статьи

Полицейское государство

18 апреля 2013
3722
Поделиться:

В свете социальных потрясений, которые неизбежно захлестнут Украину, мы должны отдавать себе отчет в том, что живем в стране, где прослушиваются мобильные телефоны, контролируются банковские счета, взламывается электронная почта, а все передвижения недовольных режимом граждан тщательно отслеживаются спецслужбами.
 
Похоже, баснословные суммы из госбюджета, выделяемые на финансирование силовых органов, начинают приносить результаты. Только за последнее время мы имели несколько случаев вопиющего нарушения прав человека, которые свидетельствуют о системном подходе в этом вопросе. После митинга в Киеве, 2 апреля, ряд общественных деятелей заявили, что им звонили из милиции по мобильному телефону. Олесь Доний рассказывает, что человек, представившийся сотрудником Печерского РОВД, даже не сумел пояснить, к кому именно он обращается. Милиционер лишь сообщил, что этот номер зафиксирован во время акции оппозиции 2 апреля, и его интересует история со «снежками». На уточняющий вопрос народного депутата, на каком основании он получил телефонную базу данных, правоохранитель ответил, что по решению суда. Пресс-секретарь «Свободы» Александр Аронец утверждает, что его однопартийцам тоже названивают без разбора. Среди протокольных вопросов спецслужбы интересуются, в том числе и местом жительства человека. Киевлянка Оксана Епишина сообщает, что после требований пояснить, откуда им известен номер мобильного ее товарища, сотрудник милиции признался, что имеется база на 500 участников митинга. Учитывая, что 2 апреля в столице на акцию протеста вышло около 5 тысяч киевлян, то получается, что собеседование провели с каждым десятым оппозиционером.
 
По словам сопредседателя Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова, в настоящий момент прослушивание телефонов в Украине имеет глобальный характер. Еще 10 лет назад наша страна входила в число мировых лидеров по количеству выданных разрешений на «прослушку». В 2002 году Украина в год выдавала 40 тысяч разрешений на снятие информации со всех каналов связи. Притом, что через один такой канал на тот момент можно было контролировать сто человек, следует сделать вывод, что силовые структуры десять лет назад прослушивали четыре миллиона украинцев. То есть, выходит, что в эпоху Кучмы тоже отслеживали приблизительно каждого десятого.
 
С тех пор, конечно, многое изменилось, и точных данных нет. Сейчас преобладает запись всех разговоров по мобильному телефону скопом. Потом, при необходимости спецслужбы извлекают нужные записи из общего потока информации. Сегодня милиция раскрывает преступления только таким образом. Естественно, что все это совершенно незаконно, и никаких разрешений в суде на прослушивание никто не берет. Мобильные операторы, которым никто за подобную работу никто ничего не платит, на контакт идти категорически отказываются, понимая, что их действия могут расцениваться как противоправные.
 
Раньше наибольшее количество разрешений на снятие информации брала налоговая милиция. Думаю, что в этом смысле ситуация не изменилась, а Министерство доходов и сборов при желании может получить расшифровку ваших разговоров не только на площади, загражденной общественным транспортом.
 
В этой связи довольно подозрительно выглядит внутренняя инструкция НБУ, где клиентов банков просят заполнить анкету, среди вопросов которой, в частности, есть и такие: является ли человек публичным лицом, связан ли он или его близкое окружение с политической деятельностью. Недавно, экс-нардеп Виктор Уколов обнародовал анкету клиента «УкрСиббанка».
 
 
Подобная практика, утверждает Ирина Геращенко, после прихода команды Януковича к власти характерна и для других финансовых учреждений. Так еще недавно подобные вопросы ставили в анкетах в «Ощадбанке» и «Укрэксимбанке». Причем, никто не объяснял, что согласно ст.62 Закона «О банках и банковской деятельности», где говорится, что информация не может быть раскрыта третьим лицам, некоторым структурам в виде исключения банковская тайна разглашается. Как вытекает из этой статьи закона: анкеты клиентов на вполне законных основаниях могут получить суды, государственная исполнительная служба, налоговая, СБУ, милиция. Опросы показывают, что лишь каждый пятый банк готов принять деньги на депозит, не интересуясь у клиента его публичной деятельностью. Причем, практически все банки с иностранным капиталом требуют заполнять подобные анкеты. В неофициальных разговорах сотрудники поясняют, что таким образом материнский банк перестраховывается, чтобы его филиалы в Украине не имели проблем с властью. То, что это нормальная практика для Европы, где подобными действиями противодействуют коррупции и отмыванию денег, возможно, кого-то утешает, но то, как такая норма может использоваться в нашей стране, все прекрасно понимают.
 
Мы должны отчетливо осознавать, что полицейская держава контролирует все наши действия. Только в апреле несколько известных оппозиционеров заявляли, что у них взламывали электронную почту. Последними стали Александр Турчинов и Иван Кириленко. Ранее хакерским атакам подверглись электронные ящики Евгении Тимошенко, Григория Немыри, Сергея Власенко. Периодически совершаются рассылки с несуществующих адресов Тимошенко, Турчинова, Яценюка. О взломах e-mail писали журналисты «Украинской правды» Сергей Лещенко и Мустаф Найем.
 
То, что на подступах к Харькову перед акцией «Вставай, Украина!» стояли усиленные посты милиции, проводившие тщательную проверку въезжавших, писалось предостаточно. Незаконный контроль над пассажирами осуществляет также «Укрзалізниця». Правозащитники не раз акцентировали внимание, что введение именных железнодорожных билетов нарушает право на защиту персональных данных. Евгений Захаров считает: «Все это создает возможности для злоупотреблений, например, для политически обусловленного контроля за передвижениями пассажиров, в частности, для слежения за передвижениями представителей оппозиции, журналистов и общественных активистов». Продажа SIM-карт по паспорту тоже типичное проявление признаков полицейского государства. Спецслужбы давно контролируют социальные сети, блоги и оппозиционные сайты. Частный предприниматель Юрий Андреев рассказывает, что после митинга 2 апреля он тоже оказался в списке неблагонадежных. Но по месту регистрации его даже не искали. Мужчину несколько дней вычисляли по адресу теткиной квартиры, где тот фактически сейчас проживает. Дежурили под дверьми, хотя нигде эти координаты Юрий не указывал.
 
Ближайшая крупномасштабная акция протеста в Украине состоится ровно через месяц. Похоже, перед событиями 18 мая в Киеве, когда пройдет финальный митинг «Вставай, Украина!», силовые структуры просто решили немного поразмяться. Устрашающий эффект их действия вряд ли на кого-то возымели. Зато еще раз показали, какой сценарий готовит власть в 2015 году. 
chist.jpg
Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал



Подтверждено:  
3 422 023 
+7 483
Болеет:  
426 669 
-3 187
Выздоровело:  
2 910 237 
+10 270
Умерло:  
85 117 
+400
Привито:  
13 289 461 
+139 476

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00036120414733887 [2] => 0.04286003112793 )