Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™
1 2 3 4 5 67 8 9 10
Броня крепка и танки наши быстры
Вы еще не забыли, как надуванием шариков против вступления в Североатлантический Альянс Партия регионов блокировала парламент? Или как Кушнарев со товарищи срывали учение «Си Бриз», а Богословская на площади Свободы кричала «Наша хата – не для НАТО»? Придя к власти, отношение однопартийцев Януковича к Западному военному блоку резко изменилось. Президент ежегодно позволяет проводить совместные маневры в Крыму, специально едет в Америку, чтобы выступить на саммите Альянса, а недавно и вовсе подписал указ «О годовых национальных программах сотрудничества Украина-НАТО». Вроде бы прозрел человек – и хорошо. Однако из-за своей бестолковости, беспринципности и не желания лидеров отстаивать национальные интересы страна лишается не только десятков миллионов долларов, но и стремительно теряет остатки былой военной мощи. Те, кто в курсе реального положения вещей в украинской армии, уже давно хватаются за голову. Все ценное – продано, разворовано, а то, что держится исключительно на профессионализме честных офицеров, из-за тотального недофинансирования влачит жалкое существование. Не хочется сгущать краски, но судите сами - за 20 лет Независимости Украина полностью лишилась ядерного оружия, потеряла авиацию и осталась практически без флота. Похоже, в ближайшее время мы окончательно утратим основной танк наших многострадальных вооруженных сил. Так, в прессу просочилась информация, что в конце июля в Киев приедет делегация НАТО, чтобы обсудить уничтожение старых танков Т-64, которые выпускал харьковский завод имени Малышева. В советское время на предприятии сходило с конвейера около 2000 боевых машин в год. Сейчас же бывший флагман всесоюзного ВПК в очередной раз находится на грани банкротства. Весной этого года заводу даже отключали за долги электричество. Денег нет, и не предвидится, директора меняются один за другим. Единственный выход государственного концерна «УкрОборонПром», куда входят «малышевцы», в поиске заказчиков для продажи своей продукции в страны третьего мира. Но, разумеется, куда проще все «дерибанить», а потом вовремя «умыть руки». Собственно, этим и занимались в последние годы директора предприятия, доведя его «до ручки». Но виноваты во всем, естественно, окажутся натовцы, акулы мирового капитализма и очередные «попередники». По словам руководителя проекта NSPA (Агентства НАТО по материально-техническому обеспечению) в Украине Василия Литвинчука, уничтожение наших танков могут профинансировать страны-доноры в рамках Трастового фонда программы Североатлантического Альянса «Партнерство во имя мира». Американцы неофициально подтвердили готовность выделить 1 млн долл на утилизацию украинской военной техники. В принципе, сумма небольшая, и сколько на эти деньги можно порезать на металлолом бронированных машин, не берутся прогнозировать даже эксперты. Центр исследования армии, конверсии и разоружения сообщает, что на украинских складах находится около 2000 единиц избыточной танковой техники, которую можно переплавить. Очевидно, в большинстве случаев так и надо поступить. К примеру, в России по этому пути идут давно. Все понимают, что Т-64 – давно устарел. Главный редактор журнала «Арсенал» Виктор Мураховский считает: «Единственная от него польза - это 30-35 тонн хорошего металла при переплавке». Проведя несложные математические расчеты, можно сделать вывод, что, пустив в мартены 2000 своих танков, государство Украина получит порядка 15 млн долл плюс навсегда избавится от головной боли по их обслуживанию. С другой стороны, почти десять лет завод имени Малышева модернизирует Т-64, создавая на его базе танк Т-64БМ «Булат», который закупают вооруженные силы Украины и армии развивающихся стран. Стоимость модернизации одного танка обходится примерно в 420 тыс. долл, а продать его на Ближний Восток или в Африку можно более чем за 1 млн долл. Кроме того, харьковский завод имеет, пусть небольшой, но стабильный заказ. По словам министра обороны Павла Лебедева, только в 2013 году его министерство закупит для нужд армии девять боевых машин «Булат». На первоначальном этапе в 2004 году хотели усовершенствовать 400 штук, однако впоследствии эти планы были скорректированы в меньшую сторону - до 85. Хотя и тут потенциал имеется. Из 2000 танков Т-64 около 700 пребывают пока еще в боевом состоянии. Конечно же, было бы неплохо оснастить наши вооруженные силы современными танками по последнему слову техники, но модернизация Т-64 до стандарта «Булат» обходится в 4 раза дешевле производства нового «Оплота», не говоря уже о закупках передовой техники за рубежом. Поэтому - из-за скудности государственных ассигнований на вооруженные силы - приходится довольствоваться тем, что есть. Впрочем, по отзывам специалистов, «Булат» не такой уж «отстой». Он хорошо зарекомендовал себя, и при грамотной маркетинговой политике на него нашелся бы покупатель в Азии и Африке. Таким образом, вместо порезки на части танк Т-64 можно было бы продавать в модернизированном виде. По мнению экспертов, «Булат» не уступает, а кое в чем превосходит самые современные танки, которые имеются на вооружении у соседей. Скажем, такие как PT-91 «Twardy» (модернизированный Т-72М, Польша), TR-85M1 «Бизон» (модернизированный Т-55, Румыния), Т-72М2 и Т-72СZ (модернизированные Т-72, Словакия и Чехия). Танк БМ «Булат» находится на уровне лучших российских образцов Т-80У и Т-90, и по всем характеристикам, за исключением возможностей при ведении боя в темноте, не уступает танкам «Леопард-2А5» и М1А2 «Абрамс». Впрочем, оставим дискуссию на тему «кто круче» профессионалам, но то, что государство сейчас теряет деньги - факт очевидный. Зачем НАТО платить за нашу рухлядь, вполне объяснимо. Не будем забывать, что, по данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира (SIPRI), по итогам 2012 года Украина заняла 4 место в мире по экспорту вооружения. Отечественные эксперты, правда, считают, что эта цифра завышена, но в любом случае передовые позиции мы все-таки держим. По данным все того же SIPRI, объем поставок украинского оружия в прошлом году составил 1,334 млрд долл. То есть, с высокой долей вероятности можно утверждать, что речь идет об обычной конкуренции на рынке. И порезка наших танков – не более чем банальное устранение соперника за потенциальные заказы, ибо украинские танки стоят значительно дешевле. Пусть они «не первой свежести», пусть их продается не так уж много, но бизнес есть бизнес – мы знаем, что на Западе умеют считать деньги. Американцы прекрасно понимают, что выгода от продажи натовского танка с лихвой перекроет их затраты на переплавку танка украинского. А вот мы свои интересы совсем не защищаем, и, если вы заметили, антинатовская риторика у нас расцветает буйным цветом исключительно накануне выборов. Да, в Североатлантический Альянс, безусловно, надо вступать, поскольку это надежная и экономически выгодная для нас защита. И если когда-нибудь Украину в НАТО возьмут, то это будет колоссальным достижением всего народа. Однако при этом не стоит безвольно и бездумно идти на поводу у кого бы то ни было, то ли опасаясь бесконечных ультиматумов России, то ли потакая мимолетным капризам Запада
Мы и они
Если в Европе основополагающим понятием для гражданина является право, загадочность русской души зиждется на сублимации страдания, то украинцы ментально «заточены» на справедливость. Мы соглашаемся жить в обществе, где закон превращен в дышло, готовы смиряться с притеснениями в своей «хате с краю», но когда попирают правду и унижают человеческое достоинство, то «терпець уривається». События последних дней в разных точках страны: в Николаевской области и в Ивано-Франковске, в Харькове с пьяным гаишником на дороге или в Киеве при штурме Святошинского РОВД показывает, что объединительной идеей для украинцев все больше становится справедливость. Приоритет права постепенно заменятся этическими категориями, содержащими в себе требования соответствия деяния и воздаяния. И здесь уже не важно, что за нападение на человека в погонах закон сурово карает. Если насилуют женщину или бьют кулаком в живот, то никакой другой ответной реакции, кроме как сопротивления, ожидать не приходится. Формы отпора распоясавшимся хамам могут быть самыми разными, но в любом случае уже действует принцип «мы» и «они», со всеми вытекающими отсюда последствиями. Пора честно признаться, что подавляющее большинство украинцев давно живут предчувствием гражданской войны. Они понимают, что страна находится на грани потрясений, а сгнившая до основания система может рухнуть в любой момент от любого случайного прикосновения. Штурмы райотделов милиции, которую поддерживают 1% населения, лишь видимая часть айсберга. Общество уже достигло той критической массы недовольства властью, за которой неизбежно следует социальный взрыв. Насколько он будет мирным и бескровным зависит от того, как поведут себя обе стороны неизбежного конфликта. Заметьте, пока спонтанные украинские протесты совершенно не похожи на бессмысленные и беспощадные бунты. Они весьма конкретны и направлены исключительно на восстановление правды. Люди не крушат витрины магазинов и не переворачивают автомобили. Если им обещают справедливое наказание виновных, то они даже готовы поставить на место забор возле РОВД. Если с ними начинают вести переговоры и прислушиваются к их требованиям, то возмущенная толпа идет на компромиссы и расходится, удовлетворившись моральной сатисфакцией. Манифестанты еще согласны слушать губернатора, который выходит к ним на площадь или генерала милиции, отстраняющего от должности нерадивого подчиненного. Но каждая маленькая победа подталкивает окрыленных успехом активистов к новым свершениям. Тут бы власти опомниться, выпустить пар, успокоить народ. В конце концов, извиниться за беспредел или начать имитировать реформы. Так нет же! Опальный прокурор переводится на работу в другой район, а побитая на рынке женщина, сама оказывается виноватой в том, что натолкнулась на руку милиционера. В любой цивилизованной стране министр МВД после событий во Врадиевке или возле Святошинского РОВД без промедления подал бы в отставку. Если не понимает, то для этого есть гарант Конституции. Но парламентарии уже на летних каникулах, профильный министр набрал в рот воды, а президент отдыхает в Крыму с «рабочей» поездкой. Вместе с тем на форуме сотрудников МВД Украины уже звучат призывы открывать огонь по протестующим. Так, например, один из работников «Беркута» заявил, что такие митинги нужно немедленно пресекать. «...И не смотреть старики или женщины, или они нас или мы их! Если дикие приматы с меня начнут погоны срывать или газом травить я включу кофеварку и всем раздам по зернышку. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!», - пишет разгневанный страж порядка. А вот мнение другого его коллеги: «Пока милиция не заставит себя уважать (бояться) и не откроет огонь на поражение при попытках штурма, делов не будет». Пока это только слова, но, думаю, товарищи 11 правоохранителей, которые по официальной информации пресс-службы МВД пострадали при штурме Святошинского РОВД, думают аналогично. Нынешний режим прекрасно осознает, что при отсутствии народной поддержки он может держаться только на штыках. Поэтому разделять нас теперь будут не по сортам, языку или религии, что уже давно не срабатывает, а по принципу кто не с нами, тот против нас. А, стало быть, на стихийные протесты власть и дальше будет отвечать только так, как она привыкла действовать - репрессиями и ложью. Стоит ли после этого удивляться, что ночное обещание не наказывать штурмовавших Святошинский РОВД, сегодня не было сдержано. Начальник киевской милиции заявил, что активисты ответят по всей строгости закона, полностью убежденный, что справедливость на его стороне. Они так и не поняли, что общество после Врадиевки получило прививку от равнодушия. Главное теперь, чтобы мы не поддались на провокации и не стали играть по их правилам
Невыученные уроки Навального
На следующей неделе самому популярному оппозиционеру России, одному из организаторов многотысячных митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова, готовому было сменить Путина на президентском троне, впаяют срок. Прокуратура требует засадить автора слогана «Партия жуликов и воров» на шесть лет. Противники режима уже выдвинули Алексея Навального на сентябрьских выборах в мэры Москвы единым кандидатом от оппозиции, но вряд ли это спасет того, кто сумел пробудить соотечественников посредством Интернета. Впрочем, Россию, как известно, умом не понять, и в статье речь пойдет не о юристе, которого судят за мнимые или реальные финансовые злоупотребления, а об уникальном феномене сетевого политика Навального. Человека, сумевшего почувствовать пульс страны, уловить нерв общественного возмущения, поймать стиль, который может объединить людей сверху и снизу, в столице и провинции, богатых и бедных, интеллигенцию и пролетариат. В прежние времена на постсоветском пространстве подобное удавалось разве что поэтам и режиссерам, но время айпадов и айфонов рождает иных вершителей дум для поколения Фэйсбука. Почему у Навального, пусть даже на короткое время, но все же получилось посредством виртуальной политики поднять людей? В чем причина того, что, в конечном счете, он проиграл? Возможно ли повторение подобного явления в Украине? Чтобы ответить на эти вопросы нужно понять, на чем же строил свою концепцию «народного контроля» опальный блогер. Ведь еще пару лет назад в России никому, кроме разве что неисправимых диссидентов а-ля Новодворской, не было дела, что во власти сидят жулики и воры. И вдруг сотни тысяч людей вышли на площадь с лозунгами «Не забудем, не простим». Десятки записных борцов за демократию, сидящих на денежных грантах и западных фондах, обзавидовались, когда ему за 24 дня удалось под интернет - проект «РосПил» собрать 170 тыс. долл. Причем, не за счет богатых спонсоров или зарубежных вливаний, а посредством рядовых россиян, согласившихся рублем из собственного кармана финансировать сопротивление путинскому режиму. Козырной картой Навального стала борьба со спрутом коррупции. Будучи профессиональным юристом и некоторое время даже советником губернатора Кировской области, он сумел поставить на конвейер обнародование фактов финансовых махинаций власти. Но в стране, где безнадежно сидит Ходорковский и всех непокорных стращают судьбой Магнитского, одной констатации преступлений, даже с документальными подтверждениями, маловато. Нужно было предложить обществу иную философию протеста, и для авторитарной России, лишенной истинного парламентаризма, Навальный ее отыскал. Он интуитивно понял, что эра вождей прошла. Вместо политиков старой закалки и традиционных форм партийного строительства наступает время развития общественных организаций с вовлечением в процесс гражданских активистов. Народный контроль над властью посредством Интернета, в задыхающейся от несвободы стране, заставил многих поверить в возможность перемен. Он вдохнул надежу в элиту, которая уже готова была паковать чемоданы. В своих «Правилах жизни» Навальный пишет: «Эмиграция - вопрос ответственности. Кто-то считает, что это форма ответственности перед детьми: уехать, чтобы детям жилось лучше. Но мне кажется, что ответственность - это как раз сделать так, чтобы мои дети захотели остаться здесь». И своим примером националиста по-русски он доказал, что это были не просто красивые слова. В короткий срок ясным и доступным языком блогеру удалось убедить значительную часть Интернет - интеллектуалов, чтобы они не только захотели жить в своей стране, но и снова заинтересовалась политикой. Причем, не просто как информационными потоками, а чтобы они от обывательской критики перешли к делу. Если Герцену, чтобы разбудить активную часть русского народа потребовался «Колокол», то Навальному достаточно оказалось клавиатуры с хостингом за рубежом. Это редкая удача и блистательный ход, который трудно будет повторить. Жаль, что сам Алексей с этой находкой не справился, оказавшись к ней психологически не готовым, за что, собственно, сегодня и расплачивается. В одном из интервью Навального спросили: «Каким он видит оппозиционера нового формата»? Ответ был предельно честным: «Чтобы общественная деятельность была эффективна, нужна независимость, деньги в том числе. Я много времени зарабатывал репутацию, которая теперь позволяет мне сказать: «Давайте собирать деньги» - и через неделю приходит сто тысяч долларов. Будем циничными: борьба с коррупцией - это тоже в каком-то смысле продукт, который мы производим. Чтобы деятельность приносила эффект, она должна быть организована как предприятие. Какая разница по большому счету между интернет-магазином по продаже айфонов и сайтом, который организует борьбу с коррупцией? Просто в первом случае сложно убедить людей бесплатно торговать айфонами. А вот сотрудничать с «РосПилом» - можно». Стоило Навальному написать в «ЖЖ», что собираются деньги на борьбу с коррупцией, как сразу же 10 тысяч человек прислали ему 5,5 млн. руб. Он упростил политику до уровня Твиттера, став модернизированным Жириновским эпохи гаджетов. Самое поразительное, что в обществе, где равнодушие замешано на страхе, миллионы россиян ему поверили: как Ассанджу с его «Викиликсом» или разоблачителю ЦРУ правдолюбцу Сноудену. Русский блогер, не скрывавший свои имперские замашки по отношению к Украине, гениально угадал самое актуальное политическое направление в современной России. Он первый понял, как можно применить интернет ресурсы и краудфандинг (народное финансирование – В.Ч.) в постсоветской политике. Ему не хватило экономической гениальности Мавроди, чтобы крутить миллиардными состояниями, харизмы Тимошенко, дабы за ним пошли миллионы избирателей, интеллектуальной утонченности Гавела, чтобы стать лидером нации, но, как и все перечисленные, он скоро получит срок, что в авторитарных державах приравнивается к знаку качества. Жаль, что Навальному не дадут участвовать в столичной мэрской кампании – очень уж хотелось бы посмотреть на реальный результат его плодов. Но как бы там ни было, мы стали свидетелями рождения первого сетевого политика, которого, как и все в России, «умом не понять» и «аршином общим не измерить». Однако, как ни крути, в силу ряда причин путь его оказался тупиковым, а если 18 июля присудят не условный срок, то и вовсе бесславным. Причин тому несколько. Во-первых, слишком быстро Навальный перегорел, захотев сам стать власть предержащим. Путин модели 2.0 – это уже не скриншот постельциновской эпохи, а иная конфигурация отношений. Стоит прислушаться к Шендеровичу: «Люди, приближенные к власти, говорят, что раньше можно было «не быть против», а теперь нужно быть только «за». Теперь нужно все время подчеркивать свою лояльность». Синдром Болотной площади для ВВП не прошел бесследно, но, похоже, не все в России это еще до конца поняли. Во-вторых, переход от «виртуала» к реальности оказался гораздо сложнее, чем ожидалось. Наглядный тому пример - агитация за выборы киевского мэра 2 апреля, когда после титанических усилий украинских блогеров на митинг вышли от силы 5 тысяч человек, половина из которых - «флагоносцы». Наконец, Навальный проиграл тренд новой моды на гражданскую активность, когда начал строить Россию будущего на ненависти. Вот характерный отрывок одного из его интервью. Как думаете, почему вы за неделю собираете миллионы на борьбу с коррупцией, а Чулпан Хаматова на операцию ребенку - гораздо меньше? Навальный делает паузу и отвечает доверительно: - Ненависть. Ужасно звучит, но ключевой мотив моей деятельности - ненависть. Я ненавижу этих людей, как и те, кто присылает деньги. Они чувствуют, что достало уже, невозможно. И перечисляют мне, чтобы я сделал жуликам плохое. Ребенка не могут вылечить, потому что власти закупают томограф в три раза дороже. И они понимают: чтобы вылечить этого ребенка и всех других детей, нужно не Чулпан Хаматовой деньги отправлять, а мне. Нет, Чулпан Хаматовой тоже нужно», - успевает поправиться Навальный. Так постепенно философия неравнодушия к социальным делам превратилась в очередной проект: красивый, заметный, но с каждым днем все больше сдувающийся, как воздушный шарик. Дон Кихоты так не воюют! Хотя бы потому, что понимают: без фундамента любви и созидания любое благое дело обречено на провал. Возможен ли феномен Навального в Украине? Думаю, что нет. Хотя коррупция в нашей стране также самая болевая точка, а власть скрывает данные про тендеры более чем на 160 млрд. грн. Главное наше отличие от восточного соседа – мы имеем парламентскую оппозицию. Ее можно сколько угодно ругать, она может не нравиться и раздражать своей беспомощностью, но люди по-прежнему ждут от нее действий. Украинцы, несмотря ни на что намерены за нее голосовать, хотя еще не готовы выходить на площади под ее знамена. Пока оппозиция пребывает под куполом ВР народ будет следить именно за ней, а, значит, навальные у нас появиться не смогут. Разве что созреют влиятельные блогеры местного уровня на востоке страны, где власть чувствует свою безнаказанность, а оппозиция фактически лишь имитирует деятельность. В политическом смысле Россия – это выжженная земля. Поэтому каждый, кто там шевелится, уже внушает надежду. У нас, к счастью, сопротивление режиму возможно не только на виртуальном уровне. Да, и социология показывает, что 36% граждан хоть сейчас готовы выйти на улицу с протестом. Посему задача отечественных «навальных» подталкивать существующую оппозицию к активным действиям и формировать гражданское общество. Российский блогер сделать этого не смог. Как следствие, 18 июля на Манежную площадь в Москве на народный сход в его защиту выйдет всего 4 тыс. человек. Если украинцам удастся выучить уроки Навального, то, оторвавшись от компьютеров, в нашей стране сказать нет «партии жуликов и воров» могут миллионы. Причем не «лайкая» в социальных сетях или переключая пульт телевизора, а делая сознательный выбор, как граждане свободной страны
Путь к свободе
Несколько лет назад ООН провозгласила 18 июля Международным днем Нельсона Манделы, назвав его «целителем наций и наставником поколения лидеров». 94-летний «учитель», как величают его на Родине, «герой мира» по меткому выражению Барака Обамы и «непокоренный», с каким эпитетом он вошел в учебники истории, доживает последние дни в клинике Претории. С его смертью канет в Лету целая эпоха великих борцов за права человека, которые умели не только с оружием в руках свергать антинародные режимы, но и своей харизмой объединять нацию. О ярких страницах биографии несгибаемого Мадибы, как называют первого чернокожего президента ЮАР, написано немало. Пожалуй, нет смысла все их повторять, но о некоторых фактах из жизни этой незаурядной личности стоит сказать несколько слов. Хотя бы потому, что для многих на планете он по-прежнему остается символом борьбы за свободу. При рождении Мандела получил имя Ролихлахла, что в переводе означает «срывающий ветки дерева» или, говоря проще, - «проказник». В отличие от многих чернокожих детей того времени, ему посчастливилось получить хорошее образование. В школе учительница присвоила ему имя Нельсона, в честь знаменитого британского адмирала. Впервые за свои убеждения Мандела пострадал в 22 года, когда за участие в студенческой забастовке его исключили из единственного в стране университета, где могли обучаться темнокожие. Вместо блистательной карьеры юноша устроился сторожем на одной из местных шахт по добыче золота. Но вскоре Мадиба все же одумался, попросил финансовую помощь у своего опекуна и принялся за учебу, которую совмещал с работой в одной из юридических контор. В это время он предпринимает первые шаги на ниве общественной деятельности. В 25 лет Мандела впервые участвует в массовой акции протеста против повышения цен на транспорт и начинает посещать собрания юных интеллектуалов, проводимых по инициативе лидеров Африканского национального конгресса (АНК). Будучи неплохим боксером и исповедуя принцип, что добро должно быть с кулаками, первоначально Нельсон был сторонником ненасильственной борьбы с апартеидом. В 50-е годы он еще находился под влиянием идей Махатмы Ганди, хотя уже в то время организовал более радикальную, чем АНК, организацию – Молодежную лигу. Пока было возможно, адвокат Мандела пытался изменить ход событий, действуя в рамках существующих законов. Тем более, что в 50-х годах черные южноафриканцы еще имели легальные способы для сопротивления. Но после расстрела демонстрации мирных жителей в пос. Шарпевиль в 1960 году, когда в результате беспорядков было убито 67 человек, запрета АНК и ряда других политических организаций, ситуация резко изменилась. Жесточайшие репрессии обрушились на всех инакомыслящих. На страну опустилась ночь апартеида. Мандела понял, что надо действовать решительно и кардинально поменял свои взгляды. Он становится ярым поборником насилия и террора в политической борьбе. По его мнению, мирным путем антинародный режим свергнуть уже было невозможно. Позже об этом непростом решении Мандела напишет: «мы вновь и вновь использовали ненасильственные методы – речи, депутации, марши, забастовки: все было бесполезно, мы везде наталкивались на железный кулак. На каком-то этапе с огнем можно бороться только при помощи огня. Мы стали на новый, более опасный путь – путь организованного насилия». Так 43-летний Нельсон Мандела становится первым главнокомандующим созданных в 1961 году боевых отрядов АНК – «Умконто ве сизве» («Копье нации»). Это копье было нацелено на такие «символы апартеида» как паспортные столы, суды, отделения почты и правительственные учреждения, которые предполагалось взрывать. Правда, Мандела всегда просил, чтобы теракты по возможности обходились без человеческих жертв. Однако, как мы знаем, путь террора редко бывает бескровным. Взрывы 16 декабря 1961 года самодельных бомб, заложенных бойцами «Умконто» под административные здания, линии электропередач и трансформаторные подстанции, всколыхнули устои белого режима, привыкшего к рабскому подчинению миллионов черных сограждан. Следует заметить, что для своей организации Мадиба сумел привлечь деньги из-за рубежа, профинансировав военную подготовку активистов, да и постоянных связей с коммунистическими режимами Мандела никогда не скрывал. Заметьте, речь идет не о чеченских боевиках или афганских талибах, а о будущем Нобелевском лауреате мира, «наставнике поколения лидеров», как официально провозгласила его ООН и моральном авторитете нации. История в который раз подтверждает, что когда исчерпываются все аргументы и власть чувствует вседозволенность, то сила права неизменно заменяется правом силы. Естественно, правительство жестко реагировало на террор. Еще в начале 50-х Мандела неоднократно задерживался полицией, имел запрет на публичные выступления, его сажали в тюрьму за государственную измену, но потом неизменно выпускали за недостатком доказательств. Однако в 1962 году Нельсона арестовали, понимая, что иначе в стране произойдут серьезные общественные потрясения. Сначала его обвинили в организации рабочей забастовки и незаконном пересечении границы, дав 5 лет. Но после арестов нескольких лидеров АНК и последовавших за этим допросов, против Мадибы были выдвинуты дополнительные обвинения. Ему инкриминировали подготовку взрывов на объектах электро и газоснабжения. В качестве наказания за подобные преступления в ЮАР предусматривалась смертная казнь, но, в конце концов, приговор был заменен пожизненным заключением. Собственно, 27 лет тюрьмы и сделали из Манделы того героя, которого знал каждый советский школьник. Его поведение за колючей проволокой было примером для подражания и вдохновляло многих на самопожертвование. С самого начала узник наотрез отказался работать в каменоломнях. Тогда администрация тюрьмы вынуждена была пойти на уступки. Борцу с апартеидом предложили составить карту острова Робен, где он провел 18 лет в камере-одиночке. Проштудировав учебник геодезии, Мандела «гулял» по острову с теодолитом, рисуя карту и вынашивая планы на будущее. За годы заточения политзаключенный сумел заочно получить степень бакалавра юридических наук, обучаясь в Лондонском университете. За 27 лет тюрьмы Нельсон наполовину ослеп и очень сильно страдал от туберкулеза. Власти готовы были пойти на компромисс, предоставив ему свободу, в обмен на обещание навсегда покинуть страну, но Мадиба решил стоять до победного конца. Позже он вспоминал, что самым страшным испытанием для него была прерванная связь с семьей. Заключенным в то время разрешали писать и получать лишь одно письмо раз в полгода. Свидание с родными дозволялось всего раз в два года. Причем, длиться оно могло не больше полчаса и проходило через толстое стекло в присутствии надзирателя. За преданность идее национального освобождения Нельсон заплатил сполна. Его первый брак распался, второй – с Винни Манделой длился до заключения два года, после чего супруги почти на три десятилетия оказались по разные стороны решеток. Дети выросли без него. Когда Мадиба вышел из тюрьмы, они уже были взрослыми. В начале 60-х казалось, что режим апартеида с его мощнейшим военно-полицейским аппаратом непобедим. Но народ свято верил в своего героя, а сам Мандела стойко переносил выпавшие на его долю испытания. В 1985 году под сильнейшим давлением со стороны Конгресса США Рейган ввел санкции по отношению к ЮАР. Они касались не только торговли, но даже запрета на участие южноафриканских спортсменов в международных соревнованиях. Страна оказалась в полной изоляции. Правительство не знало, как решить проблему освобождения Манделы, но больной арестант отказывался идти на уступки властям. Между тем, при давлении Запада его требования полной отмены апартеида становились все популярнее в обществе. В, конце концов, режим вынужден был начать переговоры об освобождении главного узника страны, которые длились долгих 4 года. В это время, сидя в тюрьме, Мандела уже начал обсуждать с последним белым президентом ЮАР Фредериком де Клерком план будущего политического устройства страны. За эти беспрецедентные в мировой практике переговоры оба позже были удостоены Нобелевской премии мира. В 1990 году Манделу выпустили, и де Клерк опубликовал указ о легализации Африканского национального конгресса. На первых демократических выборах АНК набирает большинство, а в 1994-м на пять лет Нельсон Мандела становится президентом ЮАР. В 1996 году он совершает попытку примирения белых и черных соотечественников. Новая Конституция гарантирует всем южноафриканцам равные права независимо от расовой принадлежности, пола и религиозных убеждений. Правление Манделы - хрестоматийный пример как за пять лет в стране можно провести реформы, объединить нацию и добиться признания на международной арене. Последний футбольный мундиаль показал, что ЮАР вырвалась из изоляции, ну, а то, что чемпионаты проходят, а достижения остаются, нам, как никому, хорошо известно. Естественно не все было так гладко, как хотелось, да и сегодня ЮАР нельзя назвать в классическом понимании демократической страной. Но Манделе удалось уберечь нацию от кровавой резни, не позволив черному большинству извести под корень белых. За призывы к мести ему пришлось даже развестись со второй женой – Винни. Кстати, вскоре уже в почтенном возрасте он снова женился на вдове погибшего в авиакатастрофе президента Мозамбика. Мадиба умел любить и прощать. Будучи президентом, он даже пригласил на ужин того самого судью, который вынес ему пожизненный приговор, и они вдвоем долго беседовали о старых добрых временах. Мандела не цеплялся за власть, поэтому в положенный срок оставил пост главы державы, сосредоточившись на борьбе со СПИДом. Уходя со всех должностей, он сказал: «Не звоните мне. Я позвоню сам». И, говорят, держал свое слово. Уже много лет один из старейших политиков планеты тяжело болен. Последнее сообщение из клиники гласило, что Мандела находится в вегетативном состоянии, хотя власти этот диагноз отрицают. В новом тысячелетии слухи о его смерти неоднократно просачивались в СМИ. В 2004 году даже CNN, на своем интернет-сайте, случайно выпустила некролог, но «непокоренный» победил и в этом сражении. В своей книге Нельсон Мандела написал: «Я уверен, что когда попаду на небеса, меня спросят: «Кто ты?». Я скажу: «Я - Мадиба». – «Из деревни Куну?». Я отвечу: «Да». Тогда они скажут мне: «И ты хочешь быть в раю со всеми своими грехами? Уходи, пожалуйста, позвони в ворота ада. Может быть, там тебя примут». Сегодня вся нация молится о своем учителе, прощаясь с великим политиком и помня слова, ставшие названием одной из его книг: «Нет легкого пути к свободе»
Право на восстание
 Возможно, кого-то это удивит, но при массовом нарушении прав и свобод граждан, попытках узурпации власти и попрании Конституции в украинском законодательстве предусмотрен один правовой механизм, который позволяет восстановить справедливость – народное восстание. В ряде европейских держав подобная форма протеста против тирании вообще четко прописана в Основном законе страны. Более того, в Декларации Независимости США восстание является не просто правом, а обязанностью граждан. «Долгом перед Богом», - как недвусмысленно писал об этом третий американский президент Томас Джефферсон. Видя, как миллионы бразильцев выходят на протесты против повышения цен на проезд, как турки массово сопротивляются застройке парка Гези, а египтяне дают президенту считанные часы, чтобы тот подал в отставку, неизбежно напрашиваются аналогии с Украиной. Тем более, кажется, всем уже очевидно, что нынешний режим добровольно власть не отдаст, а потому к праву народа на восстание нужно присмотреться повнимательнее. Сразу же оговорюсь, речь идет не о насильственном свержении власти, слепом и беспощадном бунте, массовых погромах, кровавых революциях или вооруженных акциях гражданского неповиновения. Хотя последние события в Николаевской области показали, что доведенные до отчаяния украинцы уже готовы штурмовать райотделы милиции и забрасывать стражей порядка коктейлями Молотова. В данном случае мы будем рассматривать восстание исключительно как законный и абсолютно демократичный способ сопротивления узурпации власти, основанный на Конституции и других законах, действующих в Украине. Такой же легитимный и правомочный вариант смены власти, как свободные выборы или всенародный референдум. Причем, никакого юридического велосипеда здесь изобретать не придется. Право на демократическое восстание хорошо известно в мире, ибо во всех цивилизованных странах есть аналог ст.5 Конституции Украины, где четко прописано, что власть принадлежит народу, а не высшим чиновникам и репрессивному государственному аппарату. Декларация прав человека и гражданина 1793 года, из штанин которой выросла современная европейская демократия, однозначно гласит: «Сопротивление угнетению есть следствие, вытекающее из прочих прав человека. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его святейшее право и неотложнейшая обязанность». Таким образом, напрашивается вывод, что открытая акция сопротивления группы людей государственной власти является крайней формой выражения единого морального отторжения несправедливости режима. Иными словами, если нарушения прав граждан приобретает массовый характер, грубо говоря, начинают «насиловать» весь народ, а добиться справедливости в судах, у правоохранителей и чиновников невозможно, то граждане имеют законное и нравственно оправданное право на восстание. Как говорит один из лучших специалистов Конституционного права в Украине харьковчанин Всеволод Речицкий: «Это право означает, что народ может перевернуть все «вверх дном», установить другой порядок, выбрать новую (лучшую) власть и начать все с чистого листа. И это конституционная норма! То есть, настоящая Конституция охраняет права народа и гражданского общества так, что разрешает полную отмену больного правопорядка с целью замены его «хаосом народного восстания». Чтобы не быть голословным, полистаем Конституции стран ЕС. В Основном законе Эстонии, принятом в 1992 году, ч.2 ст.54 читаем: «Каждый гражданин Эстонии имеет право, за отсутствием иных средств, оказывать попыткам насильственного изменения конституционного строя сопротивление по собственной инициативе». В ст. 23 Хартии основных прав и свобод Чехии 1991 года сказано: «Граждане имеют право оказывать сопротивление каждому, кто посягает на демократический порядок осуществления прав человека и основных свобод, установленный Хартией, если деятельность конституционных органов и действенное использование средств, предусмотренных законом, оказываются невозможными». Часть 5 ст.20 Основного закона Германии гласит: «Все немцы имеют право на сопротивление каждому, кто попытается устранить этот строй, если другие средства невозможны». Идея данного положения навеяна опытом фашизма, пришедшего к власти законным путем, а затем уничтожившего установленный конституционный строй. Об этом же ст. 32 Конституции Словакии: «Граждане имеют право оказывать сопротивление каждому, кто посягает на осуществление демократических прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных настоящей Конституцией, если деятельность конституционных органов и действенное использование средств, предусмотренных законом, оказываются невозможными». В ст. 3 Конституции Литвы от 1992 г. отмечается, что «народ и каждый гражданин вправе противодействовать любому, кто насильственным путем посягает на независимость, территориальную целостность, конституционный строй Литовского государства». В Основном законе Греции ч. 4 ст.120 написано: «Соблюдение Конституции вверяется патриотизму греков, которые правомочны и обязаны оказывать сопротивление всеми средствами всякой попытке отменить ее путем насилия». Ст. 21 Конституции Португалии: «Каждый пользуется правом оказывать сопротивление любому приказу, который наносит ущерб его правам и свободам и их гарантиям, а также применять силу для отпора любому нападению, если невозможно обратиться к представителям власти». По сути, речь идет о праве на личную самооборону в широком смысле этого слова, что в определенных ситуациях может означать и действия в защиту конституционного строя. Как должны вести себя жители пгт. Врадиевка Николаевской области, где за признание в убийстве 15-летней девочки, которое произошло в январе нынешнего года, под давлением правоохранителей вынуждены были подписаться 11 человек, причем трое из них после этого свели счеты с жизнью? На мой взгляд, Декларация независимости США 1776 года максимально полно раскрывает моральные, юридические и, если хотите, онтологические принципы права граждан на восстание. «Все люди сотворены равными, и все они наделены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью. Конечно, осторожность советует не менять правительств, существующих с давних пор, из-за маловажных или временных причин... Но когда длинный ряд злоупотреблений и узурпации, неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает намерение предать этот народ во власть неограниченного деспотизма, то он не только имеет право, но и обязан свергнуть такое правительство и на будущее время вверить свою безопасность другой охране». Конечно, можно запретить думать, поскольку это оскорбляет чувство быдла, но если мы установили пиратскую копию президента, то никуда не денешься – теперь придется сносить всю систему. Для этого в украинском законодательстве тоже имеются все необходимые основания. Пресловутая ст.5 Конституции Украины гласит, что единственным источником власти в государстве является народ, и, следовательно, он имеет право сопротивляться узурпации власти или ее злоупотреблениям. В ст. 55 Основного закона нашей страны написано: «Каждый имеет право любыми не запрещенными законом средствами защищать свои права и свободы от нарушений и противоправных посягательств». В преамбуле Всеобщей декларации прав человека, которая является составной частью отечественной правовой системы, читаем: «принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения». То есть, правовую базу для массовых протестов украинцы имеют. Главное, чтобы мирные формы недовольства не переросли в кровавые бунты. Кстати, заметим, что к жителям пгт. Врадиевка Николаевской области, как и к их продолжателям, не может применяться ст.109 УК Украины «Действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти». Хотя бы по той простой причине, что право на восстание было реализовано ими как раз в целях сохранения конституционного строя и обеспечению своих прав. Более того, по закону милиция, СБУ и местные органы власти в случае восстания обязаны непосредственно участвовать в нем, если такое восстание направлено на восстановление конституционного строя. Что прикажете делать украинским гражданам, если чиновники и люди в погонах массово и систематически нарушают ст. 3 Конституции, где написано: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью. Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства»? Как видим, вопрос этот из теоретической плоскости все больше переходит в практическую. По логике вещей единственный источник власти в стране должен восстановить «изнасилованную» Конституцию, а тем, кто пытается узурпировать власть стоит выучить урок Врадиевки. Иначе, рано или поздно, на месте райотдела милиции окажется Банковая или Межигорье.
Политики – это торговцы надеждой
 Юрий Луценко впервые после своего заключения приехал в Харьков. За несколько лет, что он не был в «первой столице», политик не только сбросил более двадцати килограмм веса, прочитал сотни умных книг и осмыслил пережитое, но сумел для себя ответить на сакраментальный вопрос: «Как изменить Украину»? Причем, как заверяет Луценко, у него нет президентских амбиций, и он однозначно не будет участвовать в избирательной кампании 2015 года в качестве кандидата. Его задача сделать полную перезагрузку страны, для чего вместе с единомышленниками к осени будет представлен план действий по созданию «Третьей украинской республики». Что он в себя включает, какие цели преследует и зачем вообще нужен обществу, Юрий Витальевич рассказал «Главному». - Вы собираетесь создать массовое движение по обновлению страны. Как это сделать, если большинство украинцев разочаровано, а у многих вообще нет веры, что в Украине возможны радикальные изменения? - Нам надо возродить чувство личного и национального достоинства. На сегодняшний день Украина, к сожалению, отдалена от этих идеалов. Я понимаю, что сейчас страна разочарована, поэтому хочу сделать огромную инъекцию оптимизма, чтобы люди снова, как в 1991 или 2004 годах поверили в свои силы и необходимость бороться за свои права. Абсолютно разделяю тезис Ярослава Грицака, что Украине, прежде всего, нужна моральная революция. Как именно ее осуществить, я точно ответить не могу, но все мои планы изначально исходят из того, что для начала следует восстановить веру людей в себя. Убежден, что вера миллионов - это мощнейшая движущая сила, способная мирным путем изменить страну. Мне часто приходится слышать, что люди разочарованы Майданом, и я их прекрасно понимаю. Поэтому каждый раз, выступая перед аудиторией, вынужден извиняться за свои ошибки, которых было немало. Но давайте попробуем еще раз. Не надо забывать, что каждый из нас в той или иной степени тоже виноват за провал оранжевой мечты. Вместе с тем, есть общее впечатление, что жить в этой стране не согласен практически никто. Косметическими реформами ситуацию не спасти, вливание свежей крови уже ничего не изменит. Нужно полное переформатирование страны. Один из главных уроков Майдана состоит в том, что мы ошибочно сделали ставку на вождя, который придет и все поменяет. Сегодня нам надо искать не нового мессию, а договориться о плане кардинальных изменений фундамента Украины. Мне довелось в Лукьяновском СИЗО посещать камеру, где в советские годы расстреливали людей. Там до сих пор жирный пол. Тогда я отчетливо осознал, что даже если всю Лукьяновскую тюрьму снести и построить на ее месте офисный центр, то ничего не получится. На фундаменте УССР с желто-синей символикой возвести современное европейское государство в принципе невозможно. Социология показывает, что в стране есть 20% людей, которые ненавидят Украину как независимое государство и демократию как таковую. Это «совки» и гопники. С ними нет смысла вести переговоры. Остальные 80% граждан должны договориться между собой, как жить в нормальной демократической стране. Нужно, наконец, прекратить в обществе украино-украинскую войну, которая выгодна этим «совкам» и гопникам. Сталкивая нормальных людей лбами из-за языка, истории, религии и других тем, они наживаются на нас. В свою очередь украинские демократы должны прекратить отказывать русскоязычным гражданам в праве на патриотизм. - Что конкретно Вы предлагаете? - Я уверен, что главная энергия перемен находится не в оппозиционных партиях, а в разрозненных общественных движениях. Мой план состоит в том, чтобы сфокусировать эту энергию, создать массовое движение не только за нового президента, но, прежде всего, за новую страну. У меня нет желания стать главой державы, но определенный опыт, в том числе тюремный, имеется. Я не конкурент нынешним лидерам оппозиции, не создаю новой политической партии. Вместе с единомышленниками я пытаюсь сформировать межпартийное движение за перемены, без которого победа этих лидеров будет невозможна. Поэтому я хочу, чтобы интеллектуалы и эксперты выработали определенный план обновления страны, который включал бы в себя декоммунизацию политики, демопонополизацию экономики, декриминализацию общественных отношений. Необходимо как можно быстрее прекратить сознательную быдлизацию и запугивание страны. И вот тогда на основе базовых ценностей должно зародиться движение, не считаться с которым политики уже не смогут. На начальном этапе задача инициативы «Третьей украинской республики» - проведение серии экспертных круглых столов. Первый - как «соединить» страну – состоялся Львове. Второй, как изменить Украину мы решили провести в Харькове. Потом поедем в Днепропетровск, Одессу другие города. В ходе таких круглых столов и будет разработан план новой страны. В документе мы постараемся выделить цели, которые стоят перед обществом и политиками, а также программу системных реформ в 10-15 ключевых направлениях. Важно, чтобы люди четко понимали, кто в этой команде будет премьером, генпрокурором, министром внутренних дел, образования, главой Антимонопольного комитета. Следующая наша задача - консолидировать вокруг этого плана критическую массу сторонников. С осени мы будем обращаться к людям с предложением об объединении в некую сеть активистов, по образцу Народного Руха конца 80-х. Сопротивление и недовольство против лжи и несправедливости - наше основное оружие. Мы отдаем себе отчет, что антинародную власть невозможно снять одним лишь голосованием. Но недоверие 80% украинцев позволяет говорить о реальности мирного восстания в 2015 году. Демократы побеждают в нашей стране с разрывом в 10%. Как только у нас будет общий план, боеспособная команда, единый лидер и на старте 30%, то монолит власти начнет трещать. Силовики тут же, как в 2004 году, побегут на другую сторону, финансисты тотчас начнут раскладывать яйца в разные корзины, чиновники моментально станут саботировать и сливать информацию. Сразу же после этого начнутся разговоры о парламентской республике, и это будет означать, что Янукович отступает. - То есть, Вы собираетесь готовить людей к уличным протестам? - Об этом говорить еще рано. Но если будет план, будет команда, то люди выйдут на улицы. Только теперь они выйдут не за нового президента, а за новую страну. На сей раз Майдан должен быть всеукраинским, а не «оранжевым». То есть, когда человек, голосовавший за Партию регионов поймет, что он ошибся, а тот, кто голосовал за Нашу Украину осознает, что его обманули. И тогда эти люди начнут бороться за себя. - Вы упомянули о 10-15 ключевых реформах. Что и как планируете менять? - В Украине необходимо провести реформу силовых структур и судебной системы. Я это называю проектом «Напалм». Нужно ввести люстрацию всех, кто был причастен к нарушению прав человека, в соответствии с решением ЕСПЧ (судей, прокуроров, следователей), и набирать новый персонал с помощью детектора лжи, как это уже сейчас делается в некоторых банках. Новый персонал должен получать достойную зарплату, беспроцентный кредит на жилье, декларировать расходы и доходы свои и членов семей, а также подписать соглашения на провокацию взятки. Это единственная панацея от всепоглощающей коррупции. Сегодня система не подлежит реформированию. Поэтому новая команда должна разработать пакет законов по прибалтийскому сценарию, где бы правоохранительные структуры строились с нуля. Еще один важный момент, о котором говорили во время круглого стола в Харькове – самоуправление, которого у нас сегодня фактически нет. Около 70% средств должно идти на места. Вопросы должны решаться не в столице, а там, где непосредственно живут люди. Также любой ценой нам нужно добиться евроинтеграции. Только она способна юридически остановить сползание Украины в объятия Кремля. - Что Вы намерены предложить обществу в экономической сфере? - Я недавно сравнил ситуацию в нашей стране с Аляской времен золотой лихорадки. Тогда люди забирали друг у друга прииски, убивали, воровали, но все это заканчивалось с появлением шерифа, который имел право последнего выстрела. Кто собирался продолжать решать вопросы силой, тот получал пулю в лоб. Мы тоже подошли к черте, когда приватизация уже закончена, и необходим последний выстрел шерифа. В экономике, думаю, все-таки надо прийти к амнистии капиталов и амнистии собственности. Но перед этим олигархи должны заплатить единоразовый налог за неконкурентную приватизацию, как это было сделано в Британии при Тони Блэре. Эти деньги должны пойти на «социальную подушку» нового чиновничества, потому что у нас нет грузинского варианта, когда Соединенные Штаты фактически финансировали грузинскую полицию и другие структуры. Это должно произойти именно за счет такой единоразовой доплаты. Необходимо создание открытых реестров собственности, борьба с выводом капитала в офшоры через механизмы трансфертного ценообразования. Также нужно отказаться от большинства разрешительных и регуляторных функций госаппарата и провести радикальную антимонопольную политику с целью максимальной конкуренции на рынках. Наша задача – восстановление права и конкуренции в стране. - И Вы думаете, что после этого будет меньше коррупции? - Мы уже дошли до того момента, когда красть из наследия СССР больше нечего, почти весь передел завершен. Сегодня у нас вся страна клептократическая. Есть общественный договор большого количества людей на разворовывание имущества Советского Союза. Ведь проблема Украины не только в том, что у нас гангстерская власть, и мы живем в системе победившего государственного бандитизма. Большая часть общества согласна с такой практикой тотального воровства: наверху крадут миллиарды, посередине – миллионы, внизу - тысячи, еще ниже – цветмет с завода. Поэтому нам нужен новый общественный договор - уважение свободы и достоинства соседа, права частной собственности, базовых человеческих ценностей. Поэтому я и предлагаю разговор о новой Украине начать не с поиска врагов или очередного вождя, а с предложения изменить правила общежития в нашей стране. Я понимаю, что в этих разговорах выгляжу идеалистически, но другого пути не вижу
1 2 3 4 5 67 8 9 10

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( )