политика

"Новичок". Российский философ рассказал, как Путин открыл прямейший путь к разрушению миропорядка

20 марта 2018
19:07
2261
Поделиться:

Путинский режим выявил одну простую вещь: для ненависти не нужно никаких всемирно-исторических оснований, в виде законов классовой борьбы, марксистского учения о базисе и надстройке и т. д. Ненависть питает сама себя. Это своего рода вечный двигатель. Он приводит в действие ядерную программу, всю технику массового уничтожения, включая невероятное по силе нервно-паралитическое вещество "Новичок". Вот точно таким же новичком оказался и сам президент в мировой политике. Не то ново, что этот агент нервирует и парализует весь мир, разрушает, действует подкупом, страхом и отравой, создает повсюду врагов, а то, что все это делается из чистой ненависти, которая не нуждается ни в каких разумных обоснованиях, пишет на «Радио Свобода» российский и американский философ и культуролог Михаил Эпштейн.

Как писали первые биографы, Путин "оказался новичком в большой международной политике" (Рой Медведев); "это вовсе не политик, а энергичный новичок из чиновников второго плана" (А. Цулкадзе). Путин и в самом деле оказался новичком – только с большой буквы. Вопрос, заданный в начале первого срока: "Кто вы, мистер Путин?" – к концу четвертого получил внятный ответ: прокладчик кратчайшего пути из любой начальной точки в конечную, точку небытия. Новичок открыл прямейший ход к разрушению миропорядка – без всяких околичностей, идеологических заморочек. Он оголяет мировую политику до скелета: ненависть не нуждается в доказательствах, это по-своему такой же чистый продукт, как любовь.

Сравнивают Новичка с Ким Чен Ыном, тоже донельзя токсичным. Но рядом с российским президентом Ким Чен Ын просто отстой. Ведь Северная Корея все еще действует по старинке, прикрываясь марксистской ветошью, рабочей солидарностью, великими родоначальниками, учением чучхе. Иран, Куба и прочие государства-изгои – тоже пережитки XX века: у одних традиционная религия, у других своя версия социализма, помесь Маркса и Хосе Марти. Еще раньше для Гитлера оправданием войны была расовая теория, Сталин опирался на теорию обострения классовой борьбы и построения социализма в отдельно взятой стране... Сколько лишних слов, догматических споров, правых и левых уклонов, ревизионистских и оппортунистических искривлений! Кому нужна вся эта схоластика, ставшая книжной пылью!?

Благодаря путинизму выяснилось, что в XXI веке сложно разработанные идеологии/мифологии со своими философскими теориями вроде марксизма вообще не нужны. Вероятно, они соответствовали сравнительно низкому уровню информационного развития общества XIX – начала XX столетия: идею нужно было долго вколачивать в сознание масс, чтобы она постепенно становилась материальной силой. А сейчас все распространяется мгновенно и требуется лишь простейший импульс: мы – они. Или, попросту, запах крови. Как ни странно, усложнение информационных систем, имитирующих и как бы заменяющих мозг, упрощает стадного человека до биологической сути, до простейшего рефлекса ненависти.

Как действует "Новичок"? Научное описание: "Попадая в организм, отравляющий агент химически связывает белок, регулирующий передачу нервного импульса. Это приводит к тому, что к тканям организма, органам и мышцам начинают бесконтрольно поступать нервные сигналы. В результате происходит перевозбуждение сердечных, дыхательных и других мышц". Не напоминает ли это технику вмешательства в американские выборы? Создание фальшивых аккаунтов, тролли, боты, симуляция активности множества фиктивных групп, провоцирование левых радикалов с целью большей радикализации правого спектра... Оказывается, электронным сетям тоже можно придать нервно-паралитический эффект. "В результате чего жертва отравления не может дышать и испытывает очень сильные боли. Это пытка. Это абсолютно неизлечимо". В электронных сетях пока еще излечимо, но результаты нервно-паралитического воздействия примерно одинаковы во всех формах: химической, информационной, геополитической... Если, например, Новичок проникает на чужую территорию, там распространяется бандитизм и коррупция, люди нищают, прекращается экономический рост, ничто не радуется жизни, наступает морок и история прекращает течение свое. У самых крупных хищников XX века по крайней мере были за спиной "экономические чудеса": Германия и СССР в 1930-е годы стремились к внедрению "передового строя" на землях варваров. Новичок опять-таки уникален в мировой истории, поскольку никаких аргументов "высшего порядка", ничего, кроме скелета в шкафу, у него нет, да он в этом и не нуждается.

Конечно, в запасе у Новичка масса риторических средств для того, чтобы маскировать этот скелет, но маска оказывается всякий раз издевательски поддельной и не столько скрывает, сколько обнажает вздорность всяких причин и доказательств. Под каждый акт ненависти подкладывается некое заведомо абсурдное оправдание. Почему нам нужен Крым? Так ведь там Херсонес, святой для русских, как Стена Плача для евреев. Отчего война в Донбассе? Это шахтеры и трактористы взялись за оружие, приобретенное в "Военторге". Отчего мы в Сирии? Так ведь на террористов надо напасть, пока они не напали на нас. Вражда с Западом? Потому что наши партнеры недопоняли нас тогда-то, недоуважили в том-то. Зачем разгонять митинги и арестовывать несогласных? Чтобы Саакашвили не бегал по улицам. Почему утонул "Курск"? Потому что утонул. При этом Новичок все время усмехается в песковские усы. Как будто подмигивает, давая понять, что все это пурга, и мы, как умные люди, это понимаем.

Вот это и есть изобретение путинизма, которое потенциально может завершить ход истории: холодная ненависть, которая упорно ищет слабые места в миропорядке и расчетливо в них бьет, оставаясь по сути беспричинной и бесцельной.

Но какова природа этой ненависти? Может быть, это невиданная, извращенная форма любви? Ровно сто лет назад Александру Блоку в его "Скифах" открылась страшная истина, после которой он замолчал до самой смерти, потеряв волю к жизни. [1] Что же это была за тайна? Под впечатлением от Октябрьской революции Блок понял нечто важное о любви, а именно, что она-то и есть ненависть. В этом и состоит цель революции в противостоянии с Западом:

Мы любим плоть – и вкус ее, и цвет,

И душный, смертный плоти запах...

Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет

В тяжелых, нежных наших лапах?

Конечно, мы не виновны в том, что вас раздавим, – мы здесь, в Скифии, любим вас, любим Запад. Любим вашу плоть, вкус, цвет, любим плоды вашей цивилизации: виллы, дворцы, яхты, счета в банке... Так любим, что готовы зацеловать, заобнимать, залюбить до смерти. А виноваты – вы, поскольку забыли там, на Западе, что такое настоящая любовь. Это не вздохи на скамейке и не прогулки при луне. Настоящая любовь – всегда до смерти.

Да, так любить, как любит наша кровь,

Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,

Которая и жжет, и губит!

"Мы любим вас" – с пеной на губах кричал на московском митинге 16 марта 2014 года лидер всероссийской краснознаменной организации "Зуд времени", обращаясь к Украине. "Вы наши братья, мы любим вас". Имелось в виду, что захват Крыма и вторжение в Донбасс – это и есть деятельное, наглядное проявление любви. Таков древний, каннибальский обычай: любить значит поедать любимое, обгладывать до скелета. Казалось бы, ничего архаичнее быть не может. Но при Новичке оказалось, что это еще и футуристично.

[1] Стихотворение "Скифы" (29–30 января 1918) оказалось последним произведением Блока – более до своей смерти в 1921 году он ничего не публиковал. Вспоминает Корней Чуковский: "Передо мной сидел не Блок, а какой-то другой человек, совсем другой, даже отдаленно не похожий на Блока. Жесткий, обглоданный, с пустыми глазами, как будто паутиной покрытый". Вспоминает жена поэта Любовь Менделеева: "Вообще у него в начале болезни была страшная потребность бить и ломать: несколько стульев, посуду, в раз утром, опять-таки, он ходил по квартире в раздражении, потом вошел из передней в свою комнату, закрыл за собой дверь, и сейчас же раздались удары, и что-то шумно посыпалось. Я вошла, боясь, что себе принесет какой-нибудь вред; но он уже кончал разбивать кочергой стоявшего на шкапу Аполлона. Это битье его успокоило, и на мое восклицание удивления, не очень одобрительное, он спокойно отвечал: "А я хотел посмотреть, на сколько кусков распадется эта грязная рожа". Наконец, объясняет сам Блок незадолго до смерти: "Поэт умирает, потому что дышать ему больше нечем". Кажется, такой нервно-паралитический эффект отчасти уже был знаком русской культуре еще до того, как был химически выделен в чистом виде.


комментарии

Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.0012500286102295 [2] => 0.20969390869141 )