происшествия

Не дай Бог такого союзника. Журналисты о бардаке на полигоне российской базы в Армении

8 апреля 2013
17:02
2019
Поделиться:
 Председатель совета гюмрийского клуба журналистов «Аспарез» Левон Барсегян написал на сайте asparez.am о вчерашней трагедии на российском танковом полигоне, где в результате взрыва погибло двое детей. 12-летний Артур Мкртчян и 16-летний Мушег Геворгян погибли на территории полигона «Камхут», к востоку от села Ваграмаберд Ширакской области Армении. Дети играли с невзорвавшимися частями найденной гранаты.
 

 
«Дети пасли овец вместе с отцом Артура Эдвардом на военном полигоне к северу от села Мармашен, который вместе с множеством других военных объектов сдан в безвозмездную аренду Российской Федерации. Получающий 2500 драмов (порядка $6) в день, живущий в тяжелых социальных условиях отец 8 детей Эдвард Мкртчян вместе с сыном и соседским мальчиком согнал пастбище к полигону и проник на эту территорию из-за отсутствия какого-либо ограждения.
 
 
Дети отправились за водой, отошли от пастуха и стада метров на 100, наткнулись на множество различных снарядов и остатков гранат, стали бить их о скалу, по всей видимости, пытаясь отделить алюминий. Взрыв оторвал одному из них руку и ногу, тело другого было порублено на две части. Обувь и одежда детей отлетела на 15 метров.
 

 
Около 16:00 скорая помощь вывезла с территории останки трупов. До этих пор на месте работали полицейские и специалисты.
 
Погибшие дети были соседями. У Артура 7 сестер и 1 брат, мать ждет еще одного мальчика, а кроме Мушега в семье четверо детей», – написал Барсегян.
 
Фактически полигон открыт со всех сторон, и для проникновения на машине необходимо доехать по полевой дороге до Ваграмаберда, затем проникнуть на полигон через село. Фактически именно так в течение десятилетий сельчане отводят свои стада на эти территории.
 
 
«По отмеченной дороге я не встретил никакой преграды, колючей проволоки или ограждения. Очевидно, что на этой территории никогда не было ограждений.
 
По непонятным причинам полицейские оставили на месте гибели по одной туфле детей, некоторые сожженные куски одежды, заметна кровь, скала, о которую, вероятно, они и пытались разбить осколок ракеты или гранаты.
 

 

 

 
Сельчане рассказали, что на протяжении нескольких лет скотина либо подрывается на этой территории, либо ее бьют током проросшие из земли провода. Несколько лет назад одному из пастухов оторвало пальцы взрывчаткой.
 
 
"Власти Армении, предоставляя другому государству полевую территорию неподалеку от сельской местности для военных целей, фактически не потребовали оградить ее от других территорий. Или потребовали, а наших ни во что не ставили. Так нам и надо, детей жалко. Фактически, погибли два будущих солдата. Никто из сельчан не думает, что кто-то понесет ответственность за эту трагичную халатность», – пишет председатель совета клуба журналистов.
 
Ситуацию на российском военном полигоне Барсегян описывает словом «бардак», отмечает epress.am.
 
 
«Я не знал, что у нас под носом, в 10 километрах от Гюмри, на действующем военном полигоне такой бардак. Знали, что есть полигон, стреляют, проводят учения, но что со всех сторон, кроме одной, вход открыт для всех, не знали. «Вход открыт» – мягко сказано. То, что я увидел и заснял сегодня, было за пределами моего воображения: доступные всем гранаты гранатомета и неизвестные мне штуковины, взорвавшиеся и невзорвавшиеся на 3-5 кв. м. территории, предоставленной 102-й российской базе. Это не должно было быть военной или служебной тайной? Эти территории находятся между селами Ваграмаберд, Мармашен и Овуни. Не могу описать, какие бы это были пастбища, будь они наши.
 
Эти территории в качестве фауны Армении мы потеряли, это я понял. Хотелось бы, чтобы эту потерю компенсировала оборона страны, однако и полигон походил на руины. Возможно, в свое время полигон «Камхут» был чем-то очень серьезным. Я увидел взорванные рельсы, которые используются в качестве мишени, фактически учений на движущихся мишенях не проводят. Всякие шойгу, наверно, тоже знают, что им не страшны никакие моджахеды. Я не специалист, но точно увидел помойку вместо полигона для учений. Если наши военные специалисты здесь не были, пусть приедут, я покажу, кто есть наш союзник.
 
 
Я понимаю, что такое стратегия, стратегическое партнерство, я знаю историю, когда у русских войск бывает «срочное дело» в России, а мы оказываемся в пролете, это знают все. Я не говорил об этом и не боялся говорить, просто думал, что наши вояки и главнокомандующий обеспечивают вместе с русскими какую-то серьезную оборону, а я не вмешиваюсь, потому что не в курсе. Как-то я взбесился, устроил одиночный пикет против иностранного войска. Режим чуть не сделал сам с собой аборт из-за этого пикета, им до сих пор не по себе от того, что 10 человек скандировали «Свободная, независимая Армения!», заперли на 3 часа в ментовке, чтобы мы вдруг не стали кричать то же самое на площади.
 
Но если увиденное мной – полигон нашего стратегического союзника, мы в плохом положении, народ, в очень-очень плохом. Не дай Бог такого союзника», – написал Барсегян.
 
Затем он добавляет, что за 2500 драмов в день отец Артура «ежедневно занимался пастушеством, чтобы содержать жену и 8 детей на родине, которая тратит $170 000 на туалеты. Одним ртом стало меньше».
 
«Может, не это наша родина? Извините, если позволил себе лишнего. Давайте я отвезу вас в деревню Ваграмаберд, посмотрите на горе малышей.
 
Фото с asparez.am
Теги: Армения

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



Золоте
Леонид ЛОГВИНЕНКО
Важкий вибір
А. ВЕРТИЙ
Аура языка
Александр КИРШ
Питання в тому – яка ціна?
Андрій ЦАПЛІЄНКО

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00095486640930176 [2] => 0.050593852996826 )