политика

Le Monde: "Те, кто мечтает о возвращении холодной войны, могут одержать верх"

21 марта 2019
14:12
789
Поделиться:

"Спустя тридцать лет после падения Берлинской стены два лагеря - Запад с одной стороны, и китайско-русская пара с другой, открыто заявляют о своем соперничестве, отмечает обозреватель Le Monde Ален Фрашон.

"Разумеется, "раньше было лучше". Стратегические вопросы тоже не защищены от эпидемии ностальгии, усилившейся на уставшем Западе в начале XXI века. Появились сожаления об эпохе холодной войны. Мир тогда был биполярным, распределенным между Советским Союзом и США, которые под сенью ядерных ракет с обеих сторон обеспечивали то, чего так недостает нашей эпохе: стабильность", - говорится в статье.

"Но те, кто мечтает о возвращении к упрощенной всемирной шахматной доске, могут одержать верх. Времена могут измениться. Мир готов вернуться к биполярному устройству. Игра великих держав снова будет организована вокруг двух противоположных лагерей. Те, кто ностальгирует по вчерашней холодной войне, возрадуются. Скоро Запад (и его друзья) столкнутся с китайско-российским блоком (и его союзниками) в глобальном состязании, которое напомнит благословенную эпоху очной встречи между Вашингтоном и Москвой!" - пишет обозреватель.

"От одной холодной войны к другой"? Семинар на такую тему состоялся 15 марта в Бельгии, он был организован военным музеем в Бастони совместно со студией культурного творчества Tempora", - говорится в публикации.

"Тридцать лет спустя после падения Берлинской стены намечаются два стратегических движения. С одной стороны, русские и жители Запада культивируют почти столь же отвратительные отношения, как в советское время. С другой стороны, китайцы и русские чаще всего придерживаются одной и той же стратегической позиции: они отказываются подчиняться международному правопорядку, придуманному Соединенными Штатами в 1945 году. Они формируют единый фронт, укрепляющийся с каждым днем", - указывает Фрашон.

"Традиционно китайцы относятся с недоверием к понятию стратегического альянса и ничего подобного с русскими не заключали. Но выступая против Запада, Пекин и Москва отстаивают принцип "ближнего зарубежья" как зоны своего исключительного влияния. Для россиян это Украина и Грузия. Для китайцев - весь регион Южно-Китайского моря", - пишет Le Monde.

"Владимир Путин и Си Цзиньпин ведут большую идеологическую битву против Запада. Это уже не противостояние капиталистической модели коммунизму, китайцы и русские борются за то, чтобы узаконить автократический режим правления. Либеральная демократия может перестать быть предельным рубежом политики, как это себе представляли западные люди в начале 1990-х годов. Москва и Пекин оспаривают универсальную западную версию прав человека: в этом отношении, говорят они, все относится к области культуры, а значит, является относительным", - комментирует Фрашон.

"Никогда еще, начиная с середины 1950-х годов, позиции китайцев и русских не были настолько согласованными", - говорят разведслужбы США.

"Европейская пассивность становится невыносимой, замечает бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин. По его словам, за выходом США из договора о ракетах средней дальности последует ужесточение позиции россиян. Перед лицом этого возможного возвращения к ядерной гонке Берлин, Лондон и Париж, "не отстраняя Вашингтон", должны взять на себя инициативу и втроем предложить Москве диалог о безопасности в Европе - "наконец, поговорить с русскими, привлечь их к участию в чем-нибудь", - передает Le Monde.

"Ответ со стороны Кремля не гарантирован, поскольку то, что так напоминает холодную войну прошлого столетия - это атмосфера недоверия, которая устанавливается между нынешними великими державами", - резюмирует Фрашон.


Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

загрузка...

24 апреля 2019
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.0011909008026123 [2] => 0.083284854888916 )