статьи

Нисхождение в ад

3 февраля 2013
2719
Поделиться:

Приговор нашему обществу давно уже вынесен: в Украине на полсотни жителей приходится один онкологический больной. Чтобы было наглядней, это означает, что в каждом подъезде есть человек, который пока вы читаете текст, корчится от боли, предвкушая близкую кончину. За бездушными цифрами не видно лиц на надгробных плитах, но даже они сражают наповал - на учете в онкологических учреждениях страны находится почти миллион пациентов. Вдумайтесь: ежедневно 250 украинцев умирает от рака, и регистрируется 470 новых случаев онкозаболеваний. За год эта цифра составляет 85 тысяч смертей и свыше 160 тысяч новых обреченных. Можно ли спасти жизнь хоть одного ребенка? Да, можно! И на днях мы все вместе попытаемся это сделать.
 
Долгое время, когда начинали жаловаться на жестокость и цинизм общества, мне было, что возразить. «Это вы еще не были в аду», - говорил я собеседнику, и отправлял его на спектакль-исповедь театра «Тимур» «Пожалуйста, живи!». После увиденного вопросов, как правило, больше не возникало. Но после смерти от рака главного режиссера Василия Сидина и смены поколения артистов детской труппы, постановку на пару лет пришлось приостановить. И вот снова нас ждет воскрешение душераздирающей драмы-проповеди, все собранные средства от которой пойдут на помощь больному ребенку.

 
Впрочем, действо, ожидающее харьковчан 6 февраля в 19 часов на сцене ДК Червонозаводского района, спектаклем в классическом смысле назвать сложно. Невыдуманная история о служении священника в детской республиканской клинической больнице, где ежедневно от рака умирают беспомощные дети, не вписывается в рамки классических театральных схем. Однако то, что во время спектакля актерам не аплодируют, а после закрытия занавеса зрители еще долго со слезами на глазах стоят в оцепенении, вовсе не означает, что перед нами не вершины творчества. В конце концов, если чему-то и может сегодня научить театр, то только искусству сострадания.

 

Признаюсь, когда я присутствовал на первом чтении сценария «Пожалуйста, живи!», то у меня закрадывалось сомнение – столь сложную тему детский театр может не потянуть. Думаю, что и большинство профессиональных трупп «первой столицы» не справилось бы с поставленной задачей. Чтобы ответить на вопрос: почему Бог попускает зло, почему Он не проявляет свое милосердие, когда умирают дети, – нужно иметь немалое мужество. И хотя театр «Тимур» уже не раз раздвигал границы возможного, на сей раз ребята превзошли все ожидания.
 
В монологе главного героя спектакля, отца Георгия Чистякова, есть такие слова: «Легко верить в Бога, когда идешь летом через поле. Сияет солнце, благоухают цветы, воздух дрожит, напоенный ароматом. А тут, в больнице, где Бог? Если Он благ и всемогущ, то почему молчит? Если же Он так наказывает детей за их грехи или за грехи их пап и мам, как считают многие, то Он уж никак не «долготерпелив и многомилостив», тогда Он безжалостен». На протяжении всего действа священник своим беззаветным служением детям отвечает на эти «проклятые вопросы». В блестящем исполнении продолжателя дела В.Сидина, актера Антона Жилякова, отец Георгий выносит приговор преисподней: «Зло не надо понимать – с ним надо бороться. Побеждать его добром: лечить больных, кормить нищих, останавливать войну. Неустанно. А если не получается, если не хватает сил, тогда склониться перед крестом Всевышнего, хватаясь за его подножие, как за единственную надежду».
 
В эпоху крушения ценностных ориентиров всем нам стоит вспомнить, что христианство не сводится к тому, чтобы искупаться на Крещение в проруби, поставить свечку в церкви или налепить икону в салон машины. Мало быть даже просто рядом с тем, кто в беде. Ибо утешать человека можно, когда он потерял деньги, посадил жирное пятно на новый костюм или сломал ногу. Утешать – это значит, показывать, что произошедшее не такая уж большая беда. К смерти близкого такое утешение отношения не имеет. Здесь оно более чем безнравственно. Смерть детей не может быть школой Бога. Но для того, чтобы эта весть вошла в сердце, каждому из нас необходим личный опыт бед. Опыт, ввергающий нас в бездну настоящего отчаяния, непреодолимой тоски и безутешных слез. Нужны не дни или недели, а годы пронзительной боли. Эта весть входит в наше сердце – только без наркоза, и лишь через собственные потери. Ее не усвоишь, как урок математики. Именно поэтому то, что мы увидим на сцене в исполнении юных актеров, иначе, как театральной бомбой, не назовешь. К счастью, действо длится всего лишь час – больше вынести просто невозможно. Зал буквально рыдает от пережитого, но как в Апокалипсисе, где-то на вершине трагедии, брезжит свет надежды.
 
Не каждый отважится войти в палату умирающих онкобольных детей, но снизойти в ад, пусть лишь посредством театрального действа, многим бы не помешало. И не только ради внутреннего очищения. Не надо забывать, что риск заболеть раком в нашей стране имеет каждый третий мужчина и каждая пятая женщина. Причем почти 30% больных находятся в работоспособном возрасте. Без христианского мировоззрения постичь до конца суть происходящего нереально. Как писал прототип главного героя спектакля о. Георгий Чистяков: «Смею утверждать: тот, кто думает, что верит, не пережив этого опыта боли, ошибается. Это еще не вера, а лишь прикосновение к вере других, кому бы нам хотелось подражать в жизни. И более: тот, кто утверждает, что верит в бессмертие и ссылается при этом на соответствующую страницу катехизиса, вообще верит не в Бога, а в идола, имя которому – его собственный эгоизм. Вера в Библейское, что «у Бога все живы», дается только, если мы делаем все возможное для спасения жизни тех, кто нас окружает. Только если мы не прикрываемся этой верой в чисто эгоистических целях, чтобы не слишком огорчаться, чтобы не сражаться за чью-то жизнь или просто чтобы не было больно».
 
Мы привыкли в советское время скрывать инвалидов в резервациях, жалея психику своих соотечественников. Морги в больницах часто прятали на заднем дворе, чтобы никто никогда не догадался, что здесь «иногда» умирают. Мы и теперь, если считаем себя неверующими, пытаемся играть со смертью в «кошки-мышки», делая вид, будто ее нет. Где вы услышите, что лишь в однойХарьковской области на учете находится 67 тысяч онкобольных? Что в течение только прошлого года зарегистрировано 10 075 новых случаев заболевания, а в среднем за год от рака на Харьковщине умирает 5,5 тысяч человек.
 
Чтобы не говорить об этом и не бояться смерти, мы используем нечто вроде наркотика, проявляя сострадание лишь заботой о бродячих животных и «перепостами» в Фэйсбуке.
 
Если же считаем себя верующими, то тоже поступаем не лучше. Говорим, что смерть не страшна, что на то воля Божья, что не надо горевать по усопшему. То есть, используем если не наркотик, то, во всяком случае, анальгетик. Собственно, об этом и повествует драма-проповедь «Пожалуйста, живи!». Ибо после Голодомора, Освенцима и ГУЛАГа заставить человека ХХI века сострадать можно, только снизойдя в бездну.
 
А еще, что немаловажно, играющие на сцене дети преподают нам хороший урок подлинной благотворительности. Как и на все постановки «Тимура», вход в зал свободный, но каждый, кто соприкоснется с увиденным, знает – спектакль играют ради того, чтобы собрать деньги на лечение одного ребенка. Поверьте, после такого Гимна Детям вам ничего не останется, как лишь вымолвить два заветных слова: «Пожалуйста, живи!».
 
P.S. Пока вы читали эту статью, в мире от рака умерло 4 человека.
chist.jpg
Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

комментарии
загрузка...

Сегодня
19 ноября 2018
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.0010759830474854 [2] => 0.058349847793579 )