Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™
Имитация войны
 На протяжении последних лет харьковская власть периодически делает вид, что ведет активную борьбу с игровыми автоматами. Несмотря на то, что с мая 2009 год в Украине этот вид бизнеса законодательно запрещен, в «первой столице» он по-прежнему процветает буйным цветом. Только, по данным прокуратуры, в городе насчитывается около 300 игровых салонов, хотя реально их значительно больше. Недавно губернатор Михаил Добкин на антикоррупционном комитете в ХОГА в очередной раз объявил войну «одноруким бандитам», но даже по реакции сидящих в зале генералов было понятно, что дальше имитации сражения дело не пойдет. Ни для кого не секрет, что игровые автоматы в Харькове контролируются криминальными структурами и «крышуются» правоохранительными органами. Все прекрасно осведомлены, что один депутат, любящий помахать руками в парламенте, уже не первый год «держит под крылом» этот вид бизнеса. Любой человек в погонах знает, что такса отступных за один аппарат колеблется в пределах 500 долларов в месяц в зависимости от месторасположения. Адреса и владельцы точек также милиции хорошо известны. На кого рассчитаны все эти пиар-ходы, что город теряет 40 млн. грн в год, которые ранее получал от выдачи лицензий, - не понятно. Это сердобольным бабушкам у подъезда Михаил Маркович может рассказывать, что 70% игроков - школьники и студенты, в городе 5% зависимых, и каждый четвертый проигравший думает о самоубийстве. На антикоррупционном комитете должны звучать четкие и конкретные действия: как именно власть собирается выигрывать начатую «войну». Причем, не временно прикрыть игровые салоны, маскируя их под «интерактивные клубы», а искоренить этот вид деятельности как явление. Все прозвучавшее на апрельской встрече с силовиками еще раз подтверждает, что никаких боев с игровым бизнесом никто вести не собирается, а телодвижения сделаны лишь с одной целью - отчитаться перед столичным начальством. Посудите сами: губернатор дал команду в течение недели проверить, где хранятся изъятые ранее игровые автоматы и не возвращены ли они владельцам. Если такой факт откроется – в милиции пообещали наказать начальников РОВД. Поскольку с момента антикоррупционного комитета прошло уже десять дней, а никаких оргвыводов не последовало, значит, напрашивается вывод, что с этим делом у нас все замечательно. Также Добкин пообещал направить в прокуратуру перечень всех 300 незаконных игровых заведений, работающих сейчас в городе. Такое впечатление, что в правоохранительных органах о них не в курсе. На самом деле даже читатели Харьковфорума уже составили свой список злачных мест. Причем некоторые точки, которые действуют совсем уж подпольно и только по ночам, в прокурорском варианте отсутствуют. То ли начался очередной передел бизнеса, то ли сверху дали понять, кого трогать нельзя ни при каких обстоятельствах. Главным итогом встречи губернатора с силовиками по данному вопросу стало решение вносить игровые салоны в единую базу досудебных расследований, после чего можно получать санкции на обыск, проводить следственные действия и изымать, как вещдоки, игровое оборудование. Возможно, я чего-то не понимаю, но выглядит решение весьма странно: нелегальные точки, которые только чистого дохода с одного автомата приносят ежедневно 2 тыс. грн, лишь после четырех лет законодательного запрета собираются подвергать санкциям. А почему, скажите, не делали этого раньше? Как работают карательные органы, когда им дают команду «фас» мы все хорошо знаем. Поэтому милицейская статистика, что в текущем году в Харькове зарегистрировано 94 правонарушения по признакам статьи «занятие игорным бизнесом» просто смешна. Думаю, за распитие алкогольных напитков или курение в общественных местах стражи порядка составили в городе протоколов не меньше. Причем, ни один из почти сотни указанных правонарушителей - игроманов наказан не был, так как суд не вынес ни одного приговора. За весь прошлый год милиция в полутора миллионом мегаполисе изъяла всего 416 игровых автоматов. То есть, иными словами, чуть больше, одного в день или накрыла где-то полтора десятка салонов. А как понимать, что вездесущая налоговая в течение текущего года зафиксировала лишь 4 случая нелегального игорного бизнеса. Проверки пожарных, санстанции, исполнительных органов, предпринятые как меры борьбы с «интерактивными клубами», за год не привели ни к одному факту закрытия салона. Губернатор говорит, что нужно создать межведомственную рабочую группу по координации действий правоохранительных органов. Теоретически хорошая идея, только теперь можно не сомневаться, что, во-первых, тему в очередной раз заболтают, а во-вторых, все-кому надо - точно договорятся, поскольку с единым центром принятия решений утрясти вопросы будет гораздо проще, чем с разрозненными структурами. Такое впечатление, что первые лица города и области контролируют силовиков лишь, когда речь заходит о политических вопросах. Почему не заставить, наконец, милицию выполнять закон, и тогда можно было бы за месяц-другой навести порядок. Ладно, к Евро-2012 открыли десятки новых заведений, но теперь-то можно при желании воплотить в жизнь идею Добкина, которую он озвучил еще в самом начале своей мэрской каденции. Вот одна из его цитат того времени: «С 1 августа 2006 года мы будем демонтировать и вывозить игровые автоматы за пределы Харькова. Собирать их будут уважаемые собственники незаконных игровых автоматов на мусорках, если они найдут их там после любителей собирать металл». Чуть позже уже, будучи губернатором, Михаил Маркович предлагал «отрезать их от электричества». В феврале 2012 года Добкин обещал: «Харьков очистят от салонов игровых автоматов. Намерения у местных властей настолько серьезные, что в скором времени в городе не останется ни одного салона». И что мы имеем в сухом остатке? Как всегда, показуха и игра на публику. Если бы у местной власти действительно было желание кардинально изменить ситуацию, то салоны постигла участь нелегальных киосков. Их просто бы сносили за одну ночь к превеликой радости близлежащих заведений. А так на здоровье подростков (при «откате» 500 долларов за один автомат) стражи порядка накручивают в месяц миллионы гривен. Это не говоря уже о том, что игровой салон, владельцами которого часто являются те, кто призваны его ликвидировать, окупается за год. Зам. прокурора Харьковской области Сергей Миронов жалуется: «По непонятным мне причинам, после сообщения сотрудником прокуратуры в территориальные органы милиции, работа по прекращению функционирования игрового заведения и вывозу игрового оборудования блокируется, следственно-оперативная группа не направляется. Лишь после личного вмешательства в процесс дело начинает сдвигаться с мертвой точки». То есть, если на милицию надавить, она все же способна реагировать. Между прочим, в некоторых городах Украины правоохранителям удалось выполнить норму закона и закрыть все или почти все залы игровых автоматов. Харьков же и по этому показателю пасет задних, а, может, просто еще раз подтверждает, что является «ментовским» городом
Полицейское государство
В свете социальных потрясений, которые неизбежно захлестнут Украину, мы должны отдавать себе отчет в том, что живем в стране, где прослушиваются мобильные телефоны, контролируются банковские счета, взламывается электронная почта, а все передвижения недовольных режимом граждан тщательно отслеживаются спецслужбами.   Похоже, баснословные суммы из госбюджета, выделяемые на финансирование силовых органов, начинают приносить результаты. Только за последнее время мы имели несколько случаев вопиющего нарушения прав человека, которые свидетельствуют о системном подходе в этом вопросе. После митинга в Киеве, 2 апреля, ряд общественных деятелей заявили, что им звонили из милиции по мобильному телефону. Олесь Доний рассказывает, что человек, представившийся сотрудником Печерского РОВД, даже не сумел пояснить, к кому именно он обращается. Милиционер лишь сообщил, что этот номер зафиксирован во время акции оппозиции 2 апреля, и его интересует история со «снежками». На уточняющий вопрос народного депутата, на каком основании он получил телефонную базу данных, правоохранитель ответил, что по решению суда. Пресс-секретарь «Свободы» Александр Аронец утверждает, что его однопартийцам тоже названивают без разбора. Среди протокольных вопросов спецслужбы интересуются, в том числе и местом жительства человека. Киевлянка Оксана Епишина сообщает, что после требований пояснить, откуда им известен номер мобильного ее товарища, сотрудник милиции признался, что имеется база на 500 участников митинга. Учитывая, что 2 апреля в столице на акцию протеста вышло около 5 тысяч киевлян, то получается, что собеседование провели с каждым десятым оппозиционером.   По словам сопредседателя Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова, в настоящий момент прослушивание телефонов в Украине имеет глобальный характер. Еще 10 лет назад наша страна входила в число мировых лидеров по количеству выданных разрешений на «прослушку». В 2002 году Украина в год выдавала 40 тысяч разрешений на снятие информации со всех каналов связи. Притом, что через один такой канал на тот момент можно было контролировать сто человек, следует сделать вывод, что силовые структуры десять лет назад прослушивали четыре миллиона украинцев. То есть, выходит, что в эпоху Кучмы тоже отслеживали приблизительно каждого десятого.   С тех пор, конечно, многое изменилось, и точных данных нет. Сейчас преобладает запись всех разговоров по мобильному телефону скопом. Потом, при необходимости спецслужбы извлекают нужные записи из общего потока информации. Сегодня милиция раскрывает преступления только таким образом. Естественно, что все это совершенно незаконно, и никаких разрешений в суде на прослушивание никто не берет. Мобильные операторы, которым никто за подобную работу никто ничего не платит, на контакт идти категорически отказываются, понимая, что их действия могут расцениваться как противоправные.   Раньше наибольшее количество разрешений на снятие информации брала налоговая милиция. Думаю, что в этом смысле ситуация не изменилась, а Министерство доходов и сборов при желании может получить расшифровку ваших разговоров не только на площади, загражденной общественным транспортом.   В этой связи довольно подозрительно выглядит внутренняя инструкция НБУ, где клиентов банков просят заполнить анкету, среди вопросов которой, в частности, есть и такие: является ли человек публичным лицом, связан ли он или его близкое окружение с политической деятельностью. Недавно, экс-нардеп Виктор Уколов обнародовал анкету клиента «УкрСиббанка».     Подобная практика, утверждает Ирина Геращенко, после прихода команды Януковича к власти характерна и для других финансовых учреждений. Так еще недавно подобные вопросы ставили в анкетах в «Ощадбанке» и «Укрэксимбанке». Причем, никто не объяснял, что согласно ст.62 Закона «О банках и банковской деятельности», где говорится, что информация не может быть раскрыта третьим лицам, некоторым структурам в виде исключения банковская тайна разглашается. Как вытекает из этой статьи закона: анкеты клиентов на вполне законных основаниях могут получить суды, государственная исполнительная служба, налоговая, СБУ, милиция. Опросы показывают, что лишь каждый пятый банк готов принять деньги на депозит, не интересуясь у клиента его публичной деятельностью. Причем, практически все банки с иностранным капиталом требуют заполнять подобные анкеты. В неофициальных разговорах сотрудники поясняют, что таким образом материнский банк перестраховывается, чтобы его филиалы в Украине не имели проблем с властью. То, что это нормальная практика для Европы, где подобными действиями противодействуют коррупции и отмыванию денег, возможно, кого-то утешает, но то, как такая норма может использоваться в нашей стране, все прекрасно понимают.   Мы должны отчетливо осознавать, что полицейская держава контролирует все наши действия. Только в апреле несколько известных оппозиционеров заявляли, что у них взламывали электронную почту. Последними стали Александр Турчинов и Иван Кириленко. Ранее хакерским атакам подверглись электронные ящики Евгении Тимошенко, Григория Немыри, Сергея Власенко. Периодически совершаются рассылки с несуществующих адресов Тимошенко, Турчинова, Яценюка. О взломах e-mail писали журналисты «Украинской правды» Сергей Лещенко и Мустаф Найем.   То, что на подступах к Харькову перед акцией «Вставай, Украина!» стояли усиленные посты милиции, проводившие тщательную проверку въезжавших, писалось предостаточно. Незаконный контроль над пассажирами осуществляет также «Укрзалізниця». Правозащитники не раз акцентировали внимание, что введение именных железнодорожных билетов нарушает право на защиту персональных данных. Евгений Захаров считает: «Все это создает возможности для злоупотреблений, например, для политически обусловленного контроля за передвижениями пассажиров, в частности, для слежения за передвижениями представителей оппозиции, журналистов и общественных активистов». Продажа SIM-карт по паспорту тоже типичное проявление признаков полицейского государства. Спецслужбы давно контролируют социальные сети, блоги и оппозиционные сайты. Частный предприниматель Юрий Андреев рассказывает, что после митинга 2 апреля он тоже оказался в списке неблагонадежных. Но по месту регистрации его даже не искали. Мужчину несколько дней вычисляли по адресу теткиной квартиры, где тот фактически сейчас проживает. Дежурили под дверьми, хотя нигде эти координаты Юрий не указывал.   Ближайшая крупномасштабная акция протеста в Украине состоится ровно через месяц. Похоже, перед событиями 18 мая в Киеве, когда пройдет финальный митинг «Вставай, Украина!», силовые структуры просто решили немного поразмяться. Устрашающий эффект их действия вряд ли на кого-то возымели. Зато еще раз показали, какой сценарий готовит власть в 2015 году. 
Преодоление страха
Главный вывод, который напрашивается по итогам харьковской акции «Вставай, Украина», что водораздел общественного сознания проходит по линии страха. Власть панически боится любого проявления свободомыслия. Комплекс Майдана, как кошмарное наваждение, буквально преследует харьковских градоначальников. Они готовы парализовать работу мегаполиса, заградить общественным транспортом все подходы к площадям, отдавать приказы по блокированию подступов к городу, выгонять в рабочее время на митинг бюджетников. В ход пускаются любые провокации, с вовлечением в политические игрища подростков, криминалитета, правоохранительных органов. На поезда, идущие по направлению в Харьков, накануне акции невозможно было достать билетов. Милиция получила команду «Перехват» и ГАИшники при въезде в город задерживали всех кого ни попадя, включая детский танцевальный коллектив из Полтавщины. Учителя школ, сотрудники библиотек, поликлиник, детсадов получили разнарядку по количеству обязательной явки на митинг. Такого идиотизма Харьков давно уже не видел.   А чего, собственно, боялись? В разгар рабочего дня, перед дачным уик-эндом, без полноценной информационной кампании на акцию пришло бы от силы несколько сотен человек. Ну, прошлись бы пару километров по Московскому проспекту, помитинговали как обычно у суда, проскандировали «Юле-волю!» и подобные им «кричалки», да разошлись восвояси. Никто бы даже не заметил как в первой столице «восстала Украина». Наоборот, можно было бы потом долго рассказывать о слабости оппозиции, не желании харьковчан поддерживать «политических лузеров» и показывать по пропагандистским каналам праздно шатающихся бабушек-революционерок.   Вместо этого, город что называется, всколыхнулся. Те, кто еще вчера колебался идти или нет, отбросили всякие сомнения. Социальные сети взорвались шквалом сообщений. Центральные СМИ подхватили информационную истерию. Слухи о том, что Харьков парализован, а в центре транспортный коллапс заставили многих думающих людей посмотреть на ситуацию под иным углом зрения. Если власть настолько труслива, тупа и боится собственных граждан, то такой режим обречен. Пусть не сегодня, и, возможно, даже не завтра, но стена гнилая и скоро она обязательно рухнет.   Вопрос теперь только в том, сколько смелых и не продажных людей готовы ломать эти бастионы. Харьковчане показали, что вопреки разочарованию и усталости от политики дух Майдана в «первой столице» по-прежнему жив. И даже не столь важно, сколько тысяч активных граждан пришло на митинг к зданию мэрии. Впервые за последние годы была одержана моральная победа над властью. Люди перестали бояться и с огромным желто-синим флагом под скандирование «Революция» и «Зека - геть!» опять поверили в собственные силы. Перед предстоящей затяжной борьбой с нынешним режимом преодоление страха многого стоит. И в этом смысле первый город на Востоке страны, куда докатилась акция «Вставай, Украина», показал отличный пример гражданского сознания. Если бы оппозиция проявила больше настойчивости в информировании горожан о митинге, то тысяч двадцать под окнами мэрии было бы точно, а это уже та сила, с которой нельзя не считаться.   Один знакомый ветеран рассказывал, что храбрые генералы, прошедшие Сталинград и не знавшие на войне страха, до дрожи в руках тряслись в мирное время на приеме у рядовых чиновников. Зачастую, социально-политические фобии становятся для людей опаснее бритоголовых бандитов или вооруженного врага.   Сегодня мы еще раз увидели, сколько трусливой покорности и раболепия в глазах другой категории наших соотечественников. Как бы не отбеливали бюджетников, которых как стадо баранов всякий раз выгоняют на подобные акции, но оправдать их страх не поворачивается язык. Ведь сгоняют не только коммунальников, но и тех, кто призван учить наших детей, воспитывать в них, как это не пафосно звучит, будущих граждан. Понимаю, что далеко не все способны на поступок, чтобы смело сказать начальству «нет», но отказаться участвовать во лжи под любым вымышленным предлогом все-таки можно. Лично знаю десятки учителей, библиотекарей, медсестер, которые не позволяют себя унижать присутствием на подобного рода мероприятиях, как сегодняшняя акция с названием «Стоп – фашизм!» у здания Апелляционного суда, и никто их с работы не выгоняет. Не думаю, что, простояв полрабочего дня в клетке из пригнанных троллейбусов, кто-то из несчастных бюджетников в следующий раз поведет себя по-другому. Но все-таки задуматься лишний раз о сущности нынешней власти, у них было время, а, значит, есть надежда, что в кабинке для голосования, возможно, у них будет меньше страха
Мина замедленного действия
 Итак, механизм референдума по установлению в Украине диктатуры запущен. ЦИК уже начала подготовку к нему усиленными темпами. Администрациям на местах тоже спущена команда быть начеку. Все силовики на всякий случай к началу лета «поставлены в штыки». Если в ближайшее время граждане, парламентская оппозиция, полевые командиры Майдана во главе с Луценко, и все, кому дороги демократические ценности в Украине не предпримут адекватных действий, то через год мы будем жить в совершенно другой стране.   План администрации президента довольно прост – любой ценой оставить Януковича на второй срок. Но поскольку демократическим путем через свободные выборы сделать это уже невозможно, то нужен другой более-менее легитимный механизм, которым можно будет оправдываться перед Западом. Для этого и придумана многоходовая комбинация, конечной целью которой станет окончательная узурпация власти нынешним режимом. Состоит она из нескольких составляющих.   Прежде всего, - проведение всеукраинского референдума. Об этом сейчас говорят все кому не лень: от Медведчука и Чечетова до спикера ВР и лидеров оппозиции. Вождь коммунистов Симоненко прогнозирует дату народного волеизъявления – на ноябрь, лидер «Свободы» Тягнибок – утверждает, что все произойдет в августе, но суть от этого не меняется. В ближайшие полгода на всеобщее обсуждение будет вынесено несколько вопросов, способных кардинально изменить ситуацию в стране.   Во-первых, украинцев спросят: доверяют ли они нынешнему составу Верховной Рады. Как проголосуют люди – догадаться несложно. Достаточно послушать, что говорят о народных избранниках в общественном транспорте или бабушки на лавочках. Здесь даже не надо никаких махинаций, хотя, к слову, фальсифицировать результаты референдума легче, чем итоги выборов.   Во-вторых, власти нужно добиться от электората признания того факта, что депутатов-дармоедов у нас много, а интересы простых граждан никто не защищает. Поэтому, число парламентариев надо сократить, а выборы проводить исключительно по мажоритарному принципу, чтобы каждый отвечал за свой округ. За такой демагогией потом удастся узаконить введение двухпалатного парламента. Высшую палату – Янукович будет назначать по своему усмотрению, и в ней вполне хватит 50-60 сенаторов. Нижнюю, - к радости обывателей, - сократят до 300 человек, проведут по «мажоритарке» подавляющее большинство провластных кандидатов или потенциальных «тушек», и на пять лет с законодательным органом проблем никаких не будет. Наконец, для отвода глаз Европы, вполне допустимо поставить на референдум вопрос об евроинтеграции или что-то в этом духе. Даже федеративное устройство государства можно попытаться преподнести Западу как шаг навстречу демократическим ценностям.   Следующий этап завершения государственного переворота – указ президента о роспуске парламента в связи с его неэффективностью. Не сомневайтесь, пройдет у избирателей «на ура», да и юридические основания всегда найдутся. Достаточно хотя бы того, что Верховная Рада не будет собираться более 30 рабочих дней. Далее назначается дата новых выборов и оформление свежеиспеченной конфигурации парламентаризма, где оппозиции отводится роль имитаторов демократии в стране, выступление на ток-шоу Шустера и представление альтернативной точки зрения перед заезжими еврокомиссарами. Для закрепления позиций новый состав ВР примет закон о лишение депутатов неприкосновенности, и к майским праздникам 2014 года можно переходить к следующему пункту программы.   Суть его сводится к подведению юридической базы по избранию нового президента в стенах парламента. Нетрудно догадаться, что реакция общества на эти инициативы будет негативной. Не исключено, что облсоветы западных областей начнут принимать сепаратистские решения, что еще больше обострит конфликт. Опять всплывет на поверхность идея федерализации, активизируются пророссийские силы, а Кремль потребует от Януковича новых жертв. Боюсь, что теперь только сдачей газовой трубы или вступлением в Таможенный союз дело не ограничиться. Внутри страны можно будет уже по полной программе закрутить гайки: додавить бизнес, засыпать СМИ темниками и проверками, принять пару-тройку законов устрашающего характера для усмирения недовольных. В самом худшем из вариантов Украина рискует оказаться перед угрозой раскола, о чем агитирующий нас за референдум с бил-бордов кум Путина мечтает с 2004 года.   Заметьте, весь этот план является юридически безукоризненной процедурой с соблюдением всех правовых норм. Народ на референдуме проголосовал, законно избранный парламент принял, Конституционный суд благословил. Можно потом даже выпустить Тимошенко и провозгласить курс на евроинтеграцию. Власть настолько уверена в своей силе, что не сомневается – реализации намеченного сценария ничего не помешает.   Что же всему этому могут противопоставить оппоненты? Учитывая, что даже в столице на акцию против путча вышло не более 20 тысяч человек, что оппозиционных СМИ в регионах практически не осталось, что предпринимателям выкручивают руки, - и это только цветочки, - у многих опускаются руки. Но не стоит поддаваться эмоциям. Ибо мина замедленного действия, которую сейчас закладывает команда Януковича, может обернуться началом конца для нынешнего режима.   Во-первых, уровень недоверия нынешней власти уже сегодня зашкаливает все допустимые рамки. Поскольку ожидать экономического улучшения не приходится, а денег, чтобы затыкать бюджетные дыры у правительства нет, то ситуация тотального кризиса будет только усугубляться. Если обществу предложат четкую и конкретную программу обновления страны, о создании которой недавно говорил Луценко, а до этого ряд других общественных деятелей, то люди начнут активней бороться за свои права. Другого выхода у них просто нет. Причем, не метанием снега, фекалий или чего-то покрепче, а созданием альтернативных власти надпартийных структур на местах. Нужны не новые лидеры, а иные подходы и философия. Победить злом можно только увеличением количество добра на каждом из участков. Пока даже на уровне идей сегодняшняя оппозиция практически ничего в этом направлении не сделала, но привлечение полевых командиров, моральных авторитетов нации и декларируемая попытка построить вертикаль сопротивления режиму снизу вверх внушает оптимизм.   Во-вторых, референдум – это все-таки не введение танков на улицы. Как ни пыталась администрации президента добиться большинства в парламенте, сколько бы гречки не раздавали электорату, итоги выборов в ВР показали, что даже путем фальсификаций желаемого результата Янукович не получил. За оппозицию проголосовало значительно больше людей, чем за представителей власти. То есть, при грамотной работе с избирателями вовсе не факт, что люди поддадутся на уловки политтехнологов Банковой и поддержат план Медведчука по «управлению страной». Особенно если им доходчиво разъяснить, чем новации могут обернуться для страны на ближайшие годы, а то и десятилетия. Но для этого комитеты сопротивления диктатуре должны быть не только на бумаге.   В-третьих, терпение Запада, тоже не безгранично. Особенно после последней публикации в «The Washington Post», где Украину напрямую обвинили в незаконных поставках оружия в Ливию, во время правления Муаммара Каддафи. В ЕС поставили перед Януковичем сроки и задачи, невыполнение которых может обернуться для него серьезными последствиями. Это он хорошо понимает, поэтому сила его действия будет равна силе противодействия общества. Если народ начнет массовые акции протеста, которые, безусловно, надо готовить уже сейчас, то отдавать приказ о расстреле Майдана трусливый межигорский тиран не решится.   Наконец, помимо тренировочной акции «Вставай Украина!», которая 12 апреля, наконец, докатится до Харькова, оппозиция пока никаких вразумительных действий не озвучила. После выездного заседания ВР народ ждал от трио лидеров конкретного плана действий. Предлагались как радикальные, так и умеренные варианты реакции на путч. То, что их не последовало, многих еще раз убедило, что рассчитывать лишь на парламентские силы недальновидно. Вождистские проекты сегодня в силу самых разных причин не сработают. Нужно готовить мирные акции гражданского неповиновения снизу, создавая мощное надпартийное общественное движение, нечто схожее на Народный Рух Украины конца 80-х или польскую «Солидарность». Причем, делать это надо немедленно, поскольку времени на размышления уже нет. А потому запрещенная городскими властями акция «Вставай Украина!» в Харькове – хороший повод не только еще раз посмотреть друг другу в глаза, но и начать самоорганизовываться для будущих совместных действий.   И, пожалуй, самое главное, референдум, - это всегда повышение политического градуса. Он еще раз всколыхнет общество и, в конечном счете, может обернуться капканом для самого Януковича. Социологи прогнозируют, что три месяца законной ненависти к президенту, пока будет идти подготовка к народному плебисциту, могут закончиться провалом всей затеи, придуманной в недрах его администрации. А поскольку власть на местах обязательно начнет ломать людей через колено, (по-иному она действовать просто не умеет), то почва для протестных настроений будет благодатная. Осталось дело за малым – найти ключ к объединению на общих ценностных принципах всех, кто считает себя оппонентом режима, выработать стратегию победы и идти в народ. Референдум для этого самое благодатное время, а мины, как известно, бывают и управляемые. Главное, чтобы для перевода их из боевого положения в безопасное нашлись политические саперы
Суд над коммунистами
История с принципиальным невставанием фракции коммунистов во время минуты молчания по жертвам Голодомора еще раз убеждает, что эта человеконенавистническая идеология должна быть законодательно запрещена в Украине.   Во всем цивилизованном мире коммунистическая символика давно приравнена к фашистской, а мы продолжаем делать вид, что ничего не происходит. В Харькове серп и молот до сих пор красуется на здании мэрии. И если бы только на нем. Стоит ли после этого удивляться, что городской голова «первой столицы» грозится поломать руки и ноги любому, кто тронет Ленина. Хотя в Латвии, Литве, Польше, Эстонии, Венгрии, Чехии, Грузии и других постсоветских странах только за то, что вы наденете футболку с изображением вождя мирового пролетариата, предусмотрена уголовная ответственность. Я уже молчу о том, какая была бы реакция общества в цивилизованных державах, если бы кто-то из народных избранников заявил о непризнании геноцида.   Очевидно, что не при нынешней власти, но рано или поздно, в Украине должен состояться суд над коммунистами, о котором уже два десятилетия все говорят, в 2009 году обещал президент Ющенко, но никто ничего в этом направлении не делает. Уже, кажется, все и забыли, что с 1991 по 1993 год компартия в Украине была запрещена, и если бы страной не правили парторги Кравчук с Кучмой, то мы давно бы не имели в парламенте антиукраинскую политическую силу. Не будем забывать, что на последних выборах по мажоритарным округам ни один представитель КПУ не прошел, и по регламенту ВР такой фракции вообще не должно существовать.   Тема запрета коммунистической партии настолько заезжена и избита, что поднимать ее становится уже чуть ли не дурным тоном. И пока все молчат, этим пользуются наследники Ильича, ставя вопрос о выделении бюджетных средств на празднование юбилея комсомола или отказываясь поминать миллионы жертв Голодомора.   Хватит играть в «кошки-мышки». Запрет коммунистической идеологии должен быть обязательным программным пунктом всех оппозиционных демократических партий. Это своего рода тест на патриотичность и государственность. Иначе мы будем всякий раз наступать на одни и те же грабли, как в случае со сносом памятника Ленину в Ахтырке. Юридически он нигде не зарегистрирован. Земля принадлежит религиозной общине, которая возводит здесь храм Успения Пресвятой Богородицы. На этом месте до прихода большевиков стояла колокольня, но нам продолжают твердить, что нечего вести борьбу с памятниками. Будь закон о признании коммунистической идеологии преступной, церковь могла бы в судебном порядке требовать снести незаконную скульптуру на своей земле, и никто бы не имел права ей в этом отказать.   Безусловно, сегодня есть масса других более важных и насущных проблем, чем поднимать вопрос о запрете компартии. Тем более, что сейчас для его позитивного решения у про-украинских сил нет достаточных возможностей в парламенте. Но давайте не будем забывать, что Кучму избрали на второй срок потому, что альтернативой ему поставили Симоненко. Что без голосов продажных миллионеров-коммунистов не существовало бы ни одного большинства в Верховной Раде последних созывов, а история страны могла бы быть совершенно иной. Пусть те, кто сегодня не встали - завтра не сядут, но когда-нибудь в стране обязательно должно наступить время, когда за непризнание Голодомора украинские граждане будут нести не только моральную ответственность
Кому заважає Іван Сірко?
Чи можна собі уявити, щоб, скажімо, у Москві знесли пам’ятник Юрію Довгорукому чи у Лондоні Оліверу Кромвелю? Або навіть в стольному граді Києві комусь із високопосадовців спало на думку демонтувати скульптуру гетьмана Богдана Хмельницького? Проте у маленькому місті Мерефа, що під Харковом, місцеві депутати намагаються перенести символ власного міста – пам’ятник славетному кошовому отаману війська Запорізького Іванові Сірку.     На квітневій сесії, після запеклої дискусії, громадськості тимчасово вдалось заблокувала це питання. Обурені мереф’янці провели мітинг під стінами міськради і спромоглися, щоб з цього приводу були проведені громадські слухання, які призначені на 13 квітня. По-перше, люди взагалі не розуміють, навіщо збираються прибрати погруддя видатного земляка з центральної площі і сховати його за кінотеатром «Спутник» ближчі до туалетів. По місту повзуть чутки, що на цьому майданчику влада хоче збільшити кількість торгових кіосків, а мер сором’язливо відмовчується, говорячи що тут міг би бути фонтан або щось інше корисне для людей. Мабуть, хтось дійсно не проти захопити ласий шматок для задоволення своїх бізнес апетитів, бо навіть проект рішення сесії був засекреченим, але «Главному» врешті-решт вдалось його отримати.     По-друге, всі розуміють, що перенесення в інше місце одного із символів українського волелюбства має ідеологічні підстави. Наразі скульптура невипадково розміщена на в’їзді в Мерефу з боку Харкова, на узвишші, обіч автостради, яка веде до Запоріжжя. Звідси відкривається чудова панорама Артемівки, де був родовий маєток Сірка, а в ясний день здається, що видно саму Запорізьку Січ. Заховати пам’ятник подалі від людських очей, щоб його не було видно з траси, а краще взагалі зробити з нього звичайну паркове погруддя, на кшталт «дівчини з веслом» або «хлопчика з м’ячем» - таке завдання теперішньої місцевої влади.   По-третє, як розповідає голова ГО «Наш дім - Мерефа» Тетяна Селезньова, 30 травня виповнюється 20 років, як постамент Івана Сірка був встановлений у нашому місті. «Громадськість Мерефи виступила з пропозицією коли і як відзначити знаменну дату, як підготуватися до неї, як облаштувати територію навколо пам’ятника: винести за охоронну зону дитячий майданчик, торгівельні кіоски, налагодити систему освітлення в вечірній час, виготовити і встановити щити з інформацією про героя і про те, як створювався пам’ятник, полагодити п’єдестал, доповнити напис. Пропонувалося запросити на свято відомих людей України. Відповіддю на все це став справжній плювок в обличчя громадськості та І.Сірку», - з болем у серці висловлює думку городян пані Тетяна. Годі й казати: навіть у Франції на березі Ла-Маншу стоїть пам’ятник славетному козаку, а на рідній землі він зазнає поневірянь.   Для місцевих мешканців кошовий отаман війська Запорізького - це не просто знакова постать міста, як для питерців Петро I чи одеситів Дюк де Рішельє. Непереможений на ратному полі козак ще за радянських часів став для патріотично налаштованих мереф’янців символом боротьби за належність, український дух та історичну справедливість. Скільки довелося витримати цій скульптурі добре знає її засновник, почесний громадянин міста Кость Романов. За його спогадами, ще у березні 1978 року група небайдужих городян створила в Мерефі раду краєзнавчого музею. Одним із напрямків своєї роботи вони визначили збір матеріалів про Івана Сірка. Тоді же вперше було порушене питання про відкриття йому пам’ятника. Ентузіастам вдалося добитися, щоб навіть одну з вулиць міста назвали іменем славетного земляка. «У далекому 1980 міська рада прийняла рішення про спорудження пам’ятнику, але далі справа загальмувалась, - згадує К.Романов. - У численних відповідях на мої ще більш численні листи і звернення до райвиконкому, історичного музею, управління культури, в бесідах в обкомі тодішньої КПУ зазначалося: І.Сірко не такий вже знаменитий герой, його особу неоднозначно оцінюють «там», і грошей немає, та ще і герої війни 1941-45 років не всі знайдені і вшановані, а ви тут з Сірком. Врешті-решт і пам’ятника В.Леніну у Мерефі ще немає».   Самому Романову не одноразово довелося стояти з плакатом, збираючи гроші на постамент у Харкові, Запоріжжі, Мерефі. Нарешті, у квітні 1982 року чавунне погруддя Івана Сірка, не без пригод, вдалось перевезти у рідне місто кошового отамана. Це коштувало 1500 крб. і чимало нервів. Здавалось, погруддя ось-ось встановлять, але чиновники «своєчасно» схаменулись, і процес загальмували. Та й про який козацький дух свободи могла йти мова, коли країною ще правив «дорогий Леонід Ілліч»? На початку 80-х непоступливому Романову прийшлося залишити пам’ятник на своєму подвір’ї, де він простояв 11 років. До нього приходили вклонятися школярі та професура, краєзнавці зі всієї країни та патріотична інтелігенція. Сюди заходили все небайдужі до історії Мерефи, звісно, окрім чиновників від культури з обласного центру.   Перелам настав з початком перебудови. Після низки публікацій у ЗМІ в справу втрутилися особисто голова Українського фонду культури Борис Олійник та академік Петро Тронько. Напередодні Шевченківських свят у травні 1988 року Харківський облвиконком змушений був прийняти рішення про встановленні у Мерефі пам’ятного знака кошовому отаману Запорізької Січі Івану Сірку. Але після цього за втілення ідеї взялися чиновники. Поважна комісія з Харкова, недовго думаючи, підписала вирок: твір малохудожній і невиразний, робота непрофесійна, є певні анатомічні вади, і взагалі недовговічний (чавун товщиною 6-7 см). Запевнили, що рішення прийнято, гроші теж виділені, а на скульптурній фабриці зроблять отамана значно краще. Чи варто казати, що в бюрократичній тяганині справа знов загрузла. Потім поповзли вгору ціни. Не вистачало вже ні державних коштів, ні пожертв, зібраних через обласне відділення Українського фонду культури. Лише через два роки після отримання Незалежності, 30 травня 1993 року, пам’ятник урочисто відкрили. Погруддя не було навіть потреби ховати за завісою, бо мереф’янці його вже на той час добре знали – лише перерізали жовто-синю стрічку. Як написав тоді Кость Романов, це була 56 перемога Івана Сірка.   З тих часів нікому навіть у голову не приходило нічого робити з символом міста. У деяких літописах воно називалось Сірківка, а відомий історик Дмитро Яворницький впевнено стверджував, що майбутній отаман народився у слободі Мерефі. Хоча сьогодні багато дослідників цей факт спростовують, докази про те, що Сірко тривалий час разом із сім’єю тут жив – є незаперечними.   І ось у квітні 2013 року непереможеного полковника з насидженого місця депутати із партії влади (опозиція в Мереф’янскої міськраді взагалі не представлена) хотіли переносити подалі від людських очей. Як завжди, щоб менше було галасу від про-українських сил в купі з радянськими воїнами-визволителями. Громадськість поки не дозволила це зробити, але в мерії впевнені, що під приводом реконструкції майдану, своє рішення вони незабаром втілять в життя.   Втім, у самому Харкові Іванові Сірку пощастить, мабуть, більше. Хоча і тут влада тривалий час не знала, куди його приткнути. Влітку 2011 року при відкритті станції човнів Геннадій Кернес заявив, що є рішення топонімічної комісії про встановлення пам’ятнику козаку у сквері «Стрілка». Потім знайшовся кращий варіант. Наразі скульптор Олександр Рідний працює над бронзовим 5 тонним монументом, загальна висота якого складе 6,3 м. Він буде розташований на Бурсацькому узвозі, трохи вбік, над входом в метро «Історичний музей».     Отамана зобразять біля гармати, в руках він триматиме прапор з першим гербом Харкова. Будемо сподіватися, що справу доведуть до логічного кінця.   Тим часом мереф’янці, які всім світом збирали гроші на погруддя, зупинятися не збираються. У разі не сприйняття громадської думки вони будуть боротися до кінця: писати до профільного управління ХОДА, Міністерства культури, без погодження якого не можна переносити пам’ятник. звертатися до відомих та впливових людей.     Врешті-решт, городяни добре пам’ятають, що в свій час Іван Сірко підняв народне повстання і повів його до Харкова
Подтверждено:  
2 644 694 
+9 524
Болеет:  
254 466 
+5 926
Выздоровело:  
2 329 418 
+3 421
Умерло:  
60 810 
+177
Привито:  
7 956 093 
+55 897

18 октября 2021
больше новостей
delta = Array ( )