Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™
Три года условно
Из четырехчасового «диалога» Януковича со страной, пожалуй, самой запоминающейся была его реакция на вопрос: «Как можно выжить в Украине на пенсию в 990 гривен, проработав всю жизнь?»  «Трудный вопрос, - честно признался президент. - К сожалению, такие случаи есть. Просил бы конкретизировать: кто это спрашивает, адрес. Дам поручение, чтобы встретились с этим человеком работники социальных служб - проверили, справедливо ли насчитана пенсия. Если нужно, этим будет заниматься центр социальной помощи». После этих слов всё, о чем говорил до и после Янукович уже не имеет особого значения. Ведь его ответ красноречиво показывает, что глава государства не только не представляет, как живут миллионы его соотечественников, но и в принципе не понимает, насколько нищ электорат, избравший его руководить страной. После трех лет «покращення» цифры говорят сами за себя: каждый пятый украинец зарабатывает менее 1500 гривен в месяц. 61% граждан получает зарплату до 3 тыс. грн, неофициальная безработица, по мнению экспертов, составляет от 5 до 7 млн человек. Еще приблизительно столько же вынуждены были временно покинуть родину в поисках куска хлеба за рубежом. Недавно Азаров на заседании Кабмина заявил, что пенсия в 130 долл, является нормальной, а его правительству «удалось воплотить в жизнь основной принцип социальной справедливости». То есть, первые лица страны, восседая на золотых унитазах, настолько утратили ощущение реальности, что даже не догадываются, что более половины украинцев пребывают за чертой бедности. Они не ходят на рынок, поэтому убеждены, что годовая инфляция в стране не превышает 5%. Они давно пользуются всевозможными льготами и бесплатной медициной, поэтому прожиточный минимум в 1108 грн кажется им вполне приемлемым. Они действительно думают, что пригнанные под страхом увольнения на Майдан бюджетники - это и есть истинный «диалог со страной». А когда о них в цифрах и фактах рассказывают правду, то дают команду изъять из продажи тираж издания, как это произошло на выходных с журналом «Фокус». В психологии существует понятие эскапизм. Оно означает устремление личности или части социальной группы уйти от реальности в мир иллюзий. Нынешняя власть страдает политическим эскапизмом, а оттого обречена на небытие. Причем, погубят ее не политические репрессии, не отказ от евроинтеграции и даже не тотальная зачистка масс-медиа, (со всем этим обыватель, увы, давно смирился), а приземленные вещи, такие как отсутствие у людей работы и денег на пропитание. Именно тот факт, что Янукович и его окружение смотрят на мир через розовые очки Межигорья, где пенсия в 990 грн считается чем-то исключительным, и вселяет надежду на скорое падение режима. Других мирных вариантов смены власти, кроме экономического прозрения нищего и озлобленного народа, обществу уже не предоставлено. Все-таки что бы не говорила оппозиция, а 10 тысяч людей, вышедших сегодня под стены президентской администрации (и то не все бесплатно), - это лишь жалкий ручеек в море народного гнева. Глядя на «диалог» гаранта со страной, мне невольно вспомнилось недавнее выступление перед конгрессменами Барака Обамы, в котором он предложил повысить минимальную зарплату американцев до 9 долларов в час. «Мы знаем, что наша экономика становится сильнее, когда мы платим за рабочий день заслуженные деньги. Это честно», - сказал президент США. Обращаясь через парламент к нации, американский лидер заявил, что «положение дел, при котором семья с двумя детьми, где каждый из кормильцев получает минимальную зарплату, не в состоянии себя обеспечить, является несправедливым». Вы можете представить себе, чтобы нечто подобное когда-нибудь произнес Янукович? Лично я - нет. Вместо этого в качестве ответа на насущные вопросы гражданам предложили четырехчасовую комедию инсценированного пустословия в формате телесеанса. О чем вообще можно говорить, если из детсада в Одессе, откуда делалось включение для «диалога» Януковича со страной, на следующий день вывезли грузовик игрушек, которые брали напрокат для показухи перед гарантом. К сожалению, ни власть, ни оппозиция сегодня не говорят о главном. Чтобы быть полноценными гражданами украинцы должны иметь хотя бы элементарные средства существования и немного свободного времени для осмысления происходящего. Иначе обвинять людей, что они не могут поднять голову из-за груза свалившихся на них проблем, аморально. В Европе, где безработица достигла своего апогея за последние 15 лет (в странах ЕС в среднем - около 11%), человек на пособие вполне может выжить и даже выйти на акции протеста. Например, в Великобритании оно составляет минимум 381 евро в месяц, в Испании порядка 400 евро, а в некоторых странах держава платит временно нетрудоустроенным гражданам до 150 евро в день. В мире иллюзий Януковича и грез Госстата в Украине официальная безработица составляет 2% (для сравнения в Испании – свыше 20%), или чуть более полмиллиона человек. Средний размер пособия у нас 1089 грн, то есть всего около 100 евро в месяц. Как тут не вспомнить расхожее утверждение, что государство может позволить себе демократию только тогда, когда ВВП на душу населения переваливает за шесть тысяч долларов. Когда же этот показатель достигает 10 тыс. долл, наступает эпоха так называемой «бессмертной демократии». Нам до этого так далеко, что даже в «Украине без Януковича» при тотальном обнищании народа, боюсь, без стадии авторитаризма уже не обойтись. Но активизировать процесс движения к демократии нужно уже сейчас, хотя, казалось бы, никаких политических или экономических предпосылок к ней не просматривается. Начинать надо, прежде всего, с избавления от всех форм эскапизма и очковтирательства на государственном уровне. Скажем, почему у нас такое мизерное число безработных, хотя все знают, что квалифицированному сотруднику достойную работу найти крайне сложно? Объясняется все дольно просто - в Украине к безработным относят лишь тех, кто официально собрал необходимые документы, прошел все круги бюрократического произвола и обратился в центр занятости. В Европе, где проблему пытаются решать, а не отчитаться перед вышестоящими инстанциями, что ее не существует, считают иначе. Там берется все работоспособное население до пенсионного возраста, вычитаются занятые, включая тех, кто учится – остальные же числятся безработными. И это разумный подход. Причем, частично занятые у них тоже рассматриваются как безработные. Могут у нас считать как в странах ЕС? Конечно, могут, но тогда всплывет целый ряд нежелательных для власти тем: придется бороться с теневыми доходами, исчезнут источники коррупции, надо будет сокращать армию дармоедов-чиновников и т.д. Гораздо проще и безопасней пребывать в мире иллюзий. Хотя отчеты о количестве сотрудников в статистику сдают все. Поголовье учащихся тоже известно. Общее число работоспособного населения секретом ни для кого не является. Сложи - вычти, и будешь иметь реальную картину. Но, она то, как раз никого и не интересует. В результате крошечное пособие в стране за январь получили всего лишь 352 тыс. человек, а колоссальная многомиллионная безработица приводит к тому, что олигархи на своих предприятиях занижают зарплату, понимая, что людям все равно деваться некуда. И так повсеместно и во всех сферах. Народ на глазах нищает, бизнес душат, от судебной системы осталась лишь повязка Фемиды, бесправие бюджетников уже никого не удивляет, а президент с невинным лицом пожимает руки еврочиновникам в Брюсселе и удивляется, что в его стране еще есть «исключительные» случаи, когда люди получают пенсию в тысячу гривен. Только Януковичу не стоит забывать, что в его биографии уже однажды была графа три года за грабеж. Тогда большую часть срока ему простили. Теперь за прошедшее трехлетие уничтожения страны от ответа ему вряд ли удастся уйти.
ЗаМАТеревшая страна
 Глядя на то, что происходит в стране, с каждым днем становится все труднее подбирать приличные выражения. Поэтому тема ненормативной лексики, чем дальше, тем более будет актуальной. То, что все к этому идет, поняли даже власть имущие. В ноябре прошлого года Национальное агентство по вопросам государственной службы Украины запретило материться отечественным чиновникам. В России не так давно Госдума разрешила штрафовать и даже закрывать СМИ за использование нецензурных слов. В нашем Административном кодексе с 2011 года ужесточили статью 173, согласно которой любого гражданина за «трехэтажный» можно арестовать на 15 суток. Почему власть вдруг почувствовала угрозу со стороны тех, кто не полезет за словом в карман, и как табуированная лексика влияет на ситуацию в обществе, попытаемся (в печатных выражениях) вместе разобраться. Социологи отмечают, что в последнее время украинцы все чаще стали материться. Особенно лингвистическим мусором грешит молодежь. Недавнее исследование, проведенное Институтом Горшенина, показало, что только 1,7% опрошенных юношей и девушек сочли для себя неприемлемой нецензурную брань. Во многом это обусловлено тем, что недавно научно обосновали британские специалисты из университета Кили. Ученые доказали, что ненормативная лексика может помогать переносить сильную боль. Причем, как физическую, так и душевную. «Употребление матерных слов, способствует выработке в организме гормонов счастья - эндорфинов, которые действуют на организм, как болеутоляющее», - резюмировал результаты исследования доктор Ричард Стивенс. То есть, происходит своего рода защитная реакция от тотальной неустроенности жизни. Как следствие, морально-нравственные императивы подменяются желанием быть «как все», что порождает комплекс толпы. А это уже потенциальная угроза для любой власти, поскольку никто не знает, как она себя поведет: мирно начнет свергать правительство, как на днях случилось в Болгарии, или все закончится румынским вариантом с расстрелом зарвавшегося диктатора. Самое страшное, утверждают психологи, что помимо физического и духовного упадка, «матерщинник» испытывает культурный голод. Употребляя нецензурные выражения, человек часто подсознательно хочет заглушить в себе голос совести, чтобы дальше было легче совершать постыдные поступки. Давно замечено, что в компании пошляков возникает ложный стыд на искреннее, доброе слово. Такое сообщество цинично глумится не только над понятиями «любовь», «честь», «сострадание», но и порождает немотивированную агрессию. А когда в стране бензин уже разлит, искрой может послужить все что угодно. Специалисты выделяют, как минимум, семь причин: почему люди матерятся, и по большому счету все они таят в себе потенциальную угрозу для авторитарной модели власти. Первая - самая безобидная - эмоциональная разрядка. Ее флюиды могут быть направлены на любой объект: на судью, поставившего сомнительный пенальти после чудачеств защитника, на водителя, забрызгавшего ваш светлый костюм, на президента, распродающего страну членам Семьи. Конечно, бунт на броненосце «Потемкин» из-за гнилого мяса возникнуть может, но, как правило, дальше «трехэтажного» дело не доходит. Вторая причина сквернословия – демонстрация агрессии. Именно поэтому в армии, милиции, тюрьмах столь органично действует принцип: чем слабее доводы, тем крепче выражения. Впрочем, для закрытых систем, таких как места лишения свободы, больше характерна иная мотивация использования мата, направленная на унижение или оскорбление адресата. Кстати, в серьезных криминальных кругах нецензурная брань встречается гораздо реже, чем в обыденной речи. Зеки вынуждены подбирать слова, потому что если ты кого-то «послал», то нужно «отвечать за базар» или исполнять угрозу. Третья причина – самоутверждение за счет других. Чем сильнее человек пытается оскорблять окружающих, тем больше он пытается снизить их значение в собственных глазах, чтоб поднять самооценку. Весьма характерный признак для наших политиков, о которых Д.Выдрин, будучи нардепом, говорил, что они матом не ругаются, а им разговаривают. Помните, Пастернак в «Докторе Живаго» писал: «Все наши проблемы начинаются в тот момент, когда исчезает уверенность в правильности собственного мнения». Самооценка может выравниваться двумя способами. Или работой над собой - возвышением себя, дотягиванием до стандарта, что требует усилий. Или унижением окружающих, для чего вообще никакой внутренней работы не нужно. Поэтому оскорбительные тирады и непристойное поведение свойственно низшим классам. Чем ниже уровень индивидуального развития, тем больше присутствие ругательств. Кстати, некоторые исследователи считают, что мы значительно больше ругаемся, чем европейцы, поскольку у нас практически отсутствует средний класс. Бюргер себя уважает, поэтому сдержан на язык, а вот верхушка и низы одинаково деклассированы. Это правила, которые действуют почти тысячу лет во всей Европе. «Самые смелые, сильные и добропорядочные люди были лавочники», - полагает кандидат медицинских наук, преподаватель кафедры психологии Луганского национального университета им. Т. Шевченко Александр Зеленько. У нас такая прослойка еще не созрела, любой честный бизнес душится, что неотвратимо приводило в истории к авторитаризму и социальным потрясениям. «Основой Гитлера были не лавочники, а бомжи, которые получали дармовое пиво. Ведь если у человека хотя бы маленькое дело, то пиво ему пить некогда», - считает эксперт. Согласитесь, есть над чем задуматься, особенно в преддверии очередных выборов. Четвертым фактором засорения языка является стремление продемонстрировать принадлежность к «своим». Психология «быть как все», не выделяться, желание стать «своим в доску» - весьма характерный элемент для маргинальных, подростковых и криминальных групп. Не отсюда ли «донецкие» занимают, чуть ли не большинство руководящих должностей в государстве, а от их стиля руководства у подопечных вянут уши. Помнится, еще Лев Толстой просил не опошлять русский мат, намекая на пятую причину сквернословия – повышение эмоциональности речи. Это прием, допустимый в художественных текстах, о чем свидетельствует популярность хорошей литературы с употреблением непечатных слов от А. Пушкина до Леся Подеревьянского. Любопытно, что, по опросам, 80% украинцев негативно относятся к использованию ненормативной лексики в публичных местах, и лишь 13% допускают применение мата в тех случаях, когда он употребляется в качестве необходимого художественного средства. Но чрезмерная эмоциональность с элементами площадной брани теперь запрещена украинским чиновникам. В России же за цитаты из классиков с употреблением «сильного словца» СМИ могут оштрафовать на 200 тыс долл или вообще лишить лицензии. Возможно, проблема засилья бранных слов в устах украинских граждан объясняется еще и тем, что мы не желаем называть вещи своими именами. Гораздо проще искать виновных во вне. Не случайно джентльменом принято называть того, кто называет кошку кошкой даже, когда он спотыкается об нее. Если человек оказался в форс-мажоре, например, споткнулся о кошку или ударился о дверной косяк, то он сам виноват. Но признать это и сказать себе «я - дурень» сложно и болезненно для самолюбия. Надо рассказать, кто такая кошка и послать всех через дверной косяк. Точно так же в повседневных проблемах у нас всегда виноваты другие: начальство, ЖЭКи, правительство. Проще ничего не делать и лишь эмоционально хулить всех подряд, чем вкрутить лампочку в подъезде или выйти на субботник по благоустройству собственного двора. Но мат - это все-таки не лекарство. Чем сильнее человек, выше его самооценка, чем больше он занимается в «тренажерном зале» для своих мозгов, тем реже кошки превращаются в разных сексуально несдержанных существ, и тем чаще они остаются кошками. Шестая и седьмая причина употребления табуированной лексики, на мой взгляд, раскрывает сущность феномена отечественного мата. Причем как русского, так и украинского. О последнем, куда вошло 5 тысяч украинских слов и устойчивых выражений ненормативной лексики, недавно выпустила любопытную книгу зав. отделом социолингвистики Института украинского языка НАНУ Леся Ставицкая. Согласитесь, объяснять, почему наши соотечественники больше всех в мире ругаются, только отсутствием культуры, имея самый широкий диапазон непечатных слов, было бы неверно. Причины гораздо глубже, и коренятся они в историческом прошлом нашей страны. Два последних фактора употребления скверных слов - демонстрация независимости говорящего и показ пренебрежительного отношения к системе запретов – это ответная реакция на многовековую жизнь в империи. Мат во все времена был отражением позиции общества, вступавшего в противостояние с авторитарным государством, которое столетиями подавляло личность. Нецензурная брань для человека империи стала формой гражданского протеста против диктатуры и фальши, звонкой пощечиной, которой интеллигенция при всех режимах отвечала официозу и оболваниванию. Не случайно многие образованные люди в период застоя, когда в СССР даже нормального «секса не было», припали к народным истокам и научились так виртуозно ругаться, что получили признание у простого мужика. В этом контексте становится понятно, что мат в Украину «завезли» не только «москали». А то, что для нашего менталитета не так характерно сквернословие, как для восточных соседей, – это фактор силы отечественных громад и традиционно аграрный уклад нации, помноженный на тягу украинцев к казацкой вольнице. Поэтому втягивание Украины в российскую орбиту всему доступными способами: от футбола до таможенного союза, это еще и геополитические «перспективы» мата, а, значит, удаление от европейской культуры. Но если в имперских реалиях мат – это протест против двойных стандартов, то в странах с либеральной идеологией ненормативная лексика есть форма навязывания простых способов решения проблем. Маргинализация лингвистического fast foodа, охватившая все сферы жизнедеятельности – педагогику, политику, интернет – вводит мат в опасную привычку. Она наделяет похабщину самостоятельным бытием, приучая к упрощенному пониманию жизни. Современное варварство посредством брани приводит к тотальному зомбированию и отупению масс. Классический русский мат как носитель идеологии сопротивления лицемерию и цензуры становится анахронизмом. Он обесценивается, превращаясь в банальную вульгарность. Знаменитая фраза Фрейда, что «первый человек, бросивший вместо камня ругательство, был творцом цивилизации», теряет исконный смысл. Изнанка культуры превращается в ее тень, а маргинализация общества приводит к упрощенной модели выражения мысли. Хорошо, если она еще просматривается, а не сводится только к физиологическим инстинктам, которые вербализует ненормативная лексика. Но изменить ситуацию все-таки можно. Например, почему бы между вчерашним днем родного языка и завтрашним «мужским праздником» хоть на один день украинцам перестать ругаться матом. Только не надо меня сразу посылать. Конечно, я понимаю, что застопорятся все погрузочно-разгрузочные работы, полностью будет парализована деятельность автосервисов, школьный трудовик умрет на вдохе, парламентарии уж точно не договорятся, а рядовые граждане не смогут ответить на элементарный вопрос «где?», но попробовать можно. Все-таки как никак мы матёрый народ. Хотя после вчерашнего вылета всех украинских команд из Лиги Европы подобрать приличные выражения довольно сложно
Стриптиз по-украински
Пока депутаты не занимаются своей основной работой, то есть принятием нужных стране законов, они, в основном, пиарятся. Кто-то запрещает носить в парламенте вышиванки, кто-то бульдозером сносит памятники, кто-то становится завсегдатаем телешоу. Но хуже всего, когда, пытаясь имитировать бурную деятельность, они выносят на суд парламента антинародные инициативы.   Скажите, как это понимать, когда харьковчанин, депутат от оппозиции предлагает Верховной Раде принять законопроект о запрете «секонд-хендов»? По словам Виталия Немилостивого, необходимость воплощения в жизнь его идеи обосновывается тем, что ежегодно увеличивается насыщение внутреннего рынка одеждой и обувью, бывшей в употреблении. От этого, печется нардеп, страдает отечественный производитель и здоровье граждан, покупающих непонятно чем зараженную одежду. «В 2012 году объем товаров, которые были ввезены на территорию Украины, составил 98,6 тыс. тонн, а за последние 5 лет он составил 447 843 000 кг. (по 10 кг. на каждого украинца). Эти показатели ежегодно увеличиваются, что негативно влияет на развитие, как отечественной легкой промышленности, так и экономики страны в целом. Указанные статистические данные свидетельствуют о наличии коррупционной составляющей в указанной экономической сфере, что приводит к многомиллиардным потерям Государственного бюджета Украины, Пенсионного и других социальных фондов»,- говорится в пояснительной записке к законопроекту.   Почему надо наступать на одни и те же грабли – лично мне непонятно. Ведь подобные инициативы с аналогичной аргументацией уже исходили осенью 2010 года от главы Госкомпредпринимательства Михаила Бродского. Тогда они вызвали массовые акции протеста по всей стране, но, к счастью, здравый смысл взял вверх над лоббированием чьих-то интересов. Кстати, в первой редакции Налогового кодекса вообще предлагалось считать секонд-хенд поштучно, а Бродский, которого толпа у Верховной Рады требовала посадить на кол, даже подсчитал, что если бы эта продукция производилась в Украине, мы получили рынок в 22 млрд в год и миллион рабочих мест. Тот факт, что только в Харькове придется сократить несколько сот точек, а по всей стране, согласно данным Ассоциации дилеров одежды секонд-хенд, работает более 22 тысяч предпринимателей, которые тотчас останутся без средств к существованию, никого не тревожит. «Мы приносим доход государству. На наши пенсии и детские пособия можно одеться только в «секонде». Не лишайте работы полтора миллиона граждан», - с такими лозунгами два с половиной года назад люди от Донецка до Львова выходили на митинги. В Харькове студентки держали плакаты вовсе не эротического характера «Будем ходить голыми». И вот опять повторение невыученного урока.   Я уже не говорю о 60% покупателей, у которых забирают права выбора, а фактически, лишают их возможности хоть как-то пристойно одеваться. Или законодатель не в курсе, что большинство граждан с трудом сводит концы с концами, и им едва хватает средств на еду и оплату коммунальных тарифов. О каких магазинах одежды, бутиках и модных салонах с недешевыми и не всегда качественными товарами отечественного производства может идти речь, когда по данным Госкомстата 61% украинцев получают зарплату менее 3 тыс грн в месяц. Может, вы давно не бывали в селах, где секонд-хенд чуть ли не единственный доступный «супермаркет». Почему нужно запрещать ввоз ношеной одежды в нищую страну, в то время, как в зажиточной Европы это разрешено? Там в этой отрасли занято более 10 млн человек. Существуют огромные магазины second hand и специализированные рынки. Причем, их покупателями являются не только малообеспеченные слои населения, как это принято считать у нас, но и люди с высоким достатком. Неужели не понятно, что отечественная легкая промышленность сможет быстрее приблизиться к европейским стандартам качества только в условиях здоровой конкуренции. Или кто-то отстаивает в этом вопросе свой шкурный интерес? Вы сначала создайте условия для развития бизнеса вообще и легкой промышленности, в частности, что является святой обязанностью власти, а потом рынок сам определит, что, кому и сколько покупать.   Аргумент законодателя, далее цитата: «ввоз на территорию Украины товаров, бывших в употреблении, без надлежащего проведения государственной санитарно - эпидемиологической экспертизы и последующей реализации этих товаров на рынках оптовой и розничной торговли Украины, несет угрозу жизни людей и окружающей среде, а также создает негативный имидж нашей страны в мире»,- просто смешон. Как заявляет член Ассоциации дилеров одежды секонд-хенд   Игорь Томашевич: «Нет никаких оснований говорить и о том, что одежда секонд-хенд может нести угрозу распространения болезней. Этот товар проходит тщательную обработку еще в местах его сбора. При этом, по данным Министерства здравоохранения, за все время существования магазинов секонд-хенд ни один гражданин Украины не заразился какой-либо болезнью через покупку этих вещей. Более того, персонал магазинов ежедневно контактирует с такой одеждой. И если бы была хоть малейшая угроза здоровью, то в первую очередь пострадали бы наши сотрудники, но все они абсолютно здоровы». Понятно, что не все так однозначно и красиво, но, по сути, верно.   Вообще все разговоры о вреде, наносимом государству злостными контрабандистами, расхитителями гуманитарной помощи, а также о санитарной опасности – не выдерживают никакой критики. Если нарушают - так контролируйте и наводите порядок. В конце концов СЭС существует не только для того, чтобы закрывать оппозиционные телеканалы. А если не могут, то гоните их в шею, ликвидируйте санстанцию, как это сделал в Грузии Саакашвили. Все условия для контроля созданы - торгуют ввозимым давно уже не на уличных раскладках, а на официальных рынках, в громадных ангарах-магазинах с кассовыми аппаратами и прочими документами. И для того, чтобы отчисления от этой торговли шли в казну, нужно не уничтожать ее, а позаботиться, чтобы налоговики исправно собирали налоги, а таможенники - пошлину, а не «договаривались» с налогоплательщиками. Глядишь, и последним станет легче дышать.   Когда в этом контексте говорят о «негативном имидже нашей страны в мире», то тут уж совсем становится не по себе. Такое впечатление, что Украина образец демократии, где помимо секонд-хенда ничто ее имиджу не угрожает. Почему-то в Голландии, Англии, Германии, Франции секонд-хенд не мешает легкой промышленности, не заражает людей и не вредит ее национальным интересам, а у нас, где по статистике две трети украинцев ищут дополнительный заработок, с этим нужно бороться. Не следует ставить телегу впереди лошади: будет возрождаться отечественная легкая промышленность, будет расти благосостояние граждан, из которого они смогут плоды этой самой промышленности покупать, - отомрут секонд-хэнды. А пока, чем пиариться нашим нардепам, лучше им вообще запретить запрещать. Иначе по этой логике можно выселять людей из старых квартир, потому что «плохо идет» новострой или возбранить ввоз зарубежных лекарств, заставляя лечиться только отечественными медпрепаратами. Кстати, не надо забывать, что сама идея запретить «секонды», внесенная как законопроект на рассмотрение парламента, уже в цивилизованных странах не добавила нам имиджа
Бездорожье от разгильдяйства
До чего же нужно довести наших людей, чтобы они вышли на митинг-реквием памяти украинских дорог? К парадному подъезду столичного «Укравтодора» сегодня киевляне принесли разбитые части своих машин и потребовали прекратить «автоцид», из-за которого гибнут тысячи украинцев. То, что нас держат за дураков, позволяющих строить плохие дороги за собственные деньги, известно давно. Но в этом году состояние автомагистралей в Харькове и его окрестностях просто удручающее. Такое впечатление, что семитонный метеорит упал не где-то под Челябинском, а в самом центре слобожанской столицы.   Думаю, автомобилисты со мной согласятся, что таких разбитых дорог в Харькове не было уже давно. Не помогли ни выделенные в прошлом году рекордные суммы на капремонт, ни хваленный асфальтовый завод с суперсовременными технологиями, ни латание дыр перед Евро-2012. Аналогичная ситуация с двумя вечными бедами по всей стране, что, собственно, и побудило людей выйти протестовать под девизом «Я ненавижу Укравтодор». Оправдывая свой провал в этом направлении, Азаров, к счастью, по привычке не призвал граждан самим укладывать асфальт, а назвал три основные причины: почему все так плохо - тяжелая зима, финансовые трудности «Укравтодора» и увеличение нагрузки на покрытие со стороны большегрузных автомобилей. Аргументы абсолютно не состоятельные, тем более, что премьер не озвучил главного – коррупция в этой системе окончательно доконала наши автомагистрали, и без радикальных комплексных реформ здесь уже не обойтись.   Пора, наконец, честно признаться, что хорошие дороги абсолютно не нужны всем, кто ими занимается. В них не заинтересованы ни строительные фирмы, ни различные НИИ и тресты, разрабатывающие и составляющие проектную документацию, ни производители дорожно-строительной техники, ни получающие постоянные заказы из бюджета асфальтовые и бетонные заводы, ни карьеры, производящие щебень. Если копнуть глубже, то хорошие дороги не нужны тем, кто делает самосвалы, ибо всегда на них есть спрос, ни нефтеперерабатывающим заводам, поскольку при хорошей езде машина потребляет меньше топлива, ни сервисным станциям, ни всякого рода обслуживающим организациям. Приведу лишь один пример. Во многих странах при укладке дороги используют базальтовую сетку. Благодаря ей, срок службы покрытия возрастает в 4-5 раз. Некоторые отечественные фирмы неоднократно предлагали выпускать базальтовую сетку, но в одной из госструктур прямо сказали: «В случае применения этой технологии наши люди останутся без работы».   В результате мы «маємо те, що маємо»: 39% всех украинских магистралей не отвечают европейским стандартам прочности, 51% - стандартам ровности полотна. Скоростных дорог в стране вообще нет. Уровень коррупции зашкаливает. Откаты, по оценкам экспертов, составляют около 25%. Но виновата, как всегда, непредсказуемая зима…   Попытка хоть как-то спасти ситуацию с помощью никем не контролируемого ямочного ремонта, заканчивается прогнозируемым провалом. Специалисты уже давно подсчитали, что с учетом себестоимости материалов, используемой техники, заработной платы, один квадратный метр ямочного ремонта должен стоить максимум 150 грн. У нас только закладывают 170-200 грн, а сколько миллионов воруется, делая, скажем, высоту асфальта не семь, а пять сантиметров, не знает никто. Как и во всех сферах, здесь мы наблюдаем порочный круг, когда десятилетиями по всей стране на морально устаревшем оборудовании создается морально устаревшая техника, которая строит морально устаревшие дороги. И это всем, (кроме, естественно, автомобилистов) выгодно и приносит стабильный доход.   В Украине, по оценкам Бори «Хюндая», средняя стоимость одного километра дороги составляет около 5 млн долл. В Китае - 2,9 млн долл, в Бразилии – 3,6 млн долл. Можно, конечно, строить и по примеру московской кольцевой автодороги - за 100 млн долл. Но здесь уже вопрос цена-качество отходит на третий план. В Европе порядок цифр такой: в Польше – километр автомагистрали обходится в 6 млн евро, в Германии тысяча метров качественного автобана стоит около 8 млн евро. «Главная разница – в стоимости рабочей силы, потому что, например, по цене битума мы уже почти сравнялись с Европой. У них разве что каменные материалы немного дороже», - объясняет разницу зам. главы «Укравтодора» Евгений Прусенко. Иными словами, рабочие там получают адекватную зарплату - и поэтому делают все на совесть. У нас же людям месяцами не платят смехотворное жалование, которое оседает в карманах профильных столичных чиновников.   Вы думаете, наши дорожники не умеют работать? Ничего подобного. Как пример, украинцы построили прекрасные магистрали в Кувейте, которые идут через пустыни, выдерживают жару, сверх нагрузки и являются одними из лучших дорог по общемировым ценам. Когда Азаров жалуется на аномальную зиму, то пусть ответит: почему в Беларуси, где погода такая же, как у нас, с дорогами все относительно нормально? Ответ лежит на поверхности - там с 2005 года введен независимый технический надзор за работами. Что уж говорить о странах ЕС, где строительные компании подписывают гарантийные обязательства сроком на десять лет, согласно которым подрядчик ремонтирует трассу за свой счет в случае, если за это время она выйдет из строя. В Украине вы практически не найдете примеров, когда подрядчика принудительно заставляли бы проводить ремонт за собственные средства. Объяснять почему – думаю в этой стране никому не надо.   У нас в принципе никто не заинтересован жестко прописывать квалификационные условия в тендерах, а уж тем более отменять повышение стоимости строительства после его окончания. На практике схема откатов проста: компания-однодневка выигрывает конкурс, указав одну цену, потом она увеличивает стоимость работ, привлекает в качестве субподрядчика какую-то солидную фирму, и снимает сливки. Вы думаете неизвестно, кто за этим стоит? Конечно, известно, как и за «Хюндаями», лавочками в метро, буровыми установками, но для этого надо начинать не с дорог, а со всей вертикали власти. Ибо, когда на днях была дана команда «фас», КРУ сразу же выявила махинации в «Укравтодоре» на сумму 225 млн грн. Для сравнения на капитальный и текущий ремонт дорог Харькова в прошлом году было освоено порядка 270 млн грн. Зато как они «на бис» ремонтировали проспект Гагарина и прилегающую к «Металлисту» территорию!   Премьеру, жалующемуся на увеличившуюся нагрузку на покрытие со стороны большегрузных автомобилей, стоит посоветовать запретить в городах в дневное время движение фур. Убьют сразу двух зайцев: и дороги будут целее, и пробок станет меньше. Здесь бы еще ткнуть носом городские власти в отсутствие «ливневок». Для Харькова, пережившего Диканевку, - это серьезная проблема. Талая вода на дорогах «первой столицы» к весне уничтожает любые покрытие, делая бессмысленными все потуги залатать дыры.   Конечно, проблема глубже, чем просто жульничество чиновников на местах, и делать крайними облавтодоры – значит, загонять ситуацию в тупик. Мы по-прежнему живем в советской системе координат. Только разбитые дороги - это всем наглядно, неудобно и иногда «за державу обидно» перед соседями. По сути, у нас законсервирована ситуация, когда одна структура делает проект, потом его строит, и затем сама же себя контролирует. Когда Азаров говорит о финансовых трудностях «Укравтодора», то надо понимать, что две трети средств этой организации идут не на дороги, а на выплаты долгов, которые растут с каждым годом. Предприятие по существу на грани банкротства. Денег нет, и не будет. Международные кредиты под нормальные проценты этой власти никто не даст. Учитывая, что капитальный ремонт требуется для 70% украинских дорог, на приведение их в порядок стране понадобится по самым скромным подсчетам около 60 млрд евро. Если говорить лишь о средствах, выделяемых из госбюджета, то на такие статьи, как «текущий ремонт и содержание автодорог» или «капитальный ремонт и строительство автомагистралей» в год выпадает от 3 до 5 млрд грн. Если стоимость строительства одного километра дорог 5 млн долларов, то даже в лучшем случае на эти средства можно построить лишь 125 км. Что составляет менее процента протяженности существующей дорожной сети. Как расписался в своей беспомощности Азаров: «Если мы сегодня весь наш бюджет, который у нас есть, направим не на зарплату и не на пенсию, а только на дороги, то все равно не исправим ситуацию».   В таких обстоятельствах выход может быть только один: переходить от строительства дорог за кредитные средства к практике привлечения инвесторов на условиях концессии, как это происходит во всем мире. Но пока этот путь всячески блокируется в самых высоких кабинетах власти. В первую очередь потому, что появление концессионеров на наших дорогах может нанести ущерб местному бизнесу, зарабатывающему на строительстве дорог. Так что по большому счету ненавидеть надо не столько «Укравтодор», сколько тех, кто на служебных авто за деньги налогоплательщиков распродает страну. Ибо когда здесь скоро все рванет, убегать они будут из нее не по бездорожью, а на чартерных самолетах
Голос улицы
 Разочарование в политических кумирах, сворачивание демократии, тотальное наступление на свободу слова – все это приводит к тому, что украинцы начинают искать новые формы общественного протеста. Но пока народное терпение еще не лопнуло, (хотя низы уже не хотят, а верхи давно не могут), граждане сопротивляются властям любыми доступными им способами. По большому счету, помимо мирных акций неповиновения, для борьбы с режимом осталось лишь несколько островков свободы: интернет, церковные общины и, как это не покажется странным, уличное искусство. На днях под стенами президентской администрации прошел пикет, участники которого развернули баннер с надписью: «Рисунок – не преступление». Когда стало ясно, что митингующие намерены действительно рисовать, «Беркут» набросился на демонстрантов. Завязалась драка. Семь человек были задержаны и отправлены в ближайшее отделение милиции. Так завершилась очередная акция в защиту сумских парней, арестованных за граффити с изображением человека, похожего на президента. Замечу, что это далеко не первые санкции в адрес украинских теггеров. Все началось полтора года назад во Львове, где летом 2011 года было заведено уголовное дело из-за стрит-арт рисунков, изображающих, якобы Януковича, с красной точкой на лбу. Звезда ли это, точка бинди или след от лазерной указки - никто не разбирался. Повторение истории произошло недавно в Сумах. В январе 2013-го двое местных райтеров были посажены на 2 года, третий - на 1 год и 8 месяцев, а четвертый - получил годичный срок в трудовой колонии. В обвинительном приговоре нигде не упоминается, что «непристойные рисунки» - это портрет Януковича с красной точкой на лбу. Изображение суд деликатно назвал «портретом мужчины», а красная точка, по мнению служителей Фемиды, вызывала негативные ассоциации с ранением или убийством. Казалось бы, частный случай, который должен быстро забыться. Но уже через пару недель похожий на президента «портрет мужчины» можно было встретить во всех крупных городах страны, в том числе и в Харькове. Эта эстетически аляповатая история еще раз продемонстрировала, что уличное искусство теоретически способно стать оружием «массового поражения», а стрит-арт и революционная ситуация, если не близнецы-братья, но уж точно близкие родственники. Подобное мы уже наблюдали осенью 2004 года, когда стрит-арт выполнял функцию политического сообщения, моментально откликаясь на актуальные события из новостной ленты. Это в 1965-м поступок Анатолия Здорового, который в Харькове на заборе напротив отеля «Интурист» писал «Хай живе Україна!», остался никем не замеченным. Тогда на последнюю букву и восклицательный знак у 27-летнего Здорового не хватило красок, но он вернулся, чтобы вписать свое имя в историю. Сегодня в эпоху интернета любые проявления политического арт-протеста моментально становятся достоянием гласности. В Европе еще со времен изрисованной вдоль и поперек Берлинской стены движение райтеров пользуется огромной популярностью. Граффити Д.Врубеля «Братский поцелуй», где на фоне надписи «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви», изображены целующиеся Брежнев и Хонекер, стало символом падения железного занавеса. Болгары до сих пор помнят надпись «Мумия» на мавзолее Г.Дмитрова. Она появлялась регулярно перед сносом мавзолея и захоронением пламенного коммуниста. Во Франции в памяти целого поколения живы уличные надписи из далекого революционного 1968 года: «Скука контрреволюционна», «Читайте меньше, живите дольше», «Запрещено запрещать», «Будь реалистом - требуй невозможного». Когда на стенах бунтующего Каира появлялись трафареты и несложные рисунки - они вдохновляли толпу, пробуждая революционное сознание. Акциям неповиновения в современной Греции предшествовали граффити на стенах Афин. Российские мегаполисы были исписаны политическими тегами во время сфальсифицированных выборов в Госдуму, не менее ярко отреагировали райтеры на переизбрание Путина и дело Pussy Riot. Проявлением политического стрит-арта вполне можно считать даже многочисленные веселые и креативные лозунги на митингах последнего времени в Москве. Убежден, что чем жестче власть будет закручивать гайки, тем заметнее станут проявления уличного искусства и в украинских городах. Не случайно, «харьковский» нардеп Валерий Писаренко уже зарегистрировал в парламенте законопроект, который предлагает внести изменения в административный кодекс и установить солидные штрафы за несанкционированные рисунки - от 5100 до 8500 грн. Пока же, как с сумскими райтерами, правоохранители по привычке действуют устрашающими методами по принципу, «чтобы другим не было повадно». Хотя очень сомневаюсь, что нынешняя власть вообще понимает, что такое политический стрит-арт. Вряд ли кто наверху осознает, что он ситуативен, часто выполнен в очень слабой художественной технике и в большинстве случаев анонимен. Да и жанровая палитра уличного искусства крайне расплывчата. Традиционно в стрит-арт включают граффити, рисунок по трафарету или шаблону, расклейка стикеров и плакатов, грандиозные настенные росписи (мурали), окутывание зданий и сооружений в материю или ткани, проецирование видео на строение или пустыри, городская герилья, флешмобы, инсталляции под открытым небом и многое другое. Поскольку жанровые рамки стрит-арта изначально не заданы, совершенно непонятно, любые ли граффити попадают в разряд стрит-арта, а если нет, то каковы критерии их отбора. Иными словами, чем в принципе отличается портрет Берлускони на харьковской мэрии от «портрета мужчины» со знакомыми чертами лица на сумском асфальте? Я уже не говорю о целевой аудитории политического стрит-арта, которая разноцветна, как осенний пейзаж. Адресованы такие послания могут быть кому угодно: криминальным группам, членам неформальных молодежных объединений, вроде панков, антифа, рэперов или скинхедов, праздно шатающимся уличным ротозеям, людям в погонах, ура-патриотичным сторонникам, «отважным» виртуальным диссидентам, скрывающим за никами свои подлинные имена. Кто бы, что не говорил о высоком искусстве, но голос улицы - это все-таки, в основном, язык протеста. Соответственно, его декодирование требует от дешифровщика погружения в мир маргинальности, мир нетерпимости, мир крайностей, но одновременно в мир, лишенный толерантных вуалей и цивилизационной многозначности. Стрит-арт говорит от лица самой современности: о ее тревогах и надеждах, фобиях и устремлениях. Сам факт того, что уличный художник изобретает дизайн современности ночью, под покровом тьмы, совершая набеги на знаковые зоны городского пространства, уже говорит о многом. Это еще не открытая форма гражданского сопротивления, но уже первые ростки пробуждающегося общества. Впрочем, конкретно политического стрит-арта в Харькове, в отличие, скажем, от Львова, Киева или Симферополя, практически нет. Увы, мы стали серым городом даже в этом смысле. Тем не менее, прогуливаясь по улицам «первой столицы», можно все чаще увидеть, как на заборах, домах, трансформаторных будках и других городских конструкциях появляются разноцветные ваяния художников. Оставим на суд искусствоведов спор о том, что же такое стрит-арт: неофициальное искусство, современная форма вандализма, неотъемлемая часть хип-хоп-культуры, докатившаяся к нам с Запада. Но как бы там ни было, наш город все больше становится расписным, и без стрит-арта его уже невозможно представить. Первым, как сказали бы сейчас, граффити-райтером в Харькове рискну назвать душевнобольного Олега Митасова. Для многих он до сих пор остается городской легендой, а его метафизические слоганы – чуть ли не посланием свыше. Те, кому под сорок и старше, помнят, как в середине 80-х годов, рядом с Худпромом, на территории ХПИ и в других уголках центра города появились загадочные надписи в духе интернета: Где.На.Земле., Сразу.Же.Сужение.Ума, ВЕК.ВАК. О последней – (Векенштейн Высшую аттестационную комиссию) даже сложили харьковскую легенду. Якобы Митасов сошел с ума после того, как забыл в трамвае докторскую диссертацию по дороге в ВАК. Судьба Олега – тема отдельного исследования. Он срывал погоны с милиционеров в знак протеста против социальной несправедливости, неоднократно лечился в 15-й больнице, разрисовал все пространство своей многокомнатной квартиры на пер. Краснознаменном, 18. Когда потолков, мебели, подъезда, лестницы стало мало, он начал писать на стенах домов. Позже послания харьковского юродивого стерли, и только «митасоведы» знают, где еще их можно в городе лицезреть. В конце 80-х Харьков пережил еще один всплеск стрит-арта. Город был зарисован надписями ПР. И снова никакой политики – так самореализовывалась «Прудянка №6». На стыке эпох в Харькове на заборах больше писали неприличные слова, нецензурно бранили компартию или восхваляли «Металлист». Позже в неожиданным местах можно было увидеть трафарет REC ныне пребывающей в эмиграции Анны Бондаренко. Только где-то с середины 2000-х, не без поддержки «Муниципальной галереи», городские художники снова дали о себе знать. Акли, Ку-2, Роман Минин, Гамлет Зиньковский и другие райтеры стали преображать серые дворики Харькова. Но, несмотря на то, что в принципе наш город очень лоялен к граффити, похвастаться особо нечем. Как следствие, в Харькове мы имеем разве что иллюстрированную улицу Гоголя, эффектные композиции во двориках на Пушкинской, панораму старого города на Университетской, да несколько удачных картин в центре. И хотя в Харькове проходит фестиваль стрит-арта, а художественный потенциал «первой столицы» колоссален, диалог с городом райтеров пока невыразителен. Мы продолжаем жить в сером мегаполисе с попсовыми граффити и неэстетичными тегами. Но кто знает, возможно, с уничтожением свободы слова, закрытием оппозиционных СМИ и сворачиванием демократии именно уличное искусство в Харькове станет наиболее востребованной формой протеста. В конце концов, как бы не реагировали на плакаты бойцы «Беркута», рисунок - это не преступление. А в истории уже не раз случалось, что месседжи, которые по ночам писали на заборах и асфальте, рано или поздно становились достоянием масс
Настоящих буйных мало
Наверное, в этом есть нечто символичное, что святой Валентин считается не только покровителем влюбленных, но и людей душевнобольных. Не случайно, в Германии 14 февраля украшают психиатрические больницы алыми лентами, а в храмах проходят специальные богослужения. Глядя на то, что творится вокруг, невольно ловишь себя на мысли: а на сколько вообще психически здорово украинское общество и особенно люди, которым мы доверили управлять страной? Вопрос далеко не праздный, как может показаться на первый взгляд, а потому попробуем взглянуть на отечественный политикум с точки зрения психиатрии. На Западе уже давно подсчитали, что социальные потребности одного душевнобольного в 10 раз превышают жизненные затраты обычного человека. Несмотря на то, что в любой стране мира психически ненормальных людей одновременно боятся, презирают и над ними подшучивают, налогоплательщики готовы оплачивать из своего кармана их безбедное существование. Примечательно, что в Украине содержание одного депутата Верховной Рады как раз приблизительно приравнивается к обеспечению одного сумасшедшего за рубежом. Никаких намеков и аналогий, поскольку наши народные избранники в основной своей массе настолько никчемны и невзрачны, что не вызывают обожания даже у умственно отсталых больных. По словам зав.кафедрой психиатрии Харьковской медицинской академии последипломного образования доктора медицинских наук, профессора Валентины Козидубовой: «сегодняшние пациенты совсем не хотят быть похожими на отечественных политиков. Возможно, они просто не воспринимают их, как объекты для подражания. Поэтому среди страдающих манией величия имеются Наполеоны, генералы де Голли, Петры I, но нет ни одного Януковича, Тягнибока или Симоненко». Впрочем, поясняют психиатры, это еще объясняется и тем, что мифологичность отходит в прошлое, а так называемый бред интерметаморфозы переходит в зону сверхвозможностей. Иными словами, люди больше не принимают какой-либо образ, а наделяют себя сверхспособностями. Это я о душевнобольных, а не депутатах, которые с вилами приходит на телешоу или кулаками решают парламентские вопросы. Не открою государственной тайны, если сообщу, что все психбольницы страны уже не первый год как переполнены. В Украине на диспансерном и консультационном учете находится более 4 млн человек. Из них почти половина больных шизофренией, шизоаффективными и подобными психозами. По закону многие из них могут голосовать, а кое-кто как, видимо из зависти, предполагают некоторые столичные журналисты, даже избирается мэром. Врачи констатируют, что больные с симптомами невроза, фобиями и пребывающие в состоянии депрессии составляют основную массу пациентов психиатрических и психоневрологических клиник. Причины отклонений самые что ни есть банальные – невыносимость украинских реалий. С одной стороны, извечная гонка за средствами к существованию, массовая безработица, отсутствие веры в будущее и собственные силы. С другой - нестабильная социально-политическая обстановка в стране, которая увеличивает риски, перенапряжение, стрессы у представителей относительно благополучных групп населения: бизнесменов, политиков, руководителей предприятий. Все это привело к тому, что психические заболевания, не связанные с органическими патологиями, стали в нашей стране доминирующими. Впрочем, несмотря на то, что симптомы невроза (хотя и не ярко выраженные) наблюдаются практически у каждого третьего, а среднее количество суицидов в год по Украине составляет 15-20 тысяч, (что равно числу погибших в Афганистане за 10 лет войны) наше общество нельзя назвать психически больным. Как в принципе вполне здоровыми, с точки зрения психиатрии, считаются и отечественные политики. Да-да, не стоит называть их «круглыми идиотами» и «кретинами». Президент Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман недавно поставил свой профессиональный диагноз власть предержащим. «Я вижу перед собой глубоко аморальных людей, которые готовы играть любыми краплеными картами и иногда надевать личину, как это делал бывший мэр Киева Черновецкий», - говорит Глузман. «Но поверьте мне как психиатру, мы это в своей среде обсуждали, они все абсолютно здоровы психически, но с совершенно разрушенной моралью», - добавил он. Это, к слову, о том: по каким критериям следует выбирать себе правителей. Иначе говоря, проблемы общества надо искать в нравственном, а не в душевном разложении. Аксиомой психиатрии давно уже стал тезис о том, что число психически тяжело больных составляет 1,7% от любой популяции. И Украина здесь не исключение. По сути, эта цифра не зависит от уровня экономического развития, благосостояния населения или политической ситуации в стране. Универсальный принцип характерен, как для жителей счастливой Дании, так и для обитателей Сомали. По большому счету, ситуация в социуме существенно не влияет на количество сумасшедших в обществе. Классический пример – послевоенная Германия. Тотальное уничтожение фашистами всех пациентов психиатрических лечебниц не изменило статистику, и уже к 1952 году количество умалишенных в ФРГ вошло в норму. Вообще, «дурдом», который сейчас мы наблюдаем в стране, трудно поддается анализу с точки зрения психиатрии. Сегодня в принципе пока еще рано говорить о медицинских последствиях затяжного политического противостояния. Хотя харьковские врачи еще не забыли, как после событий осени 2004 года в клиниках наблюдался феномен обращения больных, утверждавших, что им давали на площадях всевозможные таблетки и психотропные вещества. Кстати, вопреки досужим домыслам, «оранжевая революция» никак не повлияла на количество психбольных в «первой столице». Сегодня многие психиатры с юмором вспоминают, как сверху поступали инструкции на то, что в больницах плохо ведется агитация, и чуть ли не требовали размещать в палатах наглядную агитацию: «Буйняк за Януковича». Строго говоря, психическая норма – это понятие весьма относительное. У нас чуть ли не полстраны смотрит шоу Савика Шустера, но никто в неадекватности их не подозревает. Да и сам факт того, что у части пациентов «крыша едет» именно из-за политики является мифом. Как правило, шизофренический бред не оторван от реальности и направлен на самые мелкие бытовые проблемы, связанные с всевозможными страхами. Больные боятся, что они лишатся работы, у них отберут квартиру, или их отравит сварливая соседка. Симптомы слабоумия, скажем, зарождаются еще в детстве, а поскольку процесс этот не одномоментный, то истоки его нужно искать не в политических кумирах ХХI века, а в героях советской эпохи. Поэтому в бреду больные чаще вспоминают ярких личностей эпохи застоя. Как пример, - один из харьковских пациентов утверждал, что он одновременно Иисус Христос и Владимир Высоцкий. Психиатры допускают, что если и появится среди больных отец нации типа Вовы Путина, то это будет не раньше, чем через 20-30 лет. Тем не менее, не все так просто и однозначно. Политические потрясения все же оказывают определенное влияние на увеличение количества неврозов и, как ни странно, сокращают число самоубийств. Психиатры заметили, что суицидальных случаев фиксируется больше, как раз в стабильном, зажиточном обществе, где люди, что называется, «бесятся с жиру». У нации, которая переживает перманентные потрясения, для выброса адреналина стрессовых ситуаций и так предостаточно. Всевозможные митинги, пикеты, акции протеста позволяют выплеснуться негативным эмоциям и не дают акцентуированным субъектам почувствовать себя одинокими. Хотя отсутствие героя нашего времени отражается и на том, что «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Причем, в политике это проявляется особенно остро. По мнению психиатров, украинские парламентарии в основном представляют собой так называемый «аддективный тип личности». Патологией это, как мы выяснили, не является, но такие люди требуют непрерывной выработки адреналина и великих свершений. Они прыгают с парашютом, покоряют вершины, спускаются в пещеры. Им постоянно нужны конфликты и новые подвиги, а вот ежедневное стирание носков или монотонное принятие законов – превращает их жизнь в настоящую трагедию. Очевидно, что в прямом смысле слова психопатами наших политиков назвать нельзя, поскольку стать депутатами ВР душевнобольные люди не могут априори. Психиатры считают, что речь о сумасшествии может идти только в том случае, если поведение человека не обусловлено никакими мотивами. Если же депутат, чтобы прорваться в парламент, положил на алтарь победы здоровье, деньги, время, то вполне естественно, что он не хочет расставаться с депутатскими привилегиями. Цепляться за свои кресла, с медицинской точки зрения, реакция адекватная, а нравственные императивы психиатрия выносит за скобки своего рассмотрения. К тому же душевнобольной человек – это всегда социально неадаптированная личность. В нашем «клубе миллионеров» все парламентарии вполне состоявшиеся люди, и потерять для них работу (что для 70% украинцев является доминирующим страхом) в принципе не катастрофа. Скорее, у депутатов, теряющих мандаты, наблюдается комплекс «крушения сверх идеи», коей для большинства выступает власть в ее ницшеанском понимании. Как следствие, некоторые народные избранники прошлого созыва сейчас нуждаются в помощи психиатров по выведению их из депрессии и алкоголизма. Не этим ли объясняется, зачем Юрий Кармазин лишает в судах депутатства Балогу и Домбровского, почему столь откровенен Тарас Чорновол, заявивший, что после победы «оранжевой революции» в 2005 году Виктор Янукович готовился к побегу в Россию, а экс-бютовец Григорий Омельченко рассказывает, что Тимошенко была завербована ФСБ еще в 1995 году. Именно преодоление комплексов людей с истерико-демонстративной акцентуацией станет главной проблемой для отправленных в отставку парламентариев. Суть существования таких личностей – в постоянном пребывании в центре внимания. Самый яркий пример на постсоветском пространстве - Владимир Жириновский, который в жизни и на экране ведет себя совершенно по-разному. В украинской политике эгоцентрическая модель поведения с истерическими девиациями характерна для Богословской, Ляшко, Колесниченко, Литвина и многих других телезвезд. Ради достижения своей сверхидеи (оклеветать Тимошенко, попиариться для спонсоров, придать русскому языку статус второго государственного) они готовы на все. Даже на роспуск парламента и проведение новых выборов по мажоритарной системе. Если, конечно, «сверхидея» будет спущена свыше и подкреплена соответствующей суммой «отступных». Поскольку, с медицинской точки зрения, такое поведение не считается болезнью, а подобные проявления таблетками не лечатся, то, значит, дурдом нам гарантирован и в дальнейшем. Главное, нашим политикам не забыть классический принцип психиатрии: если тебя выписали из сумасшедшего дома - это еще не значит, что тебя вылечили. Просто ты стал как все
Подтверждено:  
3 422 023 
+7 483
Болеет:  
426 669 
-3 187
Выздоровело:  
2 910 237 
+10 270
Умерло:  
85 117 
+400
Привито:  
13 289 461 
+139 476

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( )