политика

Бутусов: прогресс в армии невозможен без отстранения от власти клана Муженко—Назарова

28 декабря 2018
13:46
1948
Поделиться:

1. Кадровая политика. Наше общество не имеет готовых устойчивых моделей самоорганизации, государственные структуры, и армия в том числе, строятся по принципу "советского колхоза".

Этот колхоз характеризуется следующим: в структуру набираются люди с самой разной мотивацией, без профессионального отбора, часть людей в этих условиях проявляет себя и растет вопреки обстоятельствам, часть — является балластом и подрывает дееспособность изнутри. Но отношение и к тем и другим в "колхозе" одинаковое — "уравниловка", и карьеру и те и другие делают одинаково успешно. Нет традиций, нет принципов, нет институций, нет корпоративной этики. В этих условиях качество отбора и профессионализация "колхоза" критически зависит от личности "председателя колхоза", от воли и интеллекта руководителя.

Невозможно развивать армию, если ее руководители не имеют авторитета и не способны внедрить стандарты НАТО по причине отсутствия мотивации осваивать новое.

Невозможно создавать коллектив и офицерский корпус, если продвижение по службе связывается в некоторых случаях с коррупцией и личными связями, а не с профессиональными заслугами. Невозможно сохранять авторитет, если в комбриги назначают алкоголиков или просто крайне ограниченных, не соответствующих должности.

Действующее руководство армии сложилось в результате десятков лет негативной селекции, развала армии, и изменить свою психологию они не смогут. В армии, как нигде, моральная составляющая имеет ключевое значение, и как нигде, именно в армии известно и проверено в деле вполне достаточное число волевых и грамотных людей, чтобы немедленно заполнить все ключевые руководящие посты. За время войны сложилась новая военная элита, которой необходимо дать дорогу к высшим должностям.

Прогресс в армии невозможен без отстранения от власти клана Муженко—Назарова. Причастность военного руководства к проявлениям служебной халатности доказана и решениями суда, и расследованиями военной прокуратуры, которые до суда не дошли только из-за давления президента на правоохранительные органы. Но наряду с некомпетентными командирами, в армии появились настоящие военные лидеры.

В Украине вырос целый ряд профессиональных военачальников, которые стали золотым фондом нации и государства, есть воинские части, из которых не бегут, а наоборот, куда люди постоянно приходят на контракт, и вот такие лидеры должны расти дальше в званиях и должностях. Это и есть главная реформа.

2. Концепция и планирование. Действующая организационная модель Вооруженных сил и Нацгвардии является осколком советской концепции 70-х годов — подготовки к глобальной войне с применением оружия массового поражения и тотальной мобилизацией государства. Которое было тоталитарным, однопартийным, с полным отрицанием прав человека, где главной мотивацией служили страх и дисциплина в обществе. Нет уже ни той эпохи, ни того государства, ни той армии, ни того общества. Пора менять модель. Реформа армии Израиля началась с концепции Хаима Ласкова.

Какой должна быть эта модель? Надо определить, каков характер современной войны. Какие потенциальные угрозы нам придется отражать. И описать, какие действия армии должны быть в условиях локальной войны низкой интенсивности, которую мы ведем, и какие потенциальные риски нам угрожают. Очевидно, Украине нужна стратегия сдерживания агрессора путем нанесения неприемлемых потерь, применение непрямых методов, поиск уязвимостей, с целью нанесения максимального ущерба. Техническому и материальному превосходству России надо противопоставить сильную сторону Украины — а это качественное превосходство личного состава, мотивация и интеллект бойцов.

Советскому принципу "война без потерь не бывает", которым наши военачальники советской школы до сих пор оправдывают высокие боевые и небоевые потери во многих операциях, надо противопоставить бережное отношение к людям, ценность жизни каждого бойца, который должен доверять своему коллективу и своим командирам.

Концепция определяет цель и модель действий, модель действий определяет задачи и форму реализации. Затем на основе концепции создается программа развития армии и программа развития вооружений, другие программы обеспечения национальной безопасности и обороны. На основе программ формулируется стратегия, далее — организационно-штатная структура, далее — программа отбора личного состава, далее — программа подготовки, далее — материальное обеспечение, и наконец — вооружение.

Внедрение стандартов НАТО следует начинать с изменения структуры и процедур управления прямо сейчас. Стандарты НАТО надо начинать с самих генералов, на самом деле не желающих менять свои привычные совковые методы "ручного" управления. Армия НАТО отличается от украинской именно тем, что карьера военного не зависит от самодурства и своеволия начальника, что некомпетентность карается, что командиры растут в условиях жесткой профессиональной конкуренции, а не зависят от связей и знакомства с начальником, кумовства и взяток. В НАТО работает система и институции. Внедрение процедур НАТО сверху и станет началом подлинных реформ в ВСУ и НГУ, и прекратит имитацию и "показуху".

Планирование должно определить точно цели и задачи всех компонентов — ВСУ, НГУ, СБУ, ГПСУ, НПУ в защите страны, разграничить полномочия и зоны ответственности, устранить дублирование функций.

Необходима разработка новой организационно-штатной структуры армии, которая отвечала бы современным условиям.

Кадровые войска, территориальный резерв 1-й очереди, резерв 2-й очереди, военнослужащие срочной службы, учебные и инструкторские части, проведение начальной военной подготовки, негосударственные общественные организации военной направленности — все это должно быть увязано в единую систему. Целью которой является главное — обеспечение постоянной комплектности и постоянной готовности кадровых бригад, выполняющих боевые задачи, повышение профессионального уровня военнослужащих, резервистов, призывников и инструкторов.

3. Сохранить в армии кадровый стержень — военнослужащих, получивших уникальный боевой опыт 2014–2015 годов, и оптимизировать порядок несения службы.

Нынешняя организация службы в армии, основанная на старых советских порядках внутренней службы и книге генерала Уразова — это убийство армии. Служба в пункте постоянной дислокации отвечает совковому пониманию советских вождей 50–60-х годов, была создана для советской мобилизованной армии и малограмотных призывников. Но для современной профессиональной армии, требующей привлечения высокоинтеллектуальных и мотивированных воинов, все это не годится.

Требует немедленной отмены устав внутренней службы и вся связанная с ним бюрократия, вся советская уставщина, замена ее временными порядками организации службы, которые были бы разработаны лучшими командирами частей ВСУ, а не замшелыми бюрократами из руководства ГШ.

а) Надо освободить командиров от необходимости марать бумагу круглые сутки, командиры должны быть сосредоточены на боевом управлении и работе с личным составом. Оценка компетентности командиров должна строиться исключительно в ходе ведения боевых действий либо в ходе двусторонних учений с элементом импровизации и инициативы, чтобы в командирах поощрялось самостоятельное мышление, а не "показуха" и проверка бирочек на вещах. Главным элементом проверки должна стать боеготовность и боеспособность, а отвечать за документы должны уполномоченные клерки. Система проверок и инспектирования требует полного пересмотра.

б) Бумагооборот должен выполняться штабами с достаточным числом персонала, это сержанты должны составлять бумажки, а не полковники. Армия должна перейти с бумажного документооборота на электронный, пора избавить командиров от вороха совковых журналов учета.

в) Организация службы и личного времени военнослужащего контрактной службы должны предполагать обязательное выделение достаточного времени на его самоподготовку и обучение, на личную и семейную жизнь, на восстановление и отдых. Военнослужащий — не рабсила, а боевая единица, личность.

г) Армия должна быть школой самосовершенствования и саморазвития человека, надо поощрять профессиональный рост. В Силах специальных операций за прохождение курса подготовки инструктора введены надбавки — такие же надбавки за профессиональный рост должны получать все военнослужащие.

д) Материальное обеспечение в армии должно быть направлено в первую очередь на военнослужащих, которые выполняют задачи в составе боевых бригад и несут наиболее высокую психоэмоциональную нагрузку. Недопустимо нынешнее положение, когда обеспечение и условия службы для офицеров тыловых структур, учебных и административных учреждений по многим показателям лучше, чем для командиров, несущих службу на фронте. В профессиональной армии совковая "уравниловка" недопустима.

е) Социальное обеспечение военнослужащих и членов их семей — одна из базовых основ современной профессиональной армии. Чтобы стимулировать профессионалов заключать долгосрочные контракты, государство обязано внедрить новый, расширенный пакет социальных льгот, который должен быть предоставлен для начала непосредственно участникам боевых действий, а затем и всем другим категориям.

ж) Армия должна воевать комплектными частями, чтобы на действующих военнослужащих возлагалась адекватная нагрузка. Нынешняя практика развертывания большого числа некомплектных воинских частей подходит только для мобилизованной армии, и полностью противоречит смыслу и задачам армии профессиональной. Содержание 250 тысяч военнослужащих более 1500 воинских частей, создание сложной и ненужной многозвенной управленческой цепочки способствует росту бюрократического и административного аппарата в ущерб обеспечению и комплектности боевых бригад. Необходимо резкое сокращение числа воинских частей, обеспечение нормальных условий службы и комплектности боевых бригад, несущих основную нагрузку в ходе войны.

4. Бюджет. Государство выделяет колоссальные средства на развитие армии, и стало очевидно, что к управлению такими средствами и их распределению необходимо подходить на более высоком профессиональном уровне. Именно для планирования бюджета ВСУ, НГУ, ГПСУ, МО необходимо прежде всего привлекать советников НАТО. Именно в этом Украине более всего требуются профессиональные консультации и экспертные мнения, внедрение зарубежного опыта.

Правильное бюджетирование является основой профессионального менеджмента, и сейчас, когда государство в тяжелейших условиях выделило на военные и военизированные структуры свыше 5 млрд долл. в бюджете 2019 года, это стало самой острой управленческой проблемой.

Украина уже сейчас выделяет достаточно ресурсов, чтобы уже сегодня проводить решительную реформу армии.

Принцип этой реформы надо изменить — основой бюджетного планирования должен стать бюджет солдата. Воин и его бюджет — вот основа планирования, а не остаточный принцип.

Определите полный бюджет обеспечения солдата, определите бюджет его подразделения, обеспечения, боевой подготовки, выполнения боевых и служебных задач — и тогда сразу станет ясно, какую армию мы можем содержать, как следует оптимизировать ресурсы, какие задачи армия может и должна выполнять в нынешних условиях. В военном искусстве известно понятие "туман войны", когда имеют в виду неизвестность действий противника. Но в Украине главная проблема в том, что "туман войны" скрывает от глаз руководства страны нашу собственную армию. Именно отсутствие правильного бюджетирования порождает многие ложные концепции, которые продвигают неграмотные генералы и командующие, когда создаются бездумно десятки новых воинских частей и учреждений, не обеспеченных ресурсами, которые не нужны для обороноспособности, и просто являются пылесосами для выкачки бюджетных средств в ущерб действующим боевым бригадам.

5. Практика ведения войны. Нынешняя стратегия применения армии в ООС — это, по сути, полицейская операция. Несмотря на то, что условия Минских соглашений разрешают применение оружия калибром менее 82 мм, несмотря на то, что на фронте ведется снайперская война, война малых групп пехоты, применяются управляемые ракеты, тяжелое пехотное вооружение, концепция боевого применения войск в этих условиях отсутствует.

Главной задачей армии политическое руководство страны поставило выполнение Минских соглашений. И это воспринято как максимальное сворачивание боевых действий, запрет на ведения огня по противнику, максимальное ограничение на выдачу боеприпасов, полное прекращение спланированных операций, направленных на уничтожение узлов сопротивления противника.

Армия во время войны, даже в условиях Минских ограничений, может и должна бить врага.

Даже правильное применение разрешенных средств борьбы могло бы на порядок увеличить потери врага. А ведь самым слабым местом российских оккупационных войск является острая нехватка личного состава. Нанесение максимальных потерь врагу является главным условием, чтобы сократить наши собственные потери от российских обстрелов и усилить наши дипломатические позиции на переговорах. Речь не идет о наступлении, о применении тяжелых вооружений — но врага надо системно бить теми средствами, которые разрешены, а не уповать на мифических "миротворцев", которые не придут до тех пор, пока у Путина не возникнет дефицит солдат, готовых рисковать своей головой в окопах Донбасса. Война является главным мотиватором для привлечения в армию боеспособных добровольцев, для профессионального роста командиров, для совершенствования систем вооружения, для роста патриотизма в обществе. Армия должна сражаться за нашу свободу — и эта стратегия во время войны является ключевой.

Юрий Бутусов

Источник: Зеркало недели

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



#FreeMarkiv (фото)
Арсен АВАКОВ
Золоте
Леонид ЛОГВИНЕНКО
Важкий вибір
А. ВЕРТИЙ
Аура языка
Александр КИРШ

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00086784362792969 [2] => 2.5682609081268 )