мнение

A la guerre comme a la guerre

6 августа 2014
6635
Поделиться:

Боязнь называть вещи своими именами приводит к тому, что общество периодически попадает в интеллектуальный капкан. В критической ситуации думающую его часть начинают терзать смутные сомнения, неосознанные рефлексии и моральные раздвоенности. Вопросы типа «тварь я дрожащая или право имею» отступают на второй план. Зато актуальными становятся другие дилеммы.

Например, заслуживает ли порицания журналист Данило Яневский за то, что грубо вырубил из телеэфира московскую правозащитницу? Уместно ли срывать концерт украинской певицы Ани Лорак, принявшую награду от Путина? Помогать ли беженцам, открыто симпатизирующим сепаратистам? У каждого своя правда, и общих формул здесь не выведешь, но отвечать для себя на «проклятые вопросы» все равно придется. Тем более, что жизнь каждый день подбрасывает все новые вызовы.

По большому счету мировоззренческий выбор зависит от того, в какой системе координат тот или иной индивидуум сейчас находится. Условно говоря, водораздел бы я провел по трем ключевым направлениям.

Дух и буква

Формально Украина не пребывает в состоянии войны с северным соседом. Поэтому требовать от людей жить по законам военного времени никто не имеет права. Покупать российские товары, ездить на отдых в Крым или выступать с гастролями в Москве – вопрос исключительно внутренних убеждений. С точки зрения буквы закона, безусловно, Дэн Яневский нарушил редакционную политику «Громадського ТВ». Он был предвзят по отношению к московской гостье, эмоционально несдержан и за несоблюдение журналистских стандартов вполне логично отлучен от эфира.

Однако, если мы честно признаем, что Россия ведет необъявленную войну, оккупировала часть территории и ежедневно убивает наших сограждан, то любые лживые комментарии со стороны представителя агрессора о якобы внутреннем конфликте, должны немедленно пресекаться. Не красиво, не толерантно, не объективно с точки зрения буквы закона поступил ведущий «Громадського»? Спору нет! Но в период войны действуют другие правила. Как гражданина, украинского патриота, журналиста, отстаивающего национальные интересы, осуждать его не за что. А уж тем более не справедливо было отстранять Яневского от эфира на три месяца, что явно нарушает сам дух принятых правил. Священники, правозащитники, артисты формально должны оставаться политически нейтральными, поскольку делают свою работу для всех граждан. Но в дни революций, войн, социальных катаклизмов находиться по ту сторону добра и зла аморально. Не случайно именно людям без позиции Данте отвел самое страшное место в кругах ада. Да и с практической точки зрения, в конечном счете, потеряли все: «Громадське» - часть зрителей, а общество - профессионального журналиста.

Компромисс и принципы

Черту, за которой человек, идя на компромиссы, не поступается принципами, каждый определяет сам для себя. В этом смысле история с концертом Ани Лорак в Одессе весьма показательна. Формально запрещать ее выступление перед публикой никто права не имел. Ну, нет на сегодня в Украине такого нормативного акта! Вот огласит Кабмин список персон нон-грата среди представителей творческой интеллигенции, тогда и можно будет о чем-то говорить с точки зрения буквы закона. Пока же речь идет только о моральной составляющей и здравом смысле. Скажем, начала в Харькове ВО «Свобода» активно протестовать против приезда в город Охлобыстина, тот понял, чем для него это чревато, и отменил концерт. А вот лидер рок-группы «Разные люди» Александр Чернецкий, активно выступающий с антиукраинскими призывами, принципиально не хочет идти на компромисс, провоцируя 19 августа скандал в «первой столице». Другой любимый многими харьковчанин Сергей Бабкин не видит для себя моральной проблемы в том, чтобы гастролировать по Крыму. И это в то время, как часть местных музыкантов отказываются выступать на День города, мотивирую свое решение тем, что в Европе 23 августа траур по случаю дня памяти жертв сталинизма и нацизма.

Ани Лорак отлично понимала, чем может обернуться для Одессы ее концерт. Даже готова была откупиться от патриотично настроенных горожан, заявив, что половину выручки отдаст бойцам АТО. И снова мы упираемся в тот же столб: с точки зрения буквы закона, казалось бы, вполне приемлемый компромисс: армии поможет и поклонников порадует. Однако, если мы меряем ситуацию законами войны, то тут действуют иные принципы. Вы можете себе представить харьковчанку Клавдию Шульженко, исполняющую в Берлине «Синий платочек» и получающую награду из рук Гитлера? Или выросшего в тех же краях Марка Бернеса, поющего на корпоративном вечере «пушечного короля» Круппа? Лично я нет. Как ко мне, сравнения здесь не настолько уж прихрамывающие. Война тем-то и страшна, что забирает не только человеческие жизни, но и диапазон для компромисса. В критической ситуации ты вынужден ненавидеть и даже убивать, потому что по-другому, увы, нельзя. В противном случае количество зла в мире становится еще больше, а за каждую новую жертву тот, кто поступается принципами, несет персональную моральную ответственность. Это держава на государственном уровне не имеет возможности открыто заявить, что идет война. В силу разных, прежде всего экономических причин: приостановятся торговые связи, заморозится помощь МВФ, закроют многие проекты и т.д. Однако на личностном уровне каждый для себя должен честно определиться: он живет, как раньше, в прежних системах координат и человеческих взаимосвязей, находится в прифронтовой зоне АТО, где периодически происходят теракты или уже пересек черту состояния войны. Самой, что ни есть настоящей, в которой из гранатометов в твой дом не стреляют только потому, что ежедневно на передовой гибнут десятки лучших соотечественников.

Покаяние и всепрощение

Между тем, даже в состоянии кровопролитных битв не всё представляется в черно-белых тонах. Не стоит забывать, что человек - это всегда процесс. Он может заблуждаться, проявлять слабость, сознательно себе лгать, поддаваться соблазнам, допускать ошибки из лучших побуждений, быть заложником страстей и непреодолимых обстоятельств. Да, мало ли еще каким искушениям, грехам и внутренним тараканам на протяжении жизни подвержен каждый из нас. Революция достоинства изменила многих, но наивно было бы полагать, что ментальные перемены произойдут столь быстро и сразу со всеми. Если в любой стране всегда есть до 4% психически больных, то десяток процентов врагов державы для переходного общества это почти норма. Печальная, досадная, несправедливая, но такова, увы, реальность. Случаев, когда жена с маленькими детьми приезжает из Донбасса в соседнюю область, а муж воет на стороне ДНР, предостаточно. На последнем Народном Вече героические женщины из станции «Харьков», которые занимаются беженцами, написали на своей палатке: «Мы вне политики и помогаем всем». В этом и есть залог нашей будущей победы. Если конечной целью всех титанических перемен в обществе является европейская Украина, то без истинно христианских ценностей построить ее будет невозможно. Собственно на них и зиждется вся Евро-Атлантическая цивилизация. А посему накормить голодного, помочь обездоленному, дать возможность опомниться заблудшему - это не просто абстрактные моральные императивы. Тут, конечно, без акта покаяния не обойтись. Здесь как раз и кроется ключ к пониманию принципа «на войне, как на войне». Христианство, вопреки расхожему мнению, вовсе не мягкотелая религия, а воинов среди канонизированных церковью святых едва ли не больше, чем монахов. Да и сам Иисус, когда надо брал плеть, выгоняя нечестивцев из храма. Речь тут не идет о всепрощении сепаратистам, которые непременно будут отвечать за свои злодеяния. Виновные обязательно должны быть наказаны по всей строгости буквы и духа закона. Иначе все бессмысленно. Я о другом: просто даже на войне нужно не забывать, что люди чаще всего все-таки остаются людьми. И если бы московская правозащитница, вместо того, чтобы лжесвидетельствовать о внутреннем конфликте в Украине, извинилась за свою страну, (что сделали некоторые представители России), то мы бы имели право предъявлять претензии Яневскому. Если бы Ани Лорак не провоцировала ситуацию, а покаялась за свои действия во время войны, то никто бы не посмел бросить в нее камень. Со страждущего беженца с ватными мозгами рано или поздно тоже будет спрос. Как никак формулу «Чемодан. Вокзал. Россия» никто не отменял. Но сначала надо рассмотреть в нем человека, дав шанс на изменение и прозрение. Конечно, не все Савлы в итоге становятся Павлами, но каждый город стоит до тех пор, пока в нем живет хотя бы десять праведников. К счастью, в Харькове сегодня они есть. А в остальном же всё а la guerre comme a la guerre.

1426686_616415378434101_1150794164_n.jpg
Владимир ЧИСТИЛИН

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00049710273742676 [2] => 0.10470294952393 )