статьи

Над пропастью во лжи

20 ноября 2013
2692
Поделиться:

«В России изобретена эта кличка. В мире есть врачи, инженеры, писатели, политические деятели. У нас есть специальность – интеллигент. Это тот, который сомневается, страдает, раздваивается, берет на себя вину, раскаивается и знает в точности, что такое подвиг, совесть и т.п. Моя мечта – перестать быть интеллигентом». Эти слова Юрия Олеши, написанные как считается впервые в Харькове, вполне могли бы стать эпиграфом к нижеизложенному. Могли бы, но не станут, поскольку быть и казаться – это все-таки две большие разницы.

 

Когда именно достопочтенная общественная прослойка канула в Лету, думаю, сегодня сказать не возьмется никто. Философский пароход, чистки 30-х, ссылки, Голодоморы, психушки, естественная смерть дореволюционного поколения – все вместе взятое и каждый факт по отдельности окончательно добили цвет нации. На смену интеллигенции пришла «образованщина», ум, честь и совесть нашей эпохи приобрели иные очертания, а жесткие правила дикого капитализма выкинули людей с нравственным стержнем на обочину исторического процесса. Век IT-технологий и хай-тека породил новый класс интеллектуалов, офисных «хомячков», революционеров социальных сетей, которые за чашкой кофе у монитора компьютера любят порассуждать о судьбах Родины. Те же, кто по старой привычке продолжают мнить себя носителями моральных ценностей, настолько маргинализовались и не востребованы обществом, что их голос практически не слышен в повседневной суете. Малоизвестный факт: накануне сессии горсовета, которая рассматривала вопрос о мемориальной доске Шевелеву, в харьковской мэрии стояла очередь не связанных между собой людей. Все они приносили письма в защиту великого ученого. Среди них не было ректоров вузов, заслуженных и народных, тех, о ком говорят медиа и чьи портреты украшают почетные доски. Свой протест они никак не афишировали. Просто молча ждали, когда у них чиновники зарегистрируют документ, в общем-то, не очень надеясь, что к их мнению прислушаются. Тихий, ни кем не помеченный и совершенно не эффективный акт доброй воли для очищения своей совести. Робкий призыв отличника к толпе разбушевавшихся хулиганов прекратить дебоширить в классе, который обычно оканчивается поломанными очками и разбитым носом.

Не так давно на эту тему в столице открыли памятник «Киевскому интеллигенту». Комментируя свое детище, скульптор заметил: «Мне кажется, что этот образ прекрасно символизирует отечественную интеллигенцию. По своему характеру зимородок - очень застенчивая птичка - постоянно прячет голову под крыло, вроде бы ей стыдно за все, что происходит вокруг». В этом, наверное, главная трагедия интеллигентов всех времен. Над пропастью во лжи они не могут молчать, ибо так были воспитаны опытом предыдущих поколений. Однако абсолютно не способны к действию, поскольку часто зависимы от власти, непрактичны, не приспособлены к современным условиям и совершенно разрозненны в силу нереализованных амбиций. В отечественных реалиях, «где два украинца – там три гетмана», даже небольшая кучка людей, разделяющая одни и те же ценности, через какое-то время если не переругается, то точно продемонстрирует свое «грязное белье». Причем, подобная тенденция присуща как «Южному обществу декабристов», национал-демократам времен Центральной Рады, мельникивцам-бандеровцам, разношерстным диссидентам-шестидесятникам, так и для современным борцам за Независимость или нынешним оппозиционерам. Характерная активная жизненная позиция в сочетании с глубокими духовными запросами, основательность и серьезность не только в узкопрофессиональных проблемах, но и в вопросах морали и долга – все эти неотъемлемые атрибуты интеллигенции быстро сходят на нет, когда речь заходит о «шкурных» интересах.

Пожалуй, только в первой волне интеллигенции не было той «гнили», которую так любили потом высмеивать пролетарии всех стран. В работе Лотмана «Декабрист в повседневной жизни» прекрасно показано мужество людей, готовых ценой искалеченных судеб отвечать за каждое свое слово. Их нельзя было купить или сломать обстоятельствами. Из дикого края Сибирь превратилась в культурную провинцию, а за свои принципы они без терзаний шли на каторгу.

Уже при разночинцах появилось такое понятие, как «заела среда». По большому счету, они оказались слабаками, так и не сумев воплотить в жизнь свои грандиозные замыслы. Затем на исторической арене возникли совершенно бесхребетные люди, над которыми так ехидно потешался Чехов. Дальше - еще печальней. Всех, кто имел смелость быть верным своим принципам, после революции уничтожили, а из остатков креативного слоя создали такое специфическое явление как «советская интеллигенция». В условиях стабильной зарплаты 5-го и 20-го, нормированного рабочего дня и социальной зашиты государства инженеры НИИ часами в курилках чесали языками, следили за текущей периодикой, ездили в Москву на Таганку, ловили вражеские станции и уже априори считались причастными к элитной прослойке. Потом им стало не до того, и они оказались на «Барабашово». Только теперь вместо перемалывания «грязного белья» они стали продавать чистое, а на прекрасные порывы души уже не было ни сил, ни времени, ни желания. Заела не только среда, но и другие дни недели. Как говорил о них Дмитрий Лихачев: «образованцы» - это помесь самозванца и оборванца, чем, в сущности, и являлась в основной своей массе советская «вшивая» интеллигенция.

Безумные 90-е годы расставили многое по своим местам. Сотни тысяч людей уехали за рубеж, часть потомков интеллигентов превратилась в «мерцающие звезды», (став артистами, музыкантами, журналистами). Другие превратились в бомжей, служителей культа, бизнесменов, гуру разных мастей, преподавателей, программистов, спрятавшись в свои ниши, забаррикадировавшись семейным уютом и научившись оберегать себя от ненужных стрессов. Некоторые, потеряв окончательно моральные ориентиры, спились или страдают от нищеты вместе с одной третью страны, рассказывая как нам лучше жить и что всем при этом надо делать.

Когда общество отказалось от стержневых качеств интеллигенции, а такие понятия как честь, совесть, сострадание, критичность, боль за униженных и оскорбленных, равноправие перестали быть доминантой массового сознания, прятаться за благородной маской потеряло всякий смысл. Отречение от устоявшихся ценностей показало, кто есть ху. А там, где любое явление рассматривается как относительное и изменчивое, заниматься созиданием невозможно. В лучшем случае весь духовный потенциал будет тратиться на бесплодную рефлексию или пустое теоретизирование, в худшем - на разрушение и распад, что мы и наблюдаем в последнее время.

Сегодня продолжателями традиций интеллигенции можно назвать разве что прослойку самозанятых, самоорганизующихся деятелей, хранителей общественного очага ценностей, которая должна продуцировать новые общественные смыслы. При тотальном кризисе морали лишь единицы остались верны своим убеждениям, но и эти зерна могут прорасти, дав обильные всходы. В свое время харьковский священник о.Виктор Маринчак в качестве примера настоящего интеллигента назвал Валерию Новодворскую. Она готова была за свои принципы платить: неоднократной сухой голодовкой, принудительным лечением в психушке, поломанными костями. «На ней нет живого места. Сейчас она не имеет возможности ездить в Москве в городском транспорте. Ее, как человека, который выступает против всего того, что понятно и близко обывателю, просто каждый раз бьют. Такая ненависть. Вот это интеллигент», - констатировал настоятель Иоанно-Богословского храма.

         В Украине такие люди тоже не перевелись. Более того, в силу исторических причин и ментальности нации, у нас их даже больше, чем в России. Очевидно, что сегодня они не организованы, тяжелы на подъем, им не хватает веры, умения быть публичными, медиа-привлекательными, креативными. Конечно, они уже не интеллигенты в классическом понимании этого слова, но чувство ответственности за судьбу страны, дух жертвенности, жажда справедливости, верность своим идеалам и готовность идти за правду до конца дает право причислить их к исчезающей прослойке. 9 лет назад во многом благодаря активной поддержке интеллектуальной элиты состоялся Майдан. Опыт России, где после митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова интеллигенция выпустила пар и безропотно разошлась, показывает, что мало просто критиковать, - нужны конструктивные действия. Просто возмущаться на кухне или в Фейсбуке уже не достаточно. Необходим план действий, и на ближайшее время он вполне просматривается. Причем, речь идет не только об евроинтеграционных устремлениях, свержение режима Януковича и прихода к власти новых элит. Страна подхватила столько вирусов и так наглухо зависла, что нуждается не только в перезагрузке, но и в кардинальной чистке всей системы. Как бы пафосно не звучало, в этом сегодня состоит историческая миссия нынешних «декабристов». Современная интеллигенция (или то, что от нее осталось), должна вспомнить свой генетический посыл: «если не я, то кто же» и начать брать ответственность за будущее страны. Пребывая над пропастью во лжи, двигаться дальше уже некуда, иначе памятником украинской интеллигенции будет уже не стыдливый зимородок, прячущий голову под крыло, а пустое место на выжженной земле.

chist.jpg
Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал



Подтверждено:  
3 501 955 
+4 478
Болеет:  
353 695 
-4 843
Выздоровело:  
3 059 741 
+9 082
Умерло:  
88 519 
+239
Привито:  
13 753 066 
+70 797

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00035810470581055 [2] => 0.086547136306763 )