Михаил ПАВЛЕНКО. Главное™
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Экономика, политика, ментальность?..
 На одной из харьковских набережных встретил мужика, с которым учились когда-то «на потоке». Посокрушались «за жизнь». Спрашивает: «Почему так тяжко?» Говорю, мол, несколько лет назад на этой самой набережной один харьковский мэр разбил газоны и посадил деревья. Года не прошло, как другой мэр все это сравнял с землей. Ну, не лично, конечно. И теперь уже этот другой мэр разбил тут газоны, но по-своему. И деревья посадил, но другие. Не дороговато ли обходится такое благоустройство? Не бессмысленно ли?   Однокурсник замахал руками: «Не-не-не, это все политика. Я в политику не лезу. Я ее не люблю». А кто ее любит, спрашиваю. Попрощались и потопал я на встречу с предпринимателями, которые позвонили и пожаловались, что власть их просто гнобит.   Да-да, там свои проблемы. Вот те киоски убрали, а другие точно там же поставили. Ту реконструкцию несколько лет назад на рынке провели, теперь эту, совсем современную реконструкцию проводят. А ведь не за горами следующая реконструкция – окончательно, предельно продвинутая. И на все деньги, большущие деньги дай, предприниматель, а если нет – извини-подвинься. Вот такое хождение по кругу, затратное по времени и деньгам. Вот потому хорошо жить мы просто не успеваем. Что это – экономика, политика, ментальность?..   Говорят – ну должен же быть хоть какой-то выход! Ну, во-первых, выхода может и не быть. Это запросто. К примеру, Египет, Ирак, Эфиопия, Тунис – это все, как на подбор, бывшие великие цивилизации. И где они теперь? История – наука о том, что все надо успевать вовремя, а не десятилетиями чесать репу.   Которое «во-вторых» – звучало добрых двадцать лет назад: быстро объявить войну Америке и быстро сдаться. Это самый короткий и результативный путь. А мы ведь столетиями не за тех воюем и не тем проигрываем. Получается пустая трата, извините, биомассы. Ресурсов. ­Времени.   Интересный факт, японцы – сами признают – заранее знали, что во Второй мировой им ни за что не победить американцев. Но ввязались. С треском проиграли. И победители – гордые своими достижениями американцы – за свои же деньги сотворили себе модернового конкурента, каковым Япония до того никогда не была.   Кстати, забавная мысль о милитаризме: пока была отчаянная гонка вооружений, страны (даже те, которые вели гонку «в желтой майке лидера») не тонули в пучине мировых экономических кризисов так, как мы это видим сейчас.   Это наталкивает на еще одну мысль – а ведь создавать стройные экономические модели можно, базируясь не только на Евро-2012. Есть масса других продуктивных идей. Ясно, что при реализации идей, при воплощении их в жизнь половину денег опять украдут. Это как пить дать. Но вторая-то половина сработает, во всяком случае, должна сработать на развитие.   Думаете, этого никто не знает? А вы поезжайте в Харьков и спросите академика Кирша – почему, мол, налоговая система у нас такая несовершенная, недоразвитая и громоздкая, как динозавр? И академик вам расскажет, сколько человек и в каких именно управлениях и министерствах: 1) все знают; 2) знают, что сделать, чтобы система стала нормальной.   Тут, конечно, напрашивается следующий вопрос, который даже не надо озвучивать, но ответ на который выглядит примерно так: «Да просто в высших кругах это никому не нужно». Ну, что делать с этими высшими кругами? И с чем все это связано – с политикой, экономикой, ментальностью?.
Диагнозы и рецепты
Евро-2012 – большое достижение государства или экономическая авантюра в нищей стране? Готова ли украинская столица к приезду зарубежных гостей, если приходится часами пробираться центром Киева? Кто и для чего запутал налоговое законодательство? Почему «в тень» так легко уйти и так трудно оттуда выйти? Имеет ли характерные особенности беспредел по-харьковски?   Об этом ведущий телепрограммы «Вечер с Николаем Княжицким» на канале «TBi”  беседовал с Заслуженным экономистом Украины, членом-корреспондентом Академии экономических наук Украины и Международной кадровой Академии, профессором Александром Киршем. Следует напомнить, что Александр Кирш - шеф-редактор журнала «Бухгалтер», автор ряда книг по экономике. С 2005 года профессор является членом Совета предпринимателей при Кабмине. Фрагменты этой интересной беседы «Главное» предлагает своим читателям.   - Прежде всего, нам всегда приятно, когда приезжают люди из регионов. Скажите, то, что происходит с украинской экономикой, меньше ощущается в Харькове, чем в Киеве? Я имею в виду экономический уровень столицы и областных центров.   - У меня впечатление, что все деньги сейчас не то, что не в Харькове, а уже даже и не в Донецке. Они все в Киеве. Здесь пишут законы, решают вопросы, а у нас слышны только отголоски плюс добавляется свой, харьковский беспредел. Скажем, известно, что Евро-2012 – беда всего народа, но в большей степени это беда городов, которые проводят матчи. Организации и предприятия, расположенные в местах, где будут ездить иностранцы, оказались в зоне самого пристального внимания. Туда время от времени приходят люди и говорят, мол, дайте 5-10 тысяч.   - Что это за люди такие приходят?   - Они появляются от имени мэрии, от имени администрации и берут деньги на благоустройство, на то, на сё…   - Как Евро отразится на экономике вообще? С одной стороны, проведение крупных мероприятий привлекает туристов, которые оставляют много денег. С другой стороны, строят огромный аэропорт и огромный стадион, между тем как во Львове, например, местная команда уже отказывается там играть. Что же, все это ради трех матчей? Иными словами, Евро поможет создать необходимую инфраструктуру, или эта инфраструктура нас потопит?   - Евро – это страшная афера. Почему я так говорю? Это совершенно неуместное, нерациональное вложение средств, учитывая условия, сложившиеся в Украине. Рассчитывали на инвесторов, а их оказалось лишь двое – Ахметов и Ярославский. Все остальное дает бюджет. Но если уж из бюджета инвестировать, то далеко не в первую очередь следовало вкладывать в аэропорты, которые неизвестно когда загрузят, и не в пятизвездочные гостиницы, где никто не будет жить. В стране, где не газифицированы села и не хватает оборудования в больницах, инвестиции следовало бы направлять не на аэропорты, отели и стадионы, а на что-то другое.   - Может, проблема не в инвесторах, а в том, что чиновники утонули в коррупции?   - Проблема во всем. Инвесторов мало, государство отдувается за всех, а то, что вкладывается, в значительной степени разворовывается. Вообще не понимаю, как Киев собирается принимать финал Евро с такой инфраструктурой! Сейчас по центру можно ехать 2 часа! Получается, как в 1980 году на Олимпийских играх в Москве – «лишних» выселить, центр перегородить, автомобилям запретить ездить…   - Вы занимаетесь журналом «Бухгалтер». О чем он?   - Этот журнал о том, как грамотно минимизировать налоги (я не говорю - «не платить»), как проводить налоговую оптимизацию. Даем много нормативных документов. Раньше было 100 страниц в неделю, сейчас - чуть меньше. Экономической информации для бухгалтеров в стране так много, что вопрос «где брать информацию» не стоит. Вопрос в другом – что отсеять. Кстати, был в Эстонии, и там на 4 газетных страницах формата «Пионерской правды» помещаются все новости за месяц.   - В нашей студии гостья из Грузии рассказывала об их реформах. Там налоги, которые платит человек, не превышают 20%. У нас намного больше. В чем, по-вашему, основной недостаток украинской налоговой системы?   - Главное, что мы не знаем, как тратятся налоги, но это не налоговая проблема, а социальная. Я занимаюсь тем, как бюджет наполняется. Проблема украинской налоговой системы даже не в том, что она жесткая и налоги большие. В Швеции, кажется, всего 5 налогов, но налоговое давление ощутимее, чем у нас. Настоящая проблема в невероятной запутанности, сложности системы. К тому же, все действует «задним числом».   Получается, система выполняет функцию «искусственной занятости». Полно специалистов, которые занимаются исключительно налогами – бухгалтеры, инспекции, налоговая милиция, ревизоры и так далее. И все получают деньги благодаря страшно усложненной системе.   Заодно налоговая система выполняет коррупционную функцию, в чем также очень многие заинтересованы. Если бы все было просто, не было бы «мутной водички». А когда все сложно, обязательно что-нибудь нарушишь.   А еще такая система удобна для устрашения политических оппонентов. Человека трудно наказать только за то, что он поддерживает «не ту» партию. А за налоговые ошибки можно покарать всегда. На семинарах я спрашиваю бухгалтеров: «Кто все соблюдает? Кто уверен, что – если придут проверяющие – все будет в ажуре?»  За все время никто не поднял руки. Ноль! Все знают – соблюдаешь одно, тут же автоматически нарушаешь другое.   - О чем вы на семинарах говорите?   - О практических вопросах. Например, о том, что в нашем законодательстве есть замечательный пункт «о конфликте интересов». Он гласит, что любое противоречие в законодательстве трактуется в пользу плательщика. В некоторых странах такой пункт в законе есть, в некоторых отсутствует, но ни в одной стране нет такого законодательства, которое буквально соткано из противоречий. И на них всегда можно указать. Правда, этот пункт работает лишь на судебном уровне, а в суд по понятным причинам идти не хотят…   - Может, государству выгоднее было бы просто снизить налоги?   - Теоретически – если снизить налоги - народ рано или поздно выйдет из «тени». Новая власть (при Кучме, Ющенко, Януковиче) пытается сначала отменить негласный социальный договор: «Вам – офшоры, нам – единый налог». Новая власть пытается менять кодекс. И у каждой власти что-то не получается, она понимает, что шалить с этими вещами нельзя, и оставляет все как есть.   Смотрите, когда-то налоги были даже жестче:  начисления на зарплату для Пенсионного фонда были 61%; Чернобыльский фонд – 19%; в фонд занятости – 6%. Итого 86%! Вдобавок к этому, «изнутри» еще брали 50%. На все это был налог с дохода 22%. На все это был НДС 28%... И тогда предприниматель удрал «в тень». По сравнению с тем, что было когда-то, сейчас налоги стали «человечнее», но люди, которые в свое время ушли «в тень», оттуда уже не вернулись. Они там привыкли.   Вот и при нынешней власти – как только прозвучали угрозы, что все будет жестко и плохо – народ тут же дружно потянулся к «тени». И хотя, в конечном счете, все оказалось не так уж страшно, народ «из тени» не уходит. Ломать – не строить.   Поэтому хочется сказать людям, которые первым делом стремятся ужесточить законодательство: «Думать нужно до того, а не после».   - Если сравнить предыдущее правительство с этим…   - Знаете, тут важнее, кто и как работает «на местах». Сейчас, например, в Харькове беспредел. Приходят и говорят: «Дай столько-то денег». Приходят и говорят: «Извини, ничего личного, но твой киоск понравился нашему шефу. И чтобы завтра тебя тут не было. И вот тебе за хлопоты 100 гривен». Беспредел – это непрерывный рэкет, совершенно не связанный с законами, но зато связанный с их толкованием. Причем, в те моменты, когда нужно. В конце концов, беспредел – это когда даже не берут взятку, потому что тебя уже «заказали».   - Существуют ли рецепты, что нужно сделать в экономической сфере, в налогообложении?   - Эти рецепты всем известны: чем меньше налогов и чем все проще, тем лучше. Если конкретнее, то надо расширять круг «единоналожников». Нужно заменить все налоги единым налогом «с оборота», естественно, с дифференциацией по отраслям. Тем более, что у предприятий есть такой опыт, ведь они уже платили налог «с оборота». К тому же, чем проще система, тем труднее ее обойти и тем меньше коррупции. И все это знают. Беда в том, что это никому не нужно&hellip
Харьков. Шесть недель до ЕВРО
Говорят, заморский гость страшно привередлив. Трудно сказать. Может, и есть такие, которые от наших пятизвездочных отелей нос воротят. Однако же есть среди иностранцев нормальные люди – почти такие, как мы. Вот с ними-то, с нормальными, к началу европейского футбольного первенства мы готовы поделиться лучшим из того, чем богаты. Со стадиона нормальные иностранцы почти без пересадок легко доберутся до самой зеленой, самой влагонасыщенной, самой экологичной зоны нашего города. Это Журавлевский гидропарк. Здесь власти намерены устроить для гостей уютное лежбище, оно же – отсыпалище и вытрезвилище. Да и куда разогретым гостям после матча податься – не по музеям же их водить, в самом деле. Латаный-перелатаный вагон доставит разноязыкую толпу к бывшему разворотному кругу бывшего трамвая № 15. Это на улице Шевченко. Поэта Шевченко. Здесь гостям придется немного напрячься и поискать стрелку-указатель. Да вот же она, издали видна – расслоившаяся под дождями фанерка намертво прикручена ржавой проволокой к фонарному столбу. Идем в указанном направлении. Там сегодня (или как модно писать: «...В момент подготовки материала к печати...») толпы учащихся, согнанных на коммунистическо-капиталистический субботник, доставляют виртуальным хозяевам радость своим бесплатным трудом. Правда, огорчает, что «субботничать» приходится в пятницу, так что багаж знаний учащихся пострадал. Ну, не впервой. Молодая поросль бойко разбирает метлы, лопаты, грабли и грузовики, а затем с шутками-прибаутками, наспех притоптав окурки, принимается за неквалифицированную, халявную работу.   Нужно сказать, копают газоны кто как, и удивляться этому нечего – чай, не кроты, не мышки-норушки, словом, не профессионалы. В общем, пестрая команда – кто левша, кто правша, кто в кедах пришел, а кто заявился в мини-юбке и на высоченных каблуках, рассчитывая на снисхождение бригадира. Некоторые «асы земляных работ», орудуя лопатой, вообще норовят не вынимать одну руку из кармана. И ничего, все справляются. Потому что знают – нельзя ударить в грязь лицом. Вот приедут иностранные гости со стадиона, и куда они сразу кинутся? Да смотреть, хорошо ли вскопаны украинские газоны, куда ж еще! В это время девчонки, выстроившись рядком, дружно метут асфальт. А пылищи-то, пылищи! Прямо скажем, геройские девчонки попались. Их много, но и асфальта немало – к тому же, он в колдобинах, так что все до песчинки вымести никак не удается. Не беда – до Евро-2012 осталось целых 1,5 месяца, так что слабый пол, если хорошо постарается – управится. Собственно, как всегда. Славно все-таки, что в гидропарке не приходится начинать работы с нуля. Кое-где еще сохранились почти неповрежденные таблички с предупреждениями, что не следует обгорать на солнце. Безусловно, футбольные фанаты это оценят. Особенно, зарубежные. Не полностью уничтожены скамейки, установленные кем-то заботливым на пляжах и аллеях. И пускай некоторые из них слегка охромели – не беда. Потому что даже трехногая скамейка лучше, чем никакая.   В общем, на всех деталях подготовки нет смысла подробно останавливаться. Скажем, есть десятилетнего возраста киоски – и ладно. Не такие уж они дырявые. Тем более, что в одном из них, помнится, в пляжный сезон открывался медицинский пункт. Встречаются не совсем поломанные урны и почти неповрежденные мусорные баки. Причем, баки с верхом набиты мусором, и это греет душу, поскольку свидетельствует о глубоко укоренившейся культурной традиции – увидел бак, бросай туда мусор, и неважно, что бак переполнен.   Никто не спорит, что мосты в гидропарке изрядно износились. Но нет сомнений, что в муниципальных закромах уж чего-чего, а краски – полным-полно. Во всяком случае, какой-то мужик, одетый в комбинезон цвета хаки, излучая уверенность в своих силах, неторопливо возюкает кисточкой по ограде моста. Ничего, что он в гордом одиночестве, ведь мы знаем, что и один в поле воин. И возможно, он представляет здесь, среди сосен и тополей, не кого-нибудь, а самые сливки городских служб – эдакий коммунальный спецназ.   На противоположной, салтовской стороне гидропарка – где раскинулся платный пляж – тоже почти все готово к приему многочисленных гостей. Во всяком случае, неназвавшийся «источник», подрабатывающий то ли в секьюрити платного пляжа, то ли еще где, сообщил, что строительство ночлежек для иностранцев скоро начнется. То есть, пока еще не строят, но вот-вот начнут – когда техника прибудет, стройматериалы завезут и подыщут рабочих.   Еще «источник» шепнул на ухо, что доступ в охраняемую зону практически свободный. Только паром с берега 522-го микрорайона не ходит, потому что «убитый». А так – пожалуйста, заплати и иди себе на здоровье.   Кстати, вот и стоимость прохода-проезда на стенде обновлена. Правда, изложено все как-то мутно. Видать, для того, чтобы у секьюрити (на всякий пожарный случай) были развязаны руки. В смысле, кого пускать – кого, наоборот, не пускать. И кого почем.   Короче, судите сами: «Вартість: Єдиний вхідний квиток – 15 грн. Єдиний в’їздний квиток на атракціон – порож (?) – 25 грн. Виїздний квиток на атракціон – порож (?) – 5 грн. В’їзд на автомашині (водій + авто) (?) – 30 грн». Для нормальных иностранцев, которые, как вы помните, от нас ничем не отличаются, администрация дословно «переперла» прейскурант на английскую мову. Чтобы, значит, забугорных футбольных фанов поставить в тупик двусмысленностью витиеватых украинских формулировок. И то правда – пускай лучше головы ломают над нашими суконными канцеляризмами, чем морды друг другу бьют по подворотням. «Так сколько же иностранных болельщиков сможет принять гостеприимный, намывной Салтовский берег?» – поинтересовались мы у честного и открытого «источника». И получили прямой ответ, за что, кстати, все мы этому человеку весьма признательны. Ведь он поступил так, как и должен был поступить с несекретной, общественно полезной информацией. Короче, он сказал, что «вначале ожидали где-то 5 тысяч гостей, потом – 3 тысячи, а сейчас, наверно, если 700 человек приедет, то уже хорошо». Ну и ладно. Зато приедут нормальные иностранцы, а не какие-нибудь наркоманы и шалапуты из высших кругов. Которые «с завихрениями». И если в Харькове – пусть на короткий период, пусть на 10 человек – нормальных станет больше, уже радость. Потому что нам как раз нормальных катастрофически не хватает
Криминал за политику
Украина наших дней. Независимая страна с всенародно избранной властью. Здесь приговорена к «чисто конкретному» сроку и отбывает «наказание» в Качановской колонии лидер политической оппозиции Юлия Тимошенко. Скоро будет известен вердикт по «преступлениям» Юрия Луценко. Не за горами «справедливый приговор» по Иващенко. Харьковские «законники» по высочайшей указке запаслись белыми нитками и в поте чела шьют криминал лидеру харьковской оппозиции Арсену Авакову. Неизвестные «радетели за справедливость» чуть ли не на жилых домах развешивают грязные бумажки с клеветой на руководителя закрытого харьковского телеканала...   «И весь советский народ, как один, с возмущением... о-го-го, а-га-га, у-лю-лю... Мы требуем, чтобы врагов беспощадно тра-ля-ля... Чтобы карающая рука наших органов бу-бу-бу, ой-ой-ой, ну-ну-ну...»   Густой, удушливый смог быстро опускается на украинские города и села. Мы помним, как губителен этот смог. Нужно немного времени, чтобы он укутал нас полностью, сделал незрячими, глухими и дышащими неполной грудью. Понадобятся долгие десятилетия, чтобы оставшиеся в живых наконец-то смогли выйти на свежий воздух. А еще десятилетия уйдут на выяснения: а сколько выжило; а разве не могли освободиться раньше; а кто не выпускал и вообще – кто виноват и что ­делать?   И мало кто вспомнит, что кто-то когда-то голосовал именно за эту «партию власти», вестника тьмы. Кто-то не пошел на избирательный участок, потому что «да какая разница – я все равно ни на что не влияю!» Кто-то тупо продал свой голос. А кто-то имел несчастье участвовать в фальсификациях. Все эти люди поступили, по меньшей мере, легкомысленно, так как система, которой они позволили угнездиться на троне, со временем перемелет их всех: тех не станет лечить, этих сгноит в нищете, а вот тех – забудет в шахтах.   Это такая система: сначала она уничтожает всех, кто вдали, потом – по мере зачистки периферии – постепенно, но неминуемо приближается к своему же центру. А в самом конце, на десерт система оставляет саму себя... И самоуничтожается. Хоть это хорошо, вот только нас с вами уже не будет. Не верите? И я не верю, что вы не верите. Вспомните приснопамятный СССР со своей незыблемой вертикалью власти, со своей однопартийностью, со своими репрессивными органами, со своим подавлением «всех и вся».   Вот, например, штрих: в мае 2001 года издание «Подробности» сообщило: «Служба безопасности Украины раскрывает архивы КГБ СССР. В Луганской области открыт Информационно-справочный центр, где каждый желающий может узнать о судьбе своих репрессированных родственников. Архивные документы и уголовные дела политзаключенных десятилетиями были недоступны для обычных граждан». Обратите внимание на невинный оборот «уголовные дела политзаключенных».   А вот что пишут о жизни некоего Балакирева в lib.ru: «КГБ изучал всю жизнь, стараясь, помимо статьи 70 Уголовного Кодекса РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда), пришить какое-то уголовное преступление, перебирал статьи от занятия запрещенным промыслом (мол, преступник давал частные уроки) до измены Родине. Практически я был чуть ли не единственным заключенным в политическом Мордовском концлагере, у которого была чистая 70 статья без уголовных «довесков».   В своих «Воспоминаниях» ч. 2, гл. 18 Андрей Сахаров перечисляет обвинения, которые выдвигались в адрес политических заключенных в РФ. Это применение насилия в отношении представителя власти, измена, уклонение от уплаты налогов, мошенничество, хищение чужого имущества, растрата, убийство, покушение, попытка теракта. И, разумеется, сплошь и рядом эти обвинения базировались на фабрикациях. Кто занимался подтасовкой данных – лишний вопрос. Конечно же, сами «правоохранители», больше некому.   Интересная деталь, в Российской империи еще существовал официальный статус политического заключенного. Но после Февральской революции 1917 года Временное правительство приняло декларацию, где среди прочих был пункт о полной амнистии всех политзаключенных. Опять же официально согласно Исправительно-трудовому кодексу – в СССР не было политзаключенных. Все они считались осужденными за уголовные преступления. Так сказано в Википедии. А эти уголовные преступления надо было сфабриковать.   Если кто-то из политзаключенных в жалобе начальству или даже в личном письме называл себя политзаключенным или просто употреблял этот термин, то это считалось клеветническим высказыванием и влекло суровые репрессии. Политзаключенные делили со всеми заключенными СССР тяжесть их положения, не соответствующую требованиям гуманности и современным, принятым в большинстве демократических стран, нормам.   Может, политический и уголовник – что в лоб, что по лбу? Отнюдь. Энциклопедия делает четкое разграничение: «Политический заключенный – лицо, находящееся под стражей или отбывающее наказание в виде лишения свободы, а также направленное на принудительное лечение, в деле которого присутствует явная политическая составляющая, например, оппозиция действующей власти. Политическим заключенным может быть как арестованный по обвинению в действиях политического характера, так и по другим, часто ложным, обвинениям».   Из биографии академика Сахарова: В 1953 году Андрей Сахаров защитил докторскую диссертацию и получил звание Героя Социалистического труда. В конце десятилетия активно выступал против ядерных испытаний. Так начиналась его общественная деятельность. В середине 60-х годов он ратовал против возрождения культа личности Сталина, возмущался введением в УК статьи, предусматривающей наказание за убеждение (инакомыслие). В 1969 году Сахаров пожертвовал все накопления на строительство онкологического центра в Москве. (Он не был купчишкой, а накопления появились оттого, что Сахаров – ученый-физик с мировым именем). Годом позже основал Московский комитет прав человека. Летом 1975 года Андрею Дмитриевичу Сахарову присуждена Нобелевская премия мира. Несмотря на это, спустя пять лет, Сахарова арестовали и отправили в ссылку в Горький. Его лишили всех государственных премий и наград.   В ссылке Сахаров провел три длительных голодовки. Одна из них в мае 1984 года – 26 дней – в знак протеста против уголовного преследования Елены Боннэр. Да-да, его вторую жену, правозащитницу Елену Боннэр преследовали как уголовницу!   Карманники, жулики, щипачи, грабители, насильники, убийцы, прочие срыватели шапок и наперсточники хотят доказать, что они и политические заключенные – это практически одно и то же. Но зря, им все равно не поверят ни у нас, ни в Европе. Да чего там, им уже никто не верит.   Однако нынешняя власть, как и власть СССР, привыкла доверять только своему мнению, поскольку она борется «за светлую идею» – чтобы ее вечно называли властью. Эта власть еще не знает, что борется за утопию. У власти нет исторической памяти, а утопические идеи не реализуются так же, как вечный двигатель.   И чем тупее власть, тем труднее доказать ей, что вечный двигатель работать не будет, и что долгие усилия в этом направлении лишь изнуряют жизненные силы общества. Чтобы сэкономить эти силы, нужна оппозиция, нужны политические оппоненты. Такие люди были даже во времена СССР. Прочтите несколько строк – это выступления политических заключенных на судебных процессах, так сказать, их последние слова. Даже там, даже тогда эти люди знали, что молчать нельзя!   Андрей Синявский, последнее слово на процессе 14.02.1966: «...Все те же самые страшные цитаты из обвинительного заключения повторяются десятки раз и разрастаются в чудовищную атмосферу, уже не соответствующую никакой реальности. Художественный прием – повторение одних и тех же формулировок – сильный прием. Создается какая-то пелена, особая, наэлектризованная атмосфера, когда кончается реальность и начинается чудовищное, – почти по произведениям Аржака и Терца. Это – атмосфера темного антисоветского подполья, скрывающегося за светлым лицом кандидата наук Синявского и поэта-переводчика Даниэля, но лелеющего заговоры, перевороты, террористические акции, погромы, убийства, убийства, убийства… В общем – «День открытых убийств», только исполнителей двое: Даниэль и Синявский».   Юлий Даниэль, последнее слово 14.02.1966: «Вот меня спрашивали, почему я написал повесть «Говорит Москва»? Я отвечал: потому, что я чувствовал реальную угрозу возрождения культа личности. Мне возражают: причем тут культ личности, если повесть написана в 1960-61 году? Я говорю: это именно те годы, когда ряд событий заставлял думать, что культ личности возобновляется. Меня не опровергают, не говорят, мол, вы врете, этого не было – нет, мои слова просто пропускают мимо ушей, как если бы этих слов не было. Мне говорят: вы оклеветали народ, страну, правительство своей чудовищной выдумкой о Дне открытых убийств. Я отвечаю: так могло быть, если вспомнить преступления времен культа личности, – они гораздо страшнее того, что написано у меня и у Синявского».   Мустафа Джемилев, последнее слово на процессе, 12.05.1966: «Сотрудники КГБ взбешены тем, что мы собираем статистические данные о погибших на местах ссылки крымских татарах, что собираем материалы против садистов-комендантов, которые издевались над народом в годы сталинщины и которые в соответствии с Уставом Нюрнбергского Трибунала должны предстать перед судом за преступления против человечества… В результате преступления 1944 года я потерял тысячи и тысячи своих братьев и сестер. И об этом надо помнить! Помнить так же, как о крематориях Освенцима и Дахау. Помнить и в корне изживать нацистскую и шовинистическую гадину, порождением которых явились эти преступления. Но это кому-то не нравится… Если вы проявите страх перед преступными элементами из КГБ – это будет означать торжество и поощрение зла, олицетворением которого являются эти мерзавцы».   И вот наши дни, но достаточно ли далеко мы ушли, чтобы слова Синявского, Даниэля, Джемилева перестали быть актуальными? Может, мы – пускай медленно, но честно – пытались отдалиться от ужасов тотального красного террора, однако неудачный выбор двухлетней давности вновь отбросил нас на обочину истории? Но если так уж вышло, надо ли теперь опускать руки?   ...Власть заблуждается, надеясь уголовным преследованием устранить ее из политической борьбы, пишет Юлия Тимошенко на своем сайте 16 июля 2011 года: «Политическая казнь – вот главная цель власти в моем случае. Они думают, что если не пустят меня на парламентские выборы и я вдруг не стану депутатом, я перестану быть лидером этого движения, которое считает, что нынешний постсоветский, недемократический режим должен быть устранен. Да нет никакой разницы. История знает, когда судимость имели достойные люди. Возьмите нашего Вячеслава Чорновола или российских диссидентов, того же Андрея Сахарова, которые имели страшные обвинительные приговоры, но это в их жизни ничего не меняло»
Качановка-2012. Окрестности
Харьковские власти взволнованы зарницами и протестами. Их тревожит возможный прорыв одной конкретной трубы перед одними конкретными воротами одного конкретного учреждения. Их раздражают обертки от конфет и апельсиновая кожура, с трудом обнаруженные в кучах грязи. Мне кажется, харьковские власти должно не это беспокоить. Ох, не это!!!   Гораздо сильнее власти должны быть обеспокоены тем, что местные жители живут в областном центре дискомфортно, и этот дискомфорт из года в год заметно дорожает. А еще власти должны быть озабочены фактом, что иностранные гости отнюдь не ломятся в Харьков в надежде хорошо отдохнуть и получить позитивные эмоции.   Вот и команды-участницы футбольного ЕВРО-2012 предпочитают от греха подальше ночевать за тридевять земель от Харькова и каждый раз добираться на матчи за сотни и тысячи километров. А чего еще ждать иностранцам от этого города, если у нас тюремное руководство принимает решение — пускать представителей МИД европейских государств к лидеру оппозиции или не пускать?! Если в этом городе народные депутаты (читай: сенаторы, конгрессмены, консулы) не могут увидеться с экс-премьером, посаженным за решетку неизвестно за что?! Если в этом городе мэр скупо отмеряет гражданам право на публичное выражение протеста?!   Между тем всем этим специалистам в узкой области, называемой «Не пущать!», есть чем заняться. Скажем, мэр в навозной куче на обочине нарыл фантики — так вот мы (в порядке шефской помощи) с удовольствием продемонстрируем мэрии, на что по-настоящему стоит обратить внимание на обширном участке Коминтерновского района от нашего центрального футбольного стадиона до улицы Одесской. Кстати, до нее давно пора дотянуть линию метро, поскольку перекресток этой улицы с проспектом Героев Сталинграда едва ли не самый нагруженный по пассажиропотоку. Шутка ли — 100 тысяч человек в день! Да и аэропорт рядом.   Качановская колония, вокруг которой в последнее время сломано немало копий, неожиданно возникает перед человеком, который, ничего не подозревая, гуляет по улице Каштановой. Ну, тюрьма как тюрьма — высокие заборы, «колючка» вдоль и поперек, а здания почти без окон. Нужно отметить, что это пенитенциарное заведение выглядит более аккуратным, чем дома, расположенные в его окрестностях.   Рядом переулок Вишневый — место официальной «прописки» Качановской колонии. Глянув на переулок хотя бы раз, можно понять, что несколько десятков митингующих перед воротами колонии никакого отношения не имеют к местной разрухе. Во всяком случае, не митингующие сгребли на обочины громадные кучи бытовых отходов и позапрошлогодних листьев. Не митингующие ободрали плитку на некоторых зданиях, поломали водосточные трубы и выщербили ступени, ведущие к совершенно позорной двери, возле которой прибита табличка с надписью «Клуб». Не митингующие наклонили и поломали 20-метровые деревья, которые растут здесь, видимо, для того, чтобы как-то украсить унылые пейзажи «первой столицы».   Вот пятиэтажка в глубине массива между улицами Матросова и Зерновой. Вот надпись «Продукты». Видимо, когда-то здесь был магазин, а сейчас окна забиты фанерой — одно окно, два окна, пять окон... Веселая картина.   Вот девятиэтажка, на которой четко обозначен номер дома «5А». С улицей определиться сложнее, поскольку нет указателя ни на украинском языке, ни на английском, ни на худой конец — просто по-русски. Но беда даже не в этом — все панели (с первого этажа по девятый) в трещинах. Есть ли у мэрии соображения на этот счет — считается эта высотка аварийной или нет? А вы говорите «фантики-фантики»...   В промышленных зонах, которыми битком набиты и Качановка, и Балашовка, в относительном порядке содержатся только заборы. Непонятно, кто несет ответственность за подъездные пути, которые сплошь и рядом выполняют роль обычных городских улиц. Заводы? Мэрия? Эту проблему, которую можно назвать бичом нашего города, решать сложнее, чем митингам препятствовать. Может, поэтому власти концентрируются на пикетчиках?   Вот улица Вишневая... Какое у нее хорошее название! Хотя посмотрите на фото, и вы убедитесь, что этой улице гораздо больше подходило бы какое-нибудь другое имя — скажем, Болотная, Полесская, Шацкие озера, Хляби небесные...   Вот строение на улице Полевой. Пожалуй, здесь не откроешь отель ни о пяти звездочках, ни даже об одной. Но улица Полевая в абсолютном порядке, если сравнивать ее с местностью, которая расположена по соседству — там царит непролазная грязь, на этих Полевых переулках и въездах. Власти ума не приложат, что делать с этой грязью, которая находится не более, чем в километре от «Металлиста». Единственное решение, которое взбрело властям в голову — отгородить гиблый частный сектор от улицы Державинской протяженным забором, непроницаемым для любопытных взоров киевских и зарубежных инспекторов.   Да уж, по части заборов — нашенские, харьковские настоящие мастаки. Чем не метод — отгородил, и вся недолга. Видели, какой длиннющий заборище возвели городские умельцы прямо посреди проспекта Гагарина? Он тянется посреди дорожного полотна от железнодорожного моста (это там, где в сильный дождь автомобили тонут по самую крышу) куда-то вдаль, в сторону улицы Одесской. Куда именно тянется забор, зачем он туда тянется и для чего он вообще нужен — большая загадка. Разгадать ее можно с помощью одного слова — это слово «откат».     На кованый паркан неимоверной длины у мэрии денег хватило, а на то, чтобы засыпать бесчисленные ямы у каждого второго столба вдоль «правительственной трассы», проспекта Гагарина— на это денег нет. Сегодня эти ямы понемногу присыпаются снегом, а когда их засыплет окончательно, харьковчане начнут получать травмы — когда совместимые с жизнью, а когда и нет. Это как кому повезет.   Впрочем, от Каштановой до Киргизской много других заборов, но судя по их убожеству — к ним мэрия отношения не имеет, ибо, судя по всему, на нищете руки не нагреешь. Вот забор вокруг заброшенной стройки — заросший кустами, помятый ветками и упавшей строительной техникой. Вот штакетник, и у каждой штакетины свое представление о вертикали. Вот страшненькая изгородь из сушняка — точно такими огорожами в Африке пастухи-масаи защищают свои временные поселения от хищников. Вот давно не латаные и потому сплошь дырявые заборы вокруг детских садов и школ.   Описание затянулось... Чего еще много в тех краях? Много присыпанного снегом хлама, сброшенного во время ремонта кровли с крыш то ли этим летом, то еще прошлым. Много собак, с которыми мэрия явно не знает как поступать. Может использовать бродячих животных против митингующих — хоть какая-то для властей польза. Много поломанного на недавно оборудованных детских площадках и на тех, которые оборудованы еще далекими предками.         Любопытная деталь. Когда местные жители и ЖЭКи самостоятельно оборудовали детские площадки, по бедности используя старые автомобильные покрышки, власти твердили, что для экологии вредно - закапывать покрышки в землю. И вот наступила эпоха договоров по оборудованию новых детских площадок. Процесс идет повсеместно. А покрышки, спрашивается, теперь куда? Покрышки из земли извлекают, сваливают их в кучи, и там они лежат годами. Очевидно, выкопанные и сваленные горой покрышки ничем не грозят экологии. Так думают власти.   А венчают всю эту окрестную «красоту», сотканную из грязи и разрухи, многочисленные билборды с изображением гаранта и его новогодним поздравлением, типа, «вітаємо рік Качанівки-2012»... ой, простите «ЄВРО-2012»... Сила и убедительность поздравления заключается в контрасте между тем, что написано, и тем, что мы видим. Собственно, так было и при Лелике, и при Сталине, и «за царя Панька»
Не дальше своего носа
Наука в окружающей среде разбирается хорошо. Наука знает, что наша продолжительность жизни такая же, какие у нас вода и воздух. Люди в окружающей среде тоже разбираются, поскольку тонко чувствовать тематику заставляет собственная шкура. А вот наша элита к нашей окружающей среде, видимо, никакого отношения не имеет. В общем, что человеку здорово, то нашей элите смерть. И наоборот.   Судите сами, элита – это власть. В свою очередь, власть – это законы и их исполнение. Руководствуясь принятыми властью законами, работают такие предприятия, как «грязный» коксовый завод в Харькове и куча «грязных» комбинатов Донбасса и Приднепровья. Как вы понимаете, подобные предприятия отнюдь не продляют нам жизнь. И даже совсем наоборот, ведь недаром утверждают, что в микрорайонах, расположенных вблизи таких заводов, жители болеют и умирают в разы чаще, чем в среднем по стране.   При этом в украинской санитарной службе трудятся, не покладая рук, 54 тысячи человек – эти данные приводят полномочные представители нынешней власти. Для сравнения, в аналогичной польской службе с экологическими задачами успешно справляются 6 тысяч человек. Численность службы определяется властью. Не кажется ли вам, что наша власть не имеет ни малейшего представления о том, чем она занимается?   Фонящий ил Межигорья   Печально, что - в итоге управленческих потуг наших элит – наших мы имеем не только череду цифр, химические формулы и прочие премудрости, понятные лишь высоколобым согражданам. «На выходе» мы имеем удручающе простые и понятные вещи. Скажем, 20 лет назад в Украине проживало 52 миллиона человек, а в Польше – 38 миллионов. Сегодня же нас 45 миллионов, а поляков 41 миллион. Как говорят, «почувствуйте разницу»!   Знаете, в чем корень зла? Одним словом не объяснишь, но вот я листаю журнал, и там пишут следующее: многие считают Киевское море едва ли не опаснейшим местом на планете. В смысле экологической перспективы. Пишут, что об этом сообщил Василий Кредо, глава международной группы ученых по прогнозированию последствий катастроф. По его словам, это водохранилище предрекает Киеву судьбу Помпеи, а Украину в случае катаклизма ждет судьба Атлантиды. Вот так — ни больше, ни меньше. Поясняя свой прогноз, г-н Кредо отметил, что в Совете Европы вопрос о ликвидации Киевского моря как объекта поднимался не раз. Для международного сообщества $1 млрд для такой цели - не проблема.   Однако, по словам автора, на Западе считают, что Украине уже невозможно помочь, ведь кроме Киевского водохранилища на Днепре есть еще 6 крупных плотин. Кроме того, у нас имеются еще и 17 наземных атомных реакторов, причем, отнюдь не в том состоянии, которое вселяет оптимизм.   Экологи пишут - если вследствие ЧП случится авария на ГЭС или произойдет небольшое землетрясение, то земляная дамба разрушится. Это не фантазии, ведь человечество не раз «спотыкалось» о последствия разрушения дамб – в Новом Орлеане, на реках Колорадо и Миссисипи, в Сибири, в Таиланде…   Есть мнение, что износ возведенных некогда ГЭС на Днепре превышает 90%. И если случится прорыв дамбы выше Киева, тогда на Оболонь, Троещину, левобережные районы столицы обрушится настоящее цунами, которое, как костяшки домино, повалит остальные днепровские плотины. Это не все. Экологи безжалостно констатируют, что ил на дне Киевского моря радиоактивен. Благодаря Чернобылю. Поэтому громадные пространства, где этот ил осядет, не очистить за тысячу лет.   Можно от всего этого отмахнуться? Запросто, поскольку не впервой! Но… Помните - когда «грохнул» Чернобыль, тогдашние элиты тоже, не моргнув глазом, твердили, что ничего страшного не произошло. Однако, уважаемый читатель, вернитесь к сравнению численности нашего и польского населения, и вы сразу же поймете – наша элита патологически брехлива, и это еще в лучшем случае. А в худшем – она вопиюще некомпетентна, иначе говоря – ничего не соображает. Как правило, в курсе дела оказываются другие люди, но элита не склонна прислушиваться к альтернативным мыслям.   А может, наша элита близорука и не видит дальше своего носа? Знаете, что наталкивает на эту мысль? Если пробежаться по Харькову и хотя бы мельком осмотреть места, где возникают целые улицы элитных коттеджей, можно выявить забавную закономерность.   «Можновладці» при выборе места проживания ищут: 1) крупные участки земли; 2) зеленые массивы в непосредственной близости от своего дворца; 3) водоемы в пределах досягаемости. Им кажется, что все это гарантирует крепкое здоровье им и их семействам. Вижу рощу, значит, там чистый воздух. Вижу лужу, значит, там чистая вода. На самом деле, все чуть сложнее. Но это трудно объяснить президенту Виктору Януковичу, Межигорье которого располагается аккурат на берегу Киевского водохранилища, перспективы которого специалисты оценивают скептически.   Чисто харьковский выбор   Много больших разноцветных домов построено на берегах Лозовеньковского водохранилища. Эту местность жители Черкасской Лозовой с иронией называют Городом Мастеров. Так вот, о деталях мастера подумали, но не подумали о главном – не так уж далеко от этих краев расположен знаменитый Дергачевский полигон, иными словами – грандиозная свалка. Какая уж тут экология, в этой сельской местности!   Хорошо в харьковском Саржином яру, экологически чисто, родник есть. Только вот склоны яра уж больно крутые, а укреплением склонов никто толком не занимается – ни люди, которые за водой сюда ходят, ни другие, которые строят здесь дворцы. И вот, по слухам, некоторые дворцы из-за оползневых процессов дали трещины. Не злорадствуйте, не надо – согласитесь, противно тратить сотни тысяч у. е. на жилье в престижном районе и столкнуться с проблемами, с которыми сталкиваются бедные владельцы угловых квартир в «хрущевках».   А вот, глядите, построены коттеджи возле пересечения Московского проспекта с Окружной дорогой. Представляете, какие там автомобильные потоки и что там за воздух?   А вот элитная улица прислонилась к черте города невдалеке от поселков Восточного и Рогани. Поблизости нет заводов и напряженных трасс, но дышать и там нечем. Кто знает, почему? Может, потому что рядом самолеты заходят на посадку в харьковский международный аэропорт. Или, наоборот, взлетают… А может, потому что гаражей вокруг видимо-невидимо.   Впрочем, где прорва гаражей – так это в поселке Жуковского. Все даниловские склоны сверху донизу, справа налево утыканы автомобильными хатками. Но за местной церковью, на тех же самых склонах возвели целый массив элитного жилья. Потому там пахнет бензином, а еще попахивает чем-то специфическим, сельским. Это под горой раскинулся бывший совхозный ставок, а чуть выше него стоят бывшие совхозные коровники. Коровы хотели пить – вот они и ходили к ставку десятилетиями… Заодно и нужду там справляли. Коров уж нет давно, а запашок, кажется, до сих пор витает в воздухе.   А вот курортный по сути своей поселок Научный. Большие, добротные дома стоят на главной поселковой улице Киевской. Еще бы – всем, у кого деньги есть, хочется жить в рекреационной зоне. Ну, там, где здоровье восстанавливают. И потому теснятся дворцы на этой улице, плотная здесь застройка, и заборы почти вплотную подходят к проезжей части. А движение-то по улице Киевской в поселке Научном – будь здоров! Автобусы, мотоциклы, грузовые и легковые машины друг за другом выстраиваются, как верблюды в караване. Порой улицу перейти невозможно. А все почему? Да потому, что на самом деле эта улица этого поселка – неотъемлемая часть нагруженной харьковской Окружной дороги. И элитные дворцы, оказывается, здесь торчат, как прыщи, на обочинах кольцевой трассы. Вот уж оздоровились, так оздоровились местные обитатели за свои деньги! За свои баснословные деньги.   …Заботясь о здоровье, некоторые представители элиты вьют родовые гнезда в удаленных от Харькова местах. Частенько такой шаг оказывается опрометчивым. Например, если вы – или кто-то другой - облюбовали берег реки Мжа, причем, поближе к Змиеву, то это явная оплошность. Поскольку Змиевская ТЭС, дымящая в тех краях – основной промышленный загрязнитель области, что известно и у нас, и за рубежом.   А вы говорите: «ЭЛИТЫ, ЭЛИТЫ,,,» Да они без нас с вами просто-напросто пропадут! Как пить дать, пропадут
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Сегодня
больше новостей
delta = Array ( )