во власти, надо же еще спрашивать разрешения - когда тебе можно в отпуск уехать, когда тебе можно поехать туда, поехать сюда. Там же не просто. Власть же дается в комплекте с определенными ограничениями. Наверное, это было бы интересно – поднять что-то, сделать огромное. Но меня такой комплект не устраивает.

- И, похоже, отпуск - это не самая страшная беда в этом комплекте, есть вещи посложнее в этих ограничениях.

- Конечно. Я, наверное, сам просто привык принимать решения, претворять их в жизнь и нести ответственность за результаты. А вся эта государственная машина, государственный аппарат – ты там винтик, какой бы ты бы ни был министр.

- Последние 10 лет мы уже забыли, что такое заказные убийства бизнесменов. Но вот в последние два-три года - опять поднялась эта волна. Что случилось, с вашей точки зрения.

- Я сам себе задавал этот вопрос. Наверное, все кроется вот в этих «правах требования»…

- Т.е. вторая волна «вопросов» пришла? Некоторые освободились, некоторые вернулись, некоторые начали себе вопросы задавать: а почему меня 10 лет назад….

- Ну, может быть, кого-то настигли какие-то долги, кто его знает… Никто не знает.

«В ФУТБОЛЕ ВСЕ НА ВИДУ, И ТЫ – КАК В АКВАРИУМЕ»

- Я слежу за вашими футбольными публикациями и высказываниями, и у меня нет оснований предполагать, что вы неискренни в этом всем. Совершенно очевидно, что вы любите, футбол, вы болеете, вы любите свою команду, свое дело. Но у меня всегда возникал вопрос: ну почему такое большое количество представителей большого бизнеса покупает себе клубы? Что это - легкий способ получить общественное паблисити, хороший бизнес? Как-то не верится, что все настолько обожают футбол.

- Опять же я могу сказать только о себе. Мне сложно давать оценку кому-то и определять, почему он этим занимается. А если говорить о себе, то бизнес – это вообще никакой. С точки зрения прибыльности, убыточное предприятие. Просто в моем случае ситуация была такой: я живу в Харькове, здесь есть футбольная команда, а эта команда ко всеобщему стыду играет в первой лиге. Я к этому делу прикоснулся - и все. Оно «прилипло» ко мне раз и навсегда. Я задаю вопрос: сколько я буду этим футбольным «бизнесом» заниматься? Не могу дать ответ. Думаю, всегда.

- Меняется ваше отношение к футболу?

- Нет. Только усиливается тяга. Потому что «Металлист» - харьковская команда, команда моего родного города. Я бы никогда не занимался клубом, скажем, в Одессе или где-то еще.

- Что значит затягивает? Это азарт - обыграть ту или иную команду, встать в начале турнирной таблицы? Или это какие-то отношения с футболистами?

- Нет. Это тот же «какой-то проект», как и все остальные, когда ты что-то создаешь и строишь. Просто он настолько публичен, что все твои организаторские способности у всех на виду.

- Хочется всем показать, что вы умеете это делать?

- Не то, чтобы «хочется». По-другому не получается! Потому что все следят за развитием событий. Если ты в бизнесе где-то прогорел, то не все это знают. А тут все на виду, хочешь или не хочешь - ты в аквариуме. В футболе не скроешь ничего. Все твои организаторские способности видны всем.

- Абрамович говорит, что деньги играют важную роль в футболе, но это не главный фактор. Вы тоже так считаете? Если нет, то что главный фактор?

- И Абрамович, и Ахметов говорит, что с деньгами можно команду не сделать, а без денег - точно ее не сделаешь. Я считаю, два аспекта основных – это деньги и менеджмент. Причем не могу ни один из этих факторов поставить на первое место, оба чрезвычайно важны.

- Чем с вашей точки зрения отличается украинский футбол от футбола мирового – психологически, инфраструктурно, организационно? Если ли свои национальные особенности в этом бизнесе, в этой игре?

- Думаю, одна из основных особенностей, - это то, что все владельцы наших клубов –частные лица. В России это не так.

- Как - не так? Так! У какого клуба в России хозяин - не частное лицо?

- «Локомотив», «Зенит» Газпромовский.

- Газпром чисто формально государственная структура, все мы знаем, кто хозяин Газпрома. А хозяин Локомотива, мне кажется, Владимир Якунин.

- Во всяком случае, там не называются конкретные люди, как у нас - Ахметов, Ярославский. Я не знаю, кто там стоит за кадром. Но это не частник-собственник «Зенита». В Англии, к примеру, тоже муниципальные команды есть, в Испании то же самое.

- А психологически чем отличается украинский футбол? Почему, например, немцы себя лучше чувствуют на поле, чем украинцы?

- Я бы не сказал, что они психологически чувствуют себя сильнее на поле, чем наши. Просто там системный прагматичный футбол.

- Насколько большую роль играют традиции? Вот в Британии или Бразилии традициям футбольным сотни лет - и результат налицо...

- Металлист тоже ведь доказал, что за 5 лет можно построить хорошую команду, которая сегодня играет в 1/4 одного из ведущих европейских турниров. И построили инфраструктуру. И «сбили» команду, которая выигрывает. Мне Платини раз 5 или 6 вспомнил, когда мы во Франции «Сошо» на его же поле «вынесли» со счетом 4:0 в нашу пользу. Понятно, вспоминал с улыбкой, с шуткой. Но, если без шуток, то «Металлиста» добился серьезного прогресса за такое короткое время. Традиции традициями, но все-таки труд – он может перебить любые вещи.

- Во всем мире есть институт футбольных агентов, а у нас фактически его нет. Это важно для развития футбола?

- Это чистые пиявки на теле футбола. Лишние люди, паразитирующие на игре.

- Говорите ли вы себе в минуты сомнений: «Не пора ли мне продать клуб…»?

- Никогда такого не говорил. После проигрышей у меня бывают минуты боли. Но я не готов отдать «Металлист» никому.

«ЧЕЛОВЕК СЛАБ, ЗАЧЕМ ЕГО СОБЛАЗНЯТЬ?»

- Что является вашим интересом, кроме бизнеса?

- Семья. Бизнес. На сегодня - это турнир, Евро-2012.

- Насколько человек, который показан в фильме «Король Харькова» соответствует образу настоящего Ярославского?

- Мы снимали то, что снимали, вот и все. Это же не художественный фильм, а обычный, документальный фильм. Мне не надо было играть, не надо было показывать макеты объектов, которые я когда-нибудь собираюсь построить. Мы с польскими тележурналистами везде были на реальных объектах, где идет реальная жизнь.

- Вы смотрели фильм «О чем еще говорят мужчины»?

- Знакомое название.

- Там была такая сцена, когда муж спрашивает у постороннего мужчины о своей жене: «Ты действительно назвал ее сукой?». «Да» - отвечает тот, заметно смутившись. И муж неожиданно бросает взволнованную реплику: «Как я тебе завидую!». Так вот, Александр Вдадиленович, когда я читаю некоторые ваши высказывания по поводу господина Кернеса, то хочу вам сказать, что вам завидуют очень многие люди. Потому что они хотели бы сказать то же самое, но у них нет такой возможности.

- Ничего. Пусть они свои мнения направляют мне, - я скажу.

- Есть ли люди, которыми вы восхищаетесь?

- Да, конечно, есть люди, с которыми я сверяю свои поступки. Это Масельский Александр Степанович, бывший губернатор Харьковской области. О нем будут вспоминать всегда. Это глыба, человек, который оставил след в истории. Было и будет после него много губернаторов, мэров, но я их не вспоминаю, потому что некого вспомнить. Масельский был человеком, который никогда не давал рецептов. Он подбрасывал идею, и смотрел, куда ты с ней пойдешь. И стоит ли с тобой дальше продолжать иметь дело. Он как бы тестировал твой уровень……..

Еще комбрига своего, Олейника, вспоминаю (я служил после института в Южной группе войск рядовым солдатом). Беседовал с ним о многом таком, что и сегодня могу применить в жизни.

- А вы когда знакомитесь с людьми, как быстро вы определяете - хотелось ли бы вам иметь с этим человеком дело или нет?

- Такого определенного замера нет.

- Хорошо, спрошу по-другому: много ли в вашей жизни людей, которые вызывают у вас стопроцентное доверие? Потому что вы производите впечатление одиночки. Много ли в Вашей жизни людей, к которым вы готовы повернутся спиной?

- Зачем это делать? Зачем человека ставить перед таким соблазном? Человек слаб, зачем его ставить в неудобную ситуацию.

- Но это же напряг - все время быть ко всем лицом…

-  Зато это избавляет тебя потом от неприятностей. А самое главное – избавляет от них и того, другого, человека. Ведь он сделает ошибку, а потом ты виноват, ведь зачем ты к нему спиной поворачивался? Это все равно, что идти по Благовещенскому базару и положить там кошелек с десятью тысячами долларов. Это же провокация!

- У вас просто идеальная физическая форма. Сколько часов в день вы уделяете спорту?

- Утром где-то полтора часа, и когда чувствую, что уже кипят мозги, я занимаюсь 1-1,20

- Что для Вас идеальная женщина и идеальный мужчина? Что-то мне подсказывает, что вы не очень любите умных женщин…

- Почему? Я их обожаю, но еще у них должны быть длинные ноги и красивое все остальное.

- А идеал мужчины?

- Успешный, только успешный. Нет смысла разговаривать о том, что у кого-то что-то не получается. Каждый сам должен над собой работать.

- Есть ли какие-то вещи, за которые вы готовы заплатить большую цену, чем она стоит?

- Это понятие относительное, мне сложно сказать переплачиваю я или нет. Если я получаю от этого удовольствие, то переплаты нет, если я где-то что-то недобрал – то я переплатил.

- Я смотрю, у вас телефончик такой скромный…

- Да, старенький

- Вас мир гаджетов, всех этих смартфонов-айфонов оставляет равнодушным?

- Почему, у меня все это есть. Просто я в движении постоянном, еду в машине, мне надо быстро набрать, а в Nokia кнопки выпуклые и удобные. В IPhone так не наберешь. Потом, опять же, пиджак, там есть такой карманчик, куда обычный телефон бросаешь - и все. А новомодные не помещаются.

- Что читаете в Интернете? Депутаты вот, в основном, порносайты читают…

- (Удивленно)У меня с этим делом полный порядок. В основном, это экономические новости, спортивные, политические новости могу просмотреть.

- У вас дети разного возраста. Есть разница быть отцом в 25 и в 40 лет?

- Это особенное чувство. Когда у тебя дети 19, 8, 4, 2-летнего возраста. Полный набор всего! Серьезные вопросы мы обсуждаем со старшим, вопросы школы со средним, когда мне хочется нацеловаться, надышаться у меня есть два тюльпана.

- Как меняется природа страха у человека за 40. Чего вы боитесь сегодня? Многие мужчины боятся, как выясняется, стареть.

- Надо собой заниматься! Я не пью, не курю, поэтому все время в тонусе - и это меня устраивает. Утречком встал в любую погоду - пробежался, покачался, порастягивался. Красота!

- А вы действительно йогой занимаетесь, ведь человек с такой степенью концентрации он же должен как-то расслабляться.

- Я и расслабляюсь - сижу с вами и расслабляюсь. Лучший отдых - это смена деятельности.

- Вы себя считаете веселым человеком?

- Вы еще не знаете, какой я веселый!

- Когда у вас появляется свободная минута, чем вы начинаете заниматься, кроме общения с детьми и спорта?

- Все просто. Захотели мы с семьей куда-то съездить - сели в самолет и полетели. Причем мы можем это решить за 4-5 часов.

- Какие любимые направления?

- Летом люблю Турцию. Люблю Европу – Париж, Лондон, Женева.

- А как же экзотика? Вьетнам, Бангкок?

- Наверное, я просто осторожничаю. В экзотических странах ты можешь попасть в ситуацию, когда от тебя ничего не зависит. Вот я раньше занимался очень серьезно дайвингом, и летал в самые экзотичные места, но появились пираты, с ними не могут правительства справиться…

- Просто это чей-то крутой бизнес. Возможно, именно этих правительств…

- Если меня там шлепнут, какая мне разница это бизнес чей-то или нет?

- Вы - человек религиозный?

- Да.

- Если бы была возможность задать Богу вопрос при жизни, о чем бы вы спросили?

- Даже не знаю… Сколько проживу, наверное, не спрашивал бы. А вообще, я в течение дня много раз обращаюсь к Господу. Без Бога сложно побеждать.


Наташа Влащенко, Публичные люди

Фото: из личного архива Александра Ярославского



Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

комментарии
загрузка...

Сегодня
15 февраля 2019
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00077199935913086 [2] => 0.054067134857178 )