статьи

Игорь Балута: Губернатор – это сапер

3 июля 2014
9672
Поделиться:

Он обожает Гоголя и перечитывает Достоевского, коллекционирует оловянных солдатиков и мечтает о возвращении Крыма, готов часами говорить об истории и умеет идти на компромиссы, не поступаясь принципами. Самый молодой в новейшей истории глава Харьковской области не любит пиариться, а потому эксклюзивную информацию о том, как в него стреляли, почему он работает по 18 часов в сутки и когда появится в ХОГА люстрационный комитет мы узнали, лишь побывав в гостях у губернатора. Владимир Чистилин стал первым журналистом, кому Игорь Балута открыл двери своего дома и ответил на злободневные вопросы.

Впрочем, вначале интервью проходило в рабочем кабинете губернатора.

 

 

- Насколько сейчас реальна угроза вторжения пророссийских боевиков в Харьковскую область?

 

- Мне тяжело судить, насколько она реальна, поскольку я не знаком с планами господ из ЛНР и ДНР, но могу сказать следующее: к этому готовиться нужно. Факты проникновения на территорию Харьковской области со стороны диверсионно-разведовательных групп есть. Результаты их деятельности мы увидим в ближайшие дни. Теракты, которые мы недавно видели на железной дороге, это и есть работа людей из Донецкой и Луганской областей, совместно с завербованными местными гражданами.

 

- То есть, если говорить о динамике, то террористы все чаще пытаются проникнуть на Харьковщину?

 

- Да, как мы и предполагали, они пытаются дестабилизировать ситуацию в городе и области. Потому что без Харькова теряется весь основной смысл создания, так называемого, Новороссийского региона.

 

- Тем не менее, на границах есть много дыр. Почему не удается полностью закрыть кордон?

 

- Мы над этим работаем. Границы на западе страны усиливались последние четверть века. Делали это еще в советское время, выделяя массу средств. Там она закрыта, хотя и есть проблемные места. Здесь же в течение многих лет говорили о том, что наш сосед – друг. Поэтому, если иметь в виду оборонительную конструкцию, то граница имеет фактически номинальный характер. Врага на востоке начали видеть лишь последние 4 месяца. Граница была оборудована лишь в плане легального перехода кордонов. Это касалось как местных пропускных пунктов, так и международных. Для того, чтобы прикрыть кордоны нужно сделать две вещи: усложнить проникновения диверсионных групп, и в военном смысле, на случай серьезного конфликта, сделать так, чтобы заблокировать военную технику. Функция погранслужбы – принять первый бой, обозначить места прорыва врага, отойти вглубь, и вместе с основными силами украинской армии начать бой на нашей территории.

 

 

 

- Вы несколько раз в неделю бываете в зоне АТО, чего больше всего не хватает сейчас армии?

 

- Людей и денег. За последние 2,5 месяца плотность наших пограничников увеличилась в 3 раза. Мы в инженерном смысле из почти 300 км границы оборудовали около 50 км так, как оно должно быть. В данном случае речь идет о государственной границе. Последние три недели вопрос также стоит о прикрытии административных рубежей Харьковской области. На сегодняшний день удалось перекрыть все мосты, которые идут по Северскому Донцу. Это семь мест перехода - наиболее активные точки из Луганской и Донецкой областей. Двуречанский, Купянский, Боровской и часть Изюмского района имеют серьезную водную преграду для террористов, которые и выходят на эти семь мостов. Надо понимать, что угроза вторжения есть всегда, но нами ведется постоянная работа по недопущению проникновения боевиков на территорию области.

 

 

- Возможно, стоило бы ввести на Донбассе военное положение?

 

- Я задаюсь вопросом: а что нам даст его введение? От этого у нас появятся необходимые финансы, станет больше квалифицированных специалистов? Или будут стоять очереди патриотов в спецподразделения «Слобожанщина», «Харьков-1», «Харьков-2», и мы доукомплектуем недостающие нам 520 человек? Если это принесет нам какие-то плюсы, то я - за. А если только одно название и ничего не изменится, то не вижу в нем особого смысла.

 

 

- Многие недоумевают, почему в Харькове свободно раздают листовки сепаратистского содержания, а у памятника Ленина собирают деньги для тех, кто воюет с украинской армией. Неужели это нельзя пресечь?

 

- А где на их ящике написано, что они собирают деньги для подразделений ДНР и ЛНР?

 

- Если с ними пообщаться, то они этого даже не скрывают…

 

- Я хочу, чтобы все понимали: у нас сейчас нет агрессивной среды, которая существовала еще два месяца назад, когда были серьезные столкновения и евромайдановцев жестоко избивали. Нынче мы имеем в городе совершенно другую ситуацию. Активных сепаратистов, способных оказывать серьезное сопротивление, нет. Ни в одном регионе Украины не задержано такое количество сепаратистов, как у нас. Да, вы правы, не все из них, а это 314 человек, сидят в тюрьмах. Но с ними проведена определенная работа. Повторных случаев их выхода к памятнику Ленина не наблюдается. Кто-то испугался, чьи-то дела находятся в суде, кто-то заплатил штраф и решил больше не заниматься преступными вещами. Кроме того, нарушилась финансовая связь, которая активно поддерживалась как местными бизнесменами, желавшими покачать ситуацию, так и силами извне.

 

- Можно ли сказать, что сейчас в Харькове все спокойно и так будет и в дальнейшем?

 

- Нет, к сожалению, так сказать нельзя. Потому что мы сейчас говорим о проделанной работе. Думаю, она всем видна. Я другого не могу понять: неужели вы считаете выход 150 коммунистов и 200 неопределенных личностей к памятнику Ленина серьезными протестными акциями? Не надо демонизировать некоторые личности сепаратистов в истории Харькова. До 7% наших земляков считают, что здесь должна быть территория Российской Федерации. Не просто федеративное устройство, которое поддерживает в Харьковской области свыше 13% граждан, а именно Новороссия. Это все жители, имеющие украинские паспорта. Что мы можем им предложить? «Чемодан. Вокзал. Россия»? Да, вариант, но это дело каждого человека. Они жители Харьковщины, и мы не будем делать как Сталин или Гитлер. Если эти граждане не бьют никому морду и напрямую не нарушают закон, то имеют право высказывать свою точку зрения. 22 июня мы задержали 24 сепаратиста, как только они развернули российский флаг и начали кричать антигосударственные лозунги.

 

- Еще одна острая проблема, с которой столкнулась Харьковщина – беженцы. Их поток растет с каждым днем. Что областная власть делает для ее решения?

 

- На сегодняшний момент мы имеем 14 291 официально зарегистрированное обращение от переселенцев. 5065 человек уже расселены. 9 226 смогли поселиться самостоятельно или с помощью волонтеров. Это официальная статистика. Но по нашим данным их еще больше – около 21 тыс. человек. Беженцы из Донецкой области стараются недалеко уезжать из своих мест, и мы всячески поддерживаем их желание оставаться на Донбассе. Я по два раза в неделю бываю в Святогорске. Там сейчас около 26 тыс. человек. Из них 65% - жители Славянска. До 10 октября эти люди еще могут там находиться. Далее в Святогорске может пребывать только 10 тысяч беженцев, потому что остальные помещения просто не приспособлены для зимнего времени. Мы будем отправлять людей из зоны АТО на запад страны. Сейчас значительную сумму получила от ООН Львовская область. Там готовится большое количество мест, где будут размещаться переселенцы.

Однако, надо понимать, что проблема здесь гораздо глубже. Жилищный фонд на Донбассе не готовится к зиме. Не проверяются котельные, как это делается в Харьковской области. Есть повреждения тепловых и газовых сетей, водопровода, насосных станций, очистных сооружений. Все это в комплексе может впоследствии привести к 12-ти Алчевскам. Даже если мы быстро закончим АТО, то проблема с ЖКХ на Донбассе останется.

Что касается работы обладминистрации, то сейчас мы расселяем переселенцев на территории Купянского, Изюмского, Боровского, Богодуховского районов. К сожалению, город Харьков в данном вопросе сильно отстает. Мы сейчас готовим письмо мэру, чтобы он со своими службами активизировал работу.

 

 

- А какие вообще у вас отношения с Кернесом?

 

- Я общаюсь с ним по поводу рабочих вопросов. Есть проблема - звоню. Иногда это делает он. После его приезда в основном звоню я. Если необходимо провести совещание по чрезвычайной ситуации и мне хочется, чтобы пришел определенный человек, то эти моменты мы урегулируем по телефону. Нет такого вопроса, который мы бы не решили, хотя лично не встречаемся. Кстати, неправда, что я не звонил Кернесу, когда он лечился в Израиле. Я искренне переживал за состояние здоровья мэра города, разговаривал с родственниками. Сам трижды звонил, а затем узнавал как у него дела, общаясь с его заместителями.

 

- Тема нового губернатора много обсуждалась в СМИ. Называлась даже фигура Кернеса. А советовались ли с вами в Администрации Президента по поводу возможных кандидатур?

 

- Нет, не советовались. Относительно нового назначения, моя точка зрения следующая. Для меня нынешний глава державы – это мой президент, потому что он вышел из Майдана. Те люди, которые отправляли "титушек" в Киев, кто искренне высказывались против украинской государственности, создавали различные фронты, теперь рассказывают президенту, который был на Майдане, кто должен стать губернатором? Смешно! Любое предложение, которое мне даст президент, я его приму нормально.

 

 

- За войной как-то ушла на второй план социально-экономическая ситуация в области. Что у нас с урожаем, инвестициями, задолженности по зарплате?

 

- У нас прогнозируется хороший урожай. Уже есть заказы на оборонку. В части заказов мы уверены в будущем. По некоторым идут переговоры. После подписания Ассоциации с ЕС ожидаем приток инвестиций. Есть, конечно, проблемы. Недовыполняем бюджет на 6%, хотя раньше было на 9,6%. Сейчас практически по всем показателям мы идем в рост, но говорить о реальных успехах можно только тогда, когда мы остановим войну. Есть тенденция по снижению задолженности по зарплате. Тянет вниз ХАЗ. Из 54 млн. грн. задолженности предприятий государственного сектора более 30 млн. грн у авиационного завода. Видимо, надо менять руководителя ХАЗа господина Мялицу.

 

- Собирали ли вы местных олигархов за одним столом, чтобы они раскошелились и помогли стране в трудную минуту?

 

- Да, мы неоднократно такие закрытые встречи проводили. В результате родился фонд «Мир и порядок» во главе с Всеволодом Кожемяко, который помогает армии. Вообще, отмечу, что сейчас помогают практически все крупные бизнесмены Харьковщины: от Данилова до Салыгина. Ярославский, Давтян, Субботин, многие другие. Некоторые не хотят, чтобы я их фамилии даже озвучивал. Не было ни одного момента, когда бы мы обращались, и кто-то не откликнулся. В основном речь сейчас идет о помощи силовикам.

 

 

- Как вы относитесь к люстрации? Почему при ХОГА до сих пор не создан люстрационный комитет, как об этом обещали на Майдане?

 

- Отношусь очень даже хорошо. У нас уже отобраны люди в люстрационный комитет. Мы подходим к тому, что он начнет скоро действовать.

 

 

- Когда именно?

 

- Думаю, что до 15 июля эта работа будет завершена. Мы создадим официальный люстрационный комитет при ХОГА по типу того, как это сделано в Киеве.

 

- То есть, будет штат, помещение?

 

- Тут есть определеннее технические проблемы. Существует постановление №65 Кабмина, которое не позволяет нам увеличивать штаты. Думаю, что это должен быть секретариат из нескольких человек, который будет включать в себя авторитетных общественных деятелей, плюс - обязательно координационный совет Евромайдана.

 

- Но у Евромайдана и по вашим замам есть вопросы.

 

- Знаю. Мне, например, говорят, что Хома работал с Добкиным. Если это все претензии, то они не принимаются. Есть факты нарушения закона Василием Васильевичем – предъявляйте. Я убрал всех замов, которые могли бы потенциально иметь проблемы. Свою эффективность Василий Хома доказал на 100%. Можете даже не сомневаться. Я несколько раз в неделю бываю с ним в зоне АТО. Ему эта тема близка, а патриотизм на Западной Украине, откуда он родом, впитывается с молоком матери.

 

- Вы постоянно бываете в горячих точках. Откройте секрет - в вас стреляли?

 

- Стреляли во время штурма ОДА. Прицельно целились по окнам. Один случай был возле горсовета. Со мной тогда находился нынешний 1-й зам. СБУ господин Скакун, который предотвратил покушение. (Здесь Игорь Балута сделал паузу и налил еще чая – В.Ч.)

Вообще-то, я не люблю об этом рассказывать…А по поводу АТО, то тоже было два холодящих момента. Последняя драматичная история произошла несколько дней назад, но я действительно не все могу сейчас говорить. То есть, скажем, так: случаи, когда существовала реальная угроза для моей жизни, за эти месяцы имели место.

 

- До вашего назначения в кабинете прежнего губернатора висел портрет Януковича. На его месте вы сначала повесили картину с изображением Тараса Шевченко, а теперь у вас за спиной портрет Порошенко. Обязательно было менять?

 

 

- Логика такова: есть законно избранный президент. Он получил кредит доверия более половины населения Украины. Я не поменял Шевченко на Порошенко, а повесил над собой символ державы. У меня в кабинете есть флаг страны и области, теперь портрет президента – то есть, то, что олицетворяет украинскую государственность. Более того, я планирую повесить в приемной несколько картин из своей коллекции. А что касается портрета Шевченко, то теперь он висит у меня в комнате отдыха, которая находится чуть дальше.

 

 

- Какие, по вашему мнению, ошибки на посту губернатора вы допустили?

 

- Нет даже времени серьезно об этом думать. Многие виды работ, которые мне приходится делать, не выполнял ни один губернатор. То, что в политическом смысле надо было возбуждать при нормальных обстоятельствах, в данном случае следовало гасить, соблюдать баланс и какую-то толерантность. Считаю своей ошибкой то, что некоторые наши политические оппоненты толерантность готовы воспринимать за слабость и беззубость, но, думаю, что они в этом уже давно разочаровались.

 

 

- Вы уже четыре месяца возглавляете область, но о вас, как о человеке, по-прежнему мало известно. Приоткройте занавес: что любите, какое хобби, чем увлекаетесь, что читаете?

 

- Сейчас читаю в основном периодику. Люблю Цвейга, Ницше, обожаю Гоголя. По моей просьбе художник Илья Панёк написал картину Николая Васильевича, как бы я его видел, когда он сжигал второй том «Мертвых душ». Хочу повесить ее в ХОГА. После захвата обладминистрации начал перечитывать «Бесы» Достоевского. С детства увлекаюсь исторической литературой, люблю документальные фильмы, старые советские киноленты: «За двумя зайцами», «17 мгновений весны», «Место встречи изменить нельзя». На посту губернатора свободного времени нет совсем. Ложусь поздно, сплю часов пять – не больше. Часто приходится решать неотложные вопросы по ночам, а потом уже не заснешь. Даже игры чемпионата мира по футболу редко удается смотреть. Но в удовольствии поболеть за Алжир в матче с Россией, я себе не отказал (смеется – В.Ч.)

 

 

- О чем мечтает Игорь Балута?

 

- Если честно, то мечтаю вечером сесть за руль автомобиля и утром приехать в Крым. Для меня это очень близкая по духу территория. Я туда раньше постоянно ездил и смириться с потерей Крыма не могу. У меня была мечта, чтобы определенные личности никогда больше не были у власти, но я так мечтал и в 2004 году. Потом они опять вернулись…

Когда ты находишься на той должности, которую я сейчас занимаю, то все это очень напоминает сапера. Одно движение - и все. Я стараюсь работать так, чтобы не совершить роковой ошибки. По большому счету, я разминирую свою мину. Возможно, не настолько быстро, как кому-то хотелось, но пока это эффективно. Губернатор сейчас сапер. Победим в войне, тогда, наверное, будут более мирные мечты. А пока другого выбора у нас нет.

 

 
chist.jpg
Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

комментарии
загрузка...

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00054788589477539 [2] => 0.11568593978882 )