статьи

Заместитель военкома Харьковщины: без взаимного доверия нет полноценного сотрудничества!

26 января 2015
4957
Поделиться:

Каждая волна мобилизации сопровождается в Харькове напряжением в информационном пространстве. Причем, каждая новая волна порождает все более хитрые и изощренные приемы, при помощи которых российские технологи пытаются привить украинцам, если не ненависть, то хотя бы опасения по отношению к украинской армии. Им сложно, но они не сдаются. «Снимут с поезда и отправят в Нацгвардию — сама видела!», - кричали бабушки на базарах весной прошлого года. Практически через год методы и тактика поведения россиян изменилась — сегодня они «вбрасывают» на форумы и в социальные сети более взвешенную информацию, которой легко поверить, т. к. ее сложно проверить.

Об этом корреспондент «Главного» решил побеседовать с экспертом, который по роду своей деятельности, разбирается во всех тонкостях, связанных с мобилизацией и работой военных комиссариатов. Наш собеседник — заместитель военного комиссара Харьковской области, подполковник Андрей Семенович.

- Я уверен, что человек, который имеет твердое намерение служить своей стране, даже, если он не доброволец, а тот, кто приходит по повестке в военкомат, то ему не будут мешать никакие слухи. Мужчина, уверенный в своих силах, понимающий ситуацию, не будет верить тому, что преднамеренно распространяет и российская пропаганда, и провокаторы, которые, к сожалению, есть и в Харькове, и по всей Украине.

С другой стороны, мы должны понимать, что человек, который психологически не готов к службе в армии, он, вне всяческих сомнений, будет находиться под влиянием если не всех, то хотя бы отдельных слухов и небылиц. Как показывает наша практика, наиболее трудно в этой ситуации тем мужчинам, которые понимают, что страну, семью, детей нужно защищать, которые морально к этому готовы, но на их психику постоянно давит неправдивая информация, льющаяся на украинскую армию в российских СМИ и распространяемая на форумах и в социальных сетях, т. е. там, где неосведомленному человеку ее сложно проверить.

Но — и я не преувеличиваю — большинство мужчин, если мы говорим о Харькове и области, после собеседований в военкоматах, после того, как им предоставляют честные ответы на все волнующие их вопросы, заявляют о своей готовности служить. Мне приятно об этом говорить.

- Тогда давайте остановимся более подробно на той информации, которая массово распространяется как раз в соцсетях, на форумах и в российских СМИ. Начнем с того, что якобы всем, кто по повестке о мобилизации приходит в военкомат, подсовывают анкету, подписав которую человек становится добровольцем, а не мобилизованным.

- Очевидно, что в этом вопросе я должен буду начать с некого пояснения, которое поможет читателям понять, почему именно то, о чем Вы говорите, миф. И не просто миф, а хорошо продуманная информационная провокация.

Я акцентирую внимание на том, что главная задача военкоматов — подобрать для Вооруженных сил Украины и Национальной гвардии не некое количество любых мужчин, которые в последующем станут обузой и для армии, и для страны, а исключительно тех, кто сможет защищать страну, свою семью, детей, родственников, друзей, знакомых, коллег и просто соседей. А для этого человек должен иметь желание, понимание, моральные ценности, здоровье.

Такой отбор можно провести только тогда, когда у нас есть хотя бы первоначальная информация о человеке. Кто он: кем работает, какая у него семья, какой у него характер, здоровье, вероисповедание. Именно поэтому каждому, кто приходит в военкомат или в качестве добровольца, т. е. не дожидаясь повестки, или по повестке, мы предлагаем заполнить первичную ознакомительную анкету, которая поможет работникам военкомата проводить углубленную беседу с мужчиной.

Вот эта анкета. Она не является секретом, документом, который мы утаиваем.

Более того, мы четко следуем законодательству Украины. Общение наших работников с человеком возможно только тогда, когда он дает на это свое согласие.

Поэтому мужчина, который имеет намерение в это сложное время помочь и стране, и обществу, а значит — и своей собственной семье, или человек, который в силу определенных обстоятельств пока еще сомневается, а готов ли он к роли Защитника морально и психологически, они, как показывает практика, заполняю эту анкету.

Да, бывают случаи отказов в предоставлении нам даже такой простой информации — человек имеет на это полное право, и мы это понимаем. В таких случаях сотрудники военкомата пытаются как-то разговорить человека, понять мотивы его поведения, причины его страхов и опасений, их суть. Пытаемся пояснить такому человеку, почему и для него самого, и для нас важны партнерские отношения.

Поставьте себя на место командира. Вы ожидаете, что вам военкомат подберет порядочных, морально и психологически подготовленных, здоровых мужчин. Вы понимаете, что мы — здесь в военкомате — не можем подвести своих коллег в воинских частях? Поэтому, конечно, мы разработали определенные виды анкет, которые позволят изучить моральные, деловые, психологические особенности мужчины: насколько он готов к службе, насколько у него развито или наоборот — отсутствует чувство коллективизма, готовности прийти на помощь ближнему и т. д. Мы все разные, у каждого человека есть свои плюсы и минусы. И только на взаимном доверии мужчины и сотрудника военкомата мы сможем найти этому мужчине именно то место службы, где будут наиболее задействованы и востребованы его профессиональные и положительные личностные качества. Точно так для нас важна правдивая информация о состоянии здоровья человека, о его вероисповедании, о каких-то проблемах в семье, которые могут оказать негативное влияние на то, как человек будет относиться к службе.

И еще важный момент - если мужчина идет защищать свою страну, то в это время страна не имеет права бросать на произвол его семью. Поэтому для нас также важны правдивые ответы человека на вопросы, касающиеся его семьи - чтобы мы знали и понимали, чем и как мы можем помочь, пока глава семьи в армии.

По опыту и первых трех волн мобилизации, и уже проходящей четвертой, могу отметить, что случаи категорического отказа сотрудничать среди тех, кто пришел по повестке в военкомат, единичны.

Посмотрев на анкету, выслушав пояснения сотрудника военкомата люди сразу понимают, что информация, которая была озвучена в вопросе — миф.

- Тогда давайте разберемся с еще одной информацией, широко распространенной в соцсетях и на форумах. Говорят, что добровольцы автоматически лишаются всех тех льгот, которые гарантированы мобилизованным. Тогда зачем же идти добровольцем, если можно по повестке и с льготами?

- Вот! Вы правильно озвучили то сомнение, ради которого распространяется подобная информация. Ее основная цель — убить в мужчине уверенность и поселить в его душе сомнения.

Признаю — такая проблема существует. Но подчеркиваю — она существует исключительно в силу того, что люди не понимают разницу между добровольцем, который идет в армию или Нацгвардию, и так называемыми добровольческими батальонами.

На сегодняшний день в ВСУ не существует ни одного батальона, который бы существовал, как говорят, сам по себе. Нет таких подразделений и в Нацгвардии. Соответственно, все служащие ВСУ и Нацгвардии, их семьи находятся под социальной и правовой защитой государства, на них распространяются все без исключения льготы, которые государство гарантирует.

Если человек приходит в военкомат не дожидаясь повестки, и говорит, что у него есть желание и здоровье защищать страну, он морально и психологически к этому готов, то он пишет соответствующее заявление, точно так, как и мужчины, приходящие по повесткам, проходит медкомиссию, психологическое тестирование и тогда уже решается вопрос, годен или не годен такой человек к службе.

Безусловно, с добровольцами нам легче работать: эти люди уже приняли решение, они обсудили его с семьей.

Вы знаете, часто приходится слышать: к вам приходят добровольцы, а вы их не берете — почему? Да потому, что одного желания человека недостаточно для защиты страны. Естественно, мы стараемся максимально помочь добровольцам. И по опыту могу сказать, что в этом случае, если возникают какие-то ограничения, то их, как правило два: или возраст человека, или состояние его здоровья. Но даже в этом случае мы пытаемся находить какие-то компромиссы. Например, медкомиссия совместно с военкомом и самим добровольцем обсуждают, куда с определенными ограничениями по здоровью человек может пойти, насколько это совпадает с его желаниями и ожиданиями. Если же врачи категоричны в своих выводах — человек негоден к службе, то и в этом случае мы стараемся не выпускать таких людей из поля своего зрения, т. к. они искренни и неравнодушны. Да — они не могут нести службу, но они могут помогать армии, сотрудничая с волонтерами, а эта связь, поверьте, для нас очень важна, т. к. и армия в целом, и Харьковский областной военкомат благодарны волонтерам. Мы понимаем их огромный вклад в общее дело, мы давно стали, как говорят, одной семьей.

- Вы так уверенно говорите о добровольцах, что невольно вспоминается информация о массовых «откосах» от мобилизации...

- Давайте начнем с того, что страна в целом и, соответственно, армия не были готовы к агрессии с той стороны, откуда она к нам пришла. И армия, как часть страны, была вынуждена пройти и преодолеть ряд ошибок, иногда серьезных, в процессе своего возрождения. Мы все об этом знаем.

Говоря в этом контексте о мобилизации, я не буду скрывать, что в ходе первой, второй и даже третьей волны были ошибки. Я не буду скрывать, что были даже серьезные ошибки, которые приводили к тому, что в армию попадали различные асоциальные элементы, люди с серьезными заболеваниями и ограничениями, морально и психологически неготовые к службе. Увы, было...

На этом горьком опыте мы тоже учились, что-то меняли в своих подходах, требованиях, в методах работы с людьми. И, кстати, не только с теми, с кем мы работаем по мобилизации. За это время у нас и штаты военкоматов сильно изменились, т. к. не место здесь тем, кто не желает за повесткой видеть человека с его пожеланиями и проблемами.

Поймите, армия - это коллектив — большой и слаженный. Но в отличие от обычного коллектива, например, в НИИ, в армии важно умение точно и быстро выполнять команды командиров. От этого, зачастую, зависит жизнь людей. И если в армейском коллективе нет доверия и взаимовыручки, то это может привести к невыполнению команд — человеческий фактор. Поэтому мы не имеем права закладывать недоверие к армии уже на уровне военкоматов. Да, кое с кем из сотрудников приходилось расставаться. Помните - театр начинается с вешалки? А армия начинается с того, как к вам отнеслись в военкомате.

Теперь станет понятно то, о чем я скажу дальше. Больше всего добровольцев было в первую волну мобилизации. Тогда был такой эмоционально-патриотический порыв. Я могу привести вам статистику по количеству добровольцев, но сразу оговорюсь, что она не будет точной в силу того, что добровольцы шли не только в армию и Нацгвардию, но в добровольческие батальоны. И как раз статистикой по последним мы на тот период не обладали, а сегодня эти батальоны — уже часть вооруженных сил и Национальной гвардии Украины.

Наиболее интересен анализ третьей волны мобилизации, т. к. он был самым массовым. Из общего количества мужчин, которые пошли служить с Харьковщины, добровольцев было 30%. Соответственно, 70% пошли служить непосредственно по мобилизации, т. е. по полученным повесткам.

Интересно еще и то, среди добровольцев значительное количество тех, кого в обществе называют успешными людьми. Это были руководители фирм, люди, которые владеют своим развитым бизнесом, были случаи, когда приходили целыми коллективами.

Вторая большая категория добровольцев — те, кто когда-то был тесно связан с армией: или служили на офицерских должностях, или проходили срочную службу в разведке, ВДВ и т. д. В нашей 92 бригаде в разведроте служат люди, которые пришли добровольцами практически всем своим коллективом с одной коммерческой фирмы. И, поверьте, они успешно и главное — с пониманием и осознанием относятся к службе и боевым задачам.

Что же касается уклонистов, то и тут есть одна интересная закономерность: среди них практически нет людей, которые категорически говорят «Нет!», т. к. понимают, что за это уже будет уголовная ответственность. Поэтому они идут на разные хитрости и уловки: на период мобилизации выезжают из города или вообще за пределы Харьковской области, не открывают двери сотрудникам военкомата, проживают не по адресу регистрации, оформляют фиктивные разводы и становятся «опекунами» несовершеннолетних детей. В нашем законодательстве есть моменты, которые вполне законно позволяют «обойти» мобилизацию.

При этом, как показывает опыт нашей работы, больше всего мужчин, которые колеблются: с одной стороны они понимают, что нужно прийти на помощь стране, нужно вспомнить то, чему тебя учили в свое время в армии — пришло время, когда эти знания и навыки нужны уже на практике. С другой стороны — они подвержены влиянию тех слухов, которые распространяются про мобилизацию и армию: «пушечное мясо», отсутствие бронежилетов и касок, отсутствие оружия, поверхностные медосмотры и т. д. И мужчина уже начинает сомневаться: идти или не идти, готов я к этому или нет? Такие люди, увы, не понимают, что слухи проще всего проверить: сравните информацию из разных источников — не только из российских СМИ или пророссийских форумов, но и почитайте украинские СМИ, страницы наших батальонов в соцсетях. И картинка будет уже совершено другая!

Кстати, обратите внимание на еще одну закономерность: как только в Украине начинается очередной этап мобилизации, моментально активизируются террористы и российская армия на Донбассе. И это тоже в какой-то мере направлено на срыв мобилизации, подрыв обороноспособности страны, морального и боевого духа армии. Смысл — запугать тех мужчин, которые живут вполне спокойной жизнью в мирных городах и селах. Лишние обстрелы и, естественно, жертвы сеют смуту в умах некоторых людей, которые как раз в эти дни принимают решение — пойти в армию или нет.

- Если говорить о «сомневающихся»... Не секрет, что ни в советской армии, ни позже — уже в украинской — при выборе военной специальности и места службы к человеку практически не прислушивались. Поступил ты учиться на филфак пединститута, а в армию тебя на срочку призывают в танковые войска. Оно тебе и не нужно, и не ясно, и не понимаешь ты в этой технике ничего. А мозг обладает уникальной особенностью — стирать ту информацию, которая тебе не нужна. И сегодня для многих это становится проблемой. У тебя есть желание помочь стране, но есть и военно-учетная специальность, в которой ты полный профан. Как быть?

- И снова буду вынужден повторить: от количества мы переходим к качеству. Министр обороны Украины Степан Полторак поставил перед военкоматами четкую задачу — мы должны подобрать специалистов, чьи знания и опыт помогут приблизить нашу общую победу над врагом.

Конечно, мы ориентируемся именно на военно-учетную специальность тех мужчин, которые к нам приходят. Это — такая первичная «ориентировка». Если человек водитель, то и служить он будет именно по этой специальности. Скажем так — из него можно сделать и стрельца, но для этого человека придется переучивать, а это дополнительное время и дополнительные бюджетные средства.

У людей, которые проходили срочную службу, как правило, нет проблем ни со знаниями, ни с навыками, которые они во время службы приобрели. Поэтому их никто не отправит служить по военно-учетной специальности, к которой они не имеют отношения. Не отправим мы повара в танкисты, а артиллериста — в повара.

Другое дело, если сам человек изъявляет желание служить не по своей ВУС, а по близкой к ней или по ВУС, которая близка к его гражданской специальности. Тут все индивидуально — мы обязательно выслушиваем такие пожелания и их мотивировку, стараемся эту проблему решить. Снова таки — почему? Да потому, что человек будет ответственней и лучше выполнять то, что ему нравится, то, что он лучше знает и умеет делать. И если мужчина готов пройти переобучение, то почему не пойти ему на встречу? Это — партнерство и доверие, о котором мы уже говорили.

Больше проблем возникает с теми, кто не служил и оканчивал военные кафедры при вузах. Тут все зависит и от самой военной кафедры, и от того, как человек учился. Мы тоже идем навстречу выпускникам военных кафедр, которые приходят и честно говорят, что та ВУС, которая занесена в их воинские документы - «филькина грамота», т. к. человек в ней не разбирается. Но при этом такой мужчина говорит: «Я хочу защищать страну, я прекрасный специалист в своей гражданской специальности». Значит, будем подыскивать ту военную специальность, которая приближена к его гражданской, в которой он хороший специалист.

Все это решается в ходе спокойного, откровенного человеческого общения между мобилизованным и военкомами.

Я приведу вполне конкретный пример — случай, который у нас был. По повестке пришел молодой мужчина, который сказал, что он гуманитарий, но при этом на военной кафедре он «получил» техническую специальность. Она ему не нравится, он в ней ничего не понимает. Стали беседовать, общаться. В результате нашли вариант, на который парень согласился — заместитель командира подразделения (не буду уточнять — какого) по работе с личным составом. На такой должности как раз нужен специалист с гуманитарным образованием, коммуникабельный человек, привыкший и умеющий работать с людьми, выслушать, успокоить, посоветовать, ….

Есть множество вариантов и должностей в штабах, частях, где можно найти место офицеру, который окончил военную кафедру, не имеет опыта службы в армии, но хочет служить по специальности, которая близка его гражданской, т. е. осознанно выбранной.

И для армии в итоге такая честность человека лучше, т. к. придя в часть, такой офицер будет полностью использовать свои профессиональные, пусть и полученные в гражданском вузе, знания. И командиры такого офицера будут только рады тому, что к ним прибыл грамотный специалист, а не тот, кто имеет некую запись в воинских документах, но не имеет знаний и навыков в этой специальности.

- Пожалуй, за время прошедших волн мобилизации больше всего нареканий было на работу медицинских комиссий. В армию попадали люди, которые имеют серьезные заболевания. Или те, кто имеют определенные заболевания, попадали в условия службы, где эти заболевания еще больше обострялись. О таких случаях писали и украинские СМИ. Тоже миф?

- Нет, увы, не миф. Но в этом вопросе было бы уместно говорить о двух крайностях, с которыми мы сталкиваемся.

Крайность первая — подавляющее большинство мужчин утаивают свои заболевания от врачей на медкомиссиях. Сами понимаете, срабатывает психология: «Я мужчина, я не должен жаловаться!» Особенно часто такие случаи происходят с теми, кто приходит в военкомат не по повестке, а сам — как доброволец. Он хочет попасть в армию, он морально и психологически к этому готов. И именно поэтому на медкомиссии старается что-то утаить, т. к. боится, что его не призовут: «У меня ничего не болит, я совершенно здоров, у меня нет никаких жалоб!»

Признаюсь, было несколько случаев, когда мы верили, как говорят, «на слово» таким мужчинам, а уже когда они попадали в часть и там снова проходили медкомиссию, то выяснялось, что у них есть заболевания — не критичные, но все же те, которые ограничивают его возможности в армии. Были случаи, когда у добровольцев обострялись хронические заболевания, которые они скрыли от медкомиссии.

К чему это приводит? Человек попадает в санитарную часть или госпиталь, он в этот период не обучается или не несет службу, он в чем-то теряет уверенность в себе, в коллективе начинаются определенные проблемы, т. к. его работу вместо него вынуждены выполнять его коллеги. А если госпиталь еще и комиссует такого человека? Это все нервы, негативные эмоции, не говоря уже о том, что это все — бюджетные деньги, которые выделяются на армию.

Поэтому просто по человечески прошу добровольцев — говорите врачам правду! Поверьте, мы сможем найти вам то место и должность в армии, где вы будете полезны, и где служба не ухудшит ваше состояние здоровья.

Тем более, что медицинским комиссиям в начавшейся волне мобилизации даны четкие указания: скрупулезность, точность, придирчивость — армии не нужны больные люди!

Тем более, что врачи своей подписью, председатель комиссии — своей заверяют свой вывод, и они несут персональную ответственность за то, что бы человек с определенными ограничениями по здоровью в армию не попал. Врач обязан занести в документацию все ваши жалобы на здоровье, принять у вас все справки и заключения. Решение медкомиссии РВК может быть оспорено как в медицинской комиссии при областном военкомате, так и в суде. Естественно, мы изначально заинтересованы в том, чтобы таких случаев не было.

Но еще раз повторюсь, если у человека есть заболевания, но среди них нет таких, которые вообще не позволяют служить, а он хочет служить, мы в индивидуальном порядке решим эту проблему — добровольцев мы не бросаем!

Крайность вторая — те, кто не хотят служить, начинают придумывать себе заболевания. Появляются «липовые» справки. Тоже прошу не поступать подобным образом, т. к. все проверяется, назначаются проверки. И здесь уже речь идет о подделке документов тем врачом, который выдал такую справку с диагнозом, который не соответствует действительности, т. к. его попросту нет у человека.

- Немного вернемся к теме добровольцев и выделим в ней кадровых офицеров, которые в разное время и по разным причинам покинули армию, но сегодня, понимая ситуацию в стране, готовы вновь стать в строй. Говорят, что военкоматы очень неохотно берут таких людей: они знают свои права, им нужно больше платить, чем солдатам …

- Если честно, это та чушь, о которой даже не хочется говорить. По итогам первых трех волн мобилизации к нам — я говорю к нам, т. к. армия — это все-таки определенное братство — вернулись офицеры, которые в свое время прослужили по 10-18 лет, а потом в силу определенных причин: семейные обстоятельства, сокращение штатов - были вынуждены покинуть службу.

Мы искренне рады, что сегодня эти люди к нам возвращаются. Как правило, это прекрасные специалисты, которые оканчивали военные вузы, имеют опыт службы. И каждому из них найдется работа по профилю.

Здесь тоже есть существенный элемент информационной войны. Противнику очень невыгодно, чтобы профессионалы, кадровые офицеры возвращались на службу.

- А насколько враг не заинтересован в том, чтобы те армейцы, которые сегодня несут службу в АТО, отказывались от предстоящей демобилизации?

- Очень не заинтересован! Т.к. за это время призванные в ходе первых волн мобилизации и добровольцы стали высочайшими профессионалами с неоценимым боевым опытом! Но и тут наш враг будет разочарован.

Я бы сказал, что те ребята, которые сейчас находятся в зоне АТО, на самом деле ждут не демобилизации, а возможности отдохнуть и пройти реабилитацию. Именно поэтому сейчас проходит новая волна мобилизации, которая нацелена на то, чтобы предоставить возможность отдохнуть тем, кто уже год в зоне АТО защищает страну от врага. До апреля мы сможем профессионально подготовить замену этим ребятам.

Но среди тех, кто сейчас служит, немало людей уже изъявили желание продолжить службу по контракту. Есть такие и среди харьковчан. И это тоже очень радует, т. к. эти ребята, может просто нашли себя, свое призвание и свое место в жизни, они решили связать свою судьбу с Вооруженными силами Украины. И чем больше тех, кто сегодня служит, изъявят желание не покидать армию, тем более профессиональной и боеспособной будет наша армия. И что очень важно — намного более мотивированной!

Да, подтверждаю, многие ребята уже написали рапорта, давайте скажем так, чтобы было понятно читателям, с просьбой разрешить им продолжить службу. Законом это урегулировано. Они подписывают контракт и имеют полное право продолжить службу в армии. Контракт подписывается и на пять лет, и на три года, и, так называемый, краткосрочный контракт, который действует на время особого периода.

Честно скажу, что больше таких людей среди офицеров, которые были мобилизованы в первые три волны. Среди солдат и сержантов таких людей меньше, но они есть. И я уверен, что их станет еще больше, т. к. люди сейчас еще просто находятся в процессе раздумий. Они видят, что у армии резко вырос престиж, т. к. общество осознало, кто есть Защитник, какую роль он играет. Они понимают, что в армии неплохие зарплаты, нормальные социальные гарантии. Поэтому к весне, думаю, и среди офицеров, и среди солдат и сержантов количество желающих продолжить службу по контракту только увеличится.

- Вспомнил еще одну информацию, которая часто муссируется на форумах — мол, военкоматы не брезгуют призывать алкоголиков, наркоманов, прочие асоциальные элементы. При этом распространители подобной информации особо выделяют, что с мобилизацией все так плохо, что военкоматы вынуждены подобным образом выполнять план.

- Более чем уверен, что в армии не найдется бойцов, которые захотят видеть рядом с собой алкоголика, наркомана или человека, который не умеет вести себя в коллективе, не признает его правил и норм. Это просто опасно, т. к. те, о ком вы говорите, просто представляют угрозу для остальных.

Поэтому все это определяется и при прохождении медкомиссии, и в ходе собеседования с военкомами, и при анализе первичных анкет, и, что очень важно, - при анализе психологических тестов, которые уже введены. Причем, замечу, разработаны отдельные тесты: для людей, которые призываются по мобилизации, и для тех, кто призывается на срочную службу.

С нами работают профессиональные психологи, которые помогают нам в решении этого вопроса и вместе мы добиваемся того, что бы в армию не попадали те, кто в силу своих моральных и психологических особенностей может представлять опасность или угрозу для остальных бойцов.

А что касается плана, то как и в первой волне, сегодня мы видим, что общество многое переоценило, осознало. Как бы не старались наши враги и их местные пособники, украинская армия не останется без солдат и офицеров, т. к. мужчины у нас не только не перевелись, но и с каждым днем все больше осознают свою роль в деле победы и, соответственно, свое место в армии и Национальной гвардии.

Надеюсь, мы разрушили все основные мифы? Знаете, я просто хочу, чтобы люди не считали военкомат врагом. Мы менялись вместе с тем, как менялась страна и общество, мы — часть нашей страны и нашего общества. Поэтому не нужно нас бояться, т. к. наша цель не навредить обществу, армии и стране, а помочь им.

И, уверяю, каждый пришедший к нам человек: будь то доброволец или мобилизованный — он индивидуален. И мы, и армия, и общество, и страна благодарны ему за то, что человек готов защищать свой дом, свою семью, родственников и друзей. Поэтому с каждым будем работать индивидуально, т. к. плохие защитники нам не нужны!

 

Дмитрий БРУК

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00052809715270996 [2] => 0.068068981170654 )