общество

Заметки "пиджака" об армии: не так страшен танк, как его пьяный экипаж (фото)

4 января 2018
07:38
2550
Поделиться:

Офицер запаса делится своими впечатлениями от службы по призыву

Армия, день первый и второй. Распределили по группам, поселили в казарме, выдали обмундирование. Срочники должны платить за питание, но в первый день накормили бесплатно. Ездили в военном КРАЗе, знакомились с харьковским метро. Привыкаем к казарменному быту. Форма новая, берцы гортекс Талан, мейд ин Юкрейн, удобные. Форму и берцы возвращать после службы не нужно. Общие впечатления: быт - терпимый, люди - хорошие.

Армия, день третий и четвертый. После 12 лет перерыва весело ощущать себя студентом, пары, конспекты, преподы, переменки и студенческая столовая! Общение с военными - это множество военных баек, самая свежая - как меняли колесо грузовика, упирая домкрат в учебную противотанковую мину, и реакция окружающих на это непотребство. Если в КрАЗе сидеть на стыке скамеек, то при торможении доски щипают за задницу. Из кузова КрАЗа потом приходится прыгать, что при незажившем голеностопе совсем не весело. Любители классики могут быть довольны - традиция повышать обороноспособность страны путём перемещения сухих листьев осталась неизменной. Вагоны харьковского метро до боли напоминают киевское, и в перегоне между станциями можно забыться и на секунду ощутить себя дома.

Армия, день пятый и шестой. На вечернем построении подполковник сообщил нам, что распределение в части состоится в последних числах этого года. Всех интересует вопрос, сможем ли мы вырваться домой на новогодние праздники.

Молодой капитан (стоит перед строем): - Рассчитывать на это, сильно, конечно, не стоит, т.к. вновь прибывшего офицера с радостью поставят дежурным на новогоднюю ночь.

Пп-к: - Ну почему-же. Дежурным по парку точно не поставят, дежурным по части нельзя, дежурным по подразделению, ну, я бы тоже не поставил...

Капитан (с надеждой): - Так, может, и меня не надо?

Пп-к делает вид, что не расслышал, рассказывает дальше. Строй давится от смеха).

Армия, день седьмой и восьмой. Многие спрашивают про выданную форму, сегодня я её зафоткал.

Итак, слева направо.

1. Зимняя курточка с капюшоном.

2. Пуховой утеплитель под зимнюю курточку, подстёжка. Вместе с п.1 образует тёплую парку. Можно носить как отдельную курточку.

3. Флиска.

4. Летняя курточка.

5. Летние брюки.

6. Зимние брюки.

7. Пуховой утеплитель под зимние брюки, можно носить отдельно.

8. Зимние берцы Талан, удобные, и (сегодня проверили) непромокаемые ))

Должны еще выдать перчатки, футболки и носки, обещают на этой неделе. Всё вышеперечисленное возвращать не надо, остаётся после службы на память.

Качество вещей отличное, миллион липучек, ремешков, мелких кармашков. Есть пару замечаний, касающихся, скорее, стратегии заказа и пошива. Люди, которые заказывают форму, и люди, которые её собираются носить, очевидно, совершенно разные люди. Так, брюки снабжены внизу велкро затяжками, которые предполагают ношение поверх берцев. Устав требует заправлять брюки в берцы, таким образом, с одной стороны, липучки давят ногу, и штанины норовят выбиться из голенища. Нужно будет липучки отпороть, и пришить подстопную лямку. Потом, в выданной форме отсутствует китель, а он требуется уставом. Поэтому вместо кителя используется летняя курточка, а она явно предназначена для другого. Если у вас есть во френдах люди, ответственные за пошив военной формы, киньте им ссылку на мой пост (ха-ха три раза, но я должен был это написать )))))

****

Армия, день двенадцатый. Первый залёт, не отдал честь полковнику, за что получил злобную взбучку. В городе солдаты и курсанты косят глазом на мой лейтенантский погон в центре груди, вскидывают руки к шапкам, отдают честь. Стараюсь им отвечать, пока получается не очень складно. Страшно, очень не хочется к этому привыкать и начать получать удовольствие.

Один курсант бежал сзади, обгоняя, увидел погон, испуганно затормозил. Когда я на него обернулся, попытался запрыгнуть в кусты. Прогуливал пары? Непорядок в одежде? Странные они, эти курсанты.

Выдали остаток одежды, а именно: перчатки, шапку, термобельё, два комплекта нателки (кальсоны и майка с длинным рукавом), четыре пары носков. Еще спальник, резиновые сапоги и плащ, но это инвентарка, её придётся вернуть. Шмоток много, в сумку уже не помещаются.

Ремней не выдали. Спасибо Роману Азьомову, сказал об этом заранее, и я взял с собой дедов кожаный широкий ремень.

Быт терпимый. Казарма тесная, кровати двухярусные, стоят тесно. Нас в комнате 24. Все офицеры, есть младшие лейтенанты, старшие и просто лейтенанты. Кухня, плитка, чайник. Удобства во дворе, в казарме умывальники и душ. Жить можно.

Ездим на пары, пишем конспекты. Скоро выезд на полигон.

Армия, день четырнадцатый. Ровно две недели назад, вечером в воскресенье нас собрали в Святошинском райвоенкомате, и отправили в армию. Несмотря на то, что ехали мы всего лишь в учебку, провожали нас словно в последний путь.

Друзья натянуто напутствовали, родные с трудом сдерживали слёзы, и вскоре мы сами поверили, что везут нас прямо на фронт под танки, вручат противотанковую гранату, сгребут совочком дымящиеся остатки, и засыпят в скромную, но торжественную урночку, обставленную пышными, заранее приготовленными венками.

Обстановку помог разрядить джин, который принёс провожающий одного из призывников, потом была можжевеловая настойка из фляги дежурного военкомата, потом провожающие дважды бегали в ларёк за коньяком, и еще один раз, кажется, за коньяком бегал я.

Центральный военкомат я помню очень смутно, но там, кажется, с пониманием отнеслись к нашему состоянию альтернативного мировосприятия, и вскоре мы были погружены в микроавтобус марки Богдан и отправлены в Харьков.

В Харьков мы прибыли в 4 часа утра, проснулись от холода - микроавтобус не отапливался. Офицер-кадровик пытался справиться с навигацией в своём китайском смартфоне, в результате чего мы несколько раз заезжали не туда, и долго выбирались обратно.

Когда в очередной раз мы свернули не на ту улицу, и похрустывающий Богдан начал натужно разворачиваться, я увидел феерическую картину. На пустынной, промозглой, плохо освещенной харьковской улице в 5 часов утра зазывала клиентов яркая, мигающая светодиодная реклама: КРЕМАЦИЯ, ЭКСГУМАЦИЯ, РИТУАЛЬНЫЕ УСЛУГИ, 24 ЧАСА. И снова, по кругу: КРЕМАЦИЯ, ЭКСГУМАЦИЯ, РИТУАЛЬНЫЕ УСЛУГИ, 24 ЧАСА.

И тут пришло осознание, что теперь мы в армии.

Армия, день семнадцатый. Третий день живём в больших палатках. Вечером топим буржуйки, но поддерживать огонь после отбоя запрещено - под утро палатка промерзает. На вторую ночь все уже спали в ватных штанах, так вполне тепло.

Живём в полевых условиях, на выходных обещают поход в баню. Трижды в день приезжает газелька из столовой. На свежем воздухе всё такое вкусное!

Продолжаются занятия, всё под открытым небом, но из пяти пар пока проводят лишь две-три. По прграмме мы должны осваивать вождение боевых машин МТЛБ (такой небольшой гусеничный транспортёр), но проблема с топливом, начало практики откладывается. Сегодня занимались такмедом, эвакуировали друг друга различными ржачными способами.

Днём мы ходим с автоматами. Для тех, кто помоложе, это крутецкая игрушка, они радостно щелкают предохранителями и затворами, для офицеров моего возраста и старше это лишь неудобная железка, оставить которую нельзя ни на секунду - обедать, умываться и все прочие бытовые мелочи приходится вместе с ним в обнимку. Израильские коллеги справляются, справимся и мы.

На занятиях мы должны присутствовать в бронике и шлеме. Шлем кевларовый, броник современный, но радость, когда их снимаешь после полдня носки неписуема, кєвлар надає криилаааа! Каски и броники уже побывали в войсках, и на них различные надписи и пометки. Граффити, оставленные предыдущими владельцами интересно изучать. Среди них явно были и любители хэви метала, и даже анимешники :) На моей каске эмблема Азова, на бронике надпись "Волк-13".

Еще одно наблюдение, армия - это курорт для мозгов! Я испытываю небывалые за предыдущие лет, наверное, двадцать, спокойствие и умиротворение. Нас накормят, оденут, научат, расскажут что делать, сложной работы не поручат. Отвыкаю от компа, учусь смотреть по сторонам, радоваться солнцу, наблюдать за людьми, играющимися собаками, дышать полной грудью. И это я не рисуюсь, всё правда.

И напоследок, привет от артиллерии.

Командир батареи, лейтенант, страдающий утренним похмельем:

- Наводка вчерашняя, пороха на две шапки больше, батарея, ОГОНЬ!

Наблюдатель:

- Недолёт, двести метров.

Лейтенант:

- ... мать! Батарея, в походное. Двести метров вперёд, МАРШ!

Армия, день девятнадцатый. Минус сменился плюсом, и лагерь превратился в хлюпающее болото (привет, госпиталь MASH!), брезентовые палатки текут по швам и капает вода на наши постели, но стало ощутимо теплее спать по ночам.

Сегодня на первой паре была тактика, мы бегали по промозглому грязному полю с автоматами, учились отдавать приказы в роли командиров взводов, учились выполнять приказы в роли командиров отделений, отдавать в свою очередь команды отделению, и, наконец, в роли простых солдат, выполнять эти команды, развертываться в цепь и занимать позицию.

Одну из команд я выполнил ошибочно, попал на линию огня, после чего мне было объявлено, что я тяжело ранен, и меня эвакуировали в ближайший окоп, протащив волоком по грязи, после чего правая липучка на моём бронике перестала застёгиваться ))

На второй паре была полоса препятствий с элементами психологической подготовки. Мы испытали на себе не более половины всех прелестей - лабиринт не поджигали, под колючей проволокой ползти не заставляли (ну, вы же офицеры, нам важно продемонстрировать вам методологию), но ямы пылали, дымовые шашки дымили, и еще по нам стреляли холостыми из автоматов.

Полоса препятствий длинная, более ста метров, мы с напарником наглотались едучего дыма, но прошли лучше всех по слаженности. Пока один преодолевал очередное препятствие, второй его прикрывал, а потом первый сам занимал позицию, кричал "Держу!" и преграду преодолевал второй (коллеги из теробороны, спасибо за практику!). На сапогах налип огромный ком грязи, и мы конкретно убегались.

На третьей паре нас обкатали танком. Вместо танка была та самая МТЛБ-шка, мы запрыгивали в окоп и она проезжала над нами. Я очень хотел сфотографировать её пузо из окопа, но нам бездельничать не позволили. Сначала мы делали на неё тра-та-та, пока она на нас разбегалась, рыча, потом падали на дно окопа, когда она проезжала, громыхая, потом метнули гранаты (моя не долетела - опытная МТЛБ-шка шустро отпрыгнула в сторону), потом снова падали, прячась от виртуальных осколков, потом снова делали тра-та-та вдогонку.

Вобщем, не так страшен танк, как его пьяный экипаж :)

И знаете, всё это воспринималось просто как игра такая, пока огонь и дым в пределах полосы препятствий, пока на месте мехвода в МТЛБ знакомый полковник, который проезжая по окопу с хрупкими лейтенантами, испытывает не меньший стресс, чем обитатели окопа, пока в рожках холостые патроны и гранаты деревянные. Потому что, будь всё это всерьёз, я бы не дожил даже до конца первой пары.

Источник: Обозреватель

Теги: армия

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

загрузка...

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00084400177001953 [2] => 0.18892812728882 )