Андрей АРХАНГЕЛЬСКИЙ
10 августа 2015
5617
Им плевать. Как российские артисты потеряли украинскую аудиторию

Четырнадцать российских артистов объявлены персонами, которые «являются угрозой информационной безопасности Украины». Прямо о запрете на въезд не сказано – дословно документом «предлагается применить ограничительные меры в виде временного запрета на въезд на территорию Украины». Скажем сразу, это плохо, что российских артистов куда-то не пускают. Понятно, что наговорили они за год всякого, что подписывали разные письма, один даже успел пострелять; прошел год, список пока невелик – в нем есть и совсем экзотические «артисты». Но в любом случае это плохо. Для Украины, для России, для культуры, для человечества.

Однако это дело Украины. Независимое государство имеет право вводить любые списки и санкции – как и Россия, как и любая другая страна.

Займемся-ка мы лучше нашими артистами. Их реакцией. Как они это комментируют?

Палитра тут – от «мне плевать» до «жалости» в лучшем случае, в смысле – им «жалко Украину», которая теперь будет без них. Казалось бы, какая разница, что они говорят. Но все-таки важный момент – для кармы. Вот вы расстаетесь с человеком, с которым прожили годы – много сложных и разных лет; все уже решено, все вещи уже увезены, но почему-то все-таки важно расстаться хорошо, пусть даже в последнее время все было нехорошо и ужасно. Это последнее, что у вас будет, это останется навсегда, это важно для истории, для памяти, для космоса. Это по-человечески понятно всем.

Не ваша. Почему Марию Гайдар называют предателем

В связи с переездом Марии Гайдар в Украину в официальный обиход (речь идет о России, - ред.) вернулось забытое понятие – предатель. Слово это повторялось так часто, что нет сомнений: отточенную, выверенную формулировку спустили сверху. На местах, в государственных и прогосударственных СМИ ее упаковывали в разные интересные формы, например в виде вопроса: «Считаете ли вы поступок Марии Гайдар предательством, да или нет?» (Тут как со знаменитым вопросом Карлсона: «Перестала ли ты пить шампанское по утрам, да или нет?», который, как известно, на самом деле не вопрос, а утверждение.) Слушатели могут отвечать как угодно – многие, кстати, отвечали, что «нет, не считаю предательством», – но в памяти останется именно слово «предатель», и такая конечная цель и была.

Слово из военного лексикона; в мирное время оно применимо разве только к разведчикам/шпионам. Во всех остальных случаях понятие «предательство» не имеет никакой жизненной, так сказать, силы – потому что мирное время не предполагает ситуации, которую можно было бы этим словом описать. Измена жене или мужу, переход на другую работу, в оппозицию, в другую конфессию, переезд в другую страну или смена гражданства – ничего. В той политической и экономической реальности, в которой мы официально существуем последние 25 лет, это слово – сугубо оценочное суждение, личное мнение, экзальтированная оценка. Когда вы говорите девушке: «Ты меня предала!» – а она в ответ: «Это ты предал все, что у нас тобой было!» – слепому видно, что это просто такой оборот, чтобы побольнее уколоть, и все.


Сегодня
больше новостей
Загрузка...
delta = Array ( )