политика

Виталий Портников: Зачем Трампу разговаривать с Путиным

6 мая 2019
07:00
2071
Поделиться:

Часовая — или полуторачасовая, тут информация сторон разнится — беседа американского и российского президентов продемонстрировала, прежде всего, готовность к возобновлению прерванных несколько месяцев назад контактов.

Тогда Дональд Трамп отменил свою встречу с Владимиром Путиным из-за ситуации в Керченском проливе, где российские пограничники захватили украинских моряков и корабли ВМС Украины во время рейда из Чёрного в Азовское море. И в Вашингтоне заявили, что контакты Трампа и Путина не возобновятся до разрешения инцидента.

Корабли не возвращены, моряки ожидают суда, а Трамп разговаривает с Путиным. Правда, уже тогда некоторые наблюдатели утверждали, что корабли — только повод отменить встречу, и что американский президент не хочет встречаться с российским до окончания следствия по делу о возможных контактах его окружения с Москвой во время избирательной компании.

Разговор президентов, действительно, состоялся только после завершения расследования Мюллера. Но, возможно, дело было не только в следствии, а еще и в том, что тогда Трампу просто нечего было сказать Путину? А сейчас темы для разговоров появились, и они касаются как интересов Соединенных Штатов, так и интересов самого Дональда Трампа.

Сейчас американский президент может не обсуждать с российским коллегой Украину — хотя бы потому, что после сенсационных результатов президентских выборов в этой стране ситуация в российско-украинском конфликте как бы поставлена на паузу. И в Белом доме, и в Кремле нет четкого понимания возможных намерений и действий нового украинского президента Владимира Зеленского — по большому счету, пока что президентам тут не о чем говорить.

Не является важной темой для разговора и ситуация на Ближнем Востоке — примечательно, что о ней даже не упомянуто ни в сообщении Кремля, ни в сообщении Белого дома. Это может удивлять, хотя бы потому, что еще недавно именно Сирия и возрастание влияния Ирана в этой стране беспокоило американскую администрацию больше многих других международных проблем. Но сегодня и ситуация вокруг Сирии словно заторможена — хотя никто не сказал, что она не может внезапно обостриться в любой момент.

Зато куда более динамичными выглядят события в Венесуэле, которая, не в последнюю очередь из-за активного российского вмешательства, оказалась на грани войны между сторонниками власти и оппозиции. Уже ясно, что российская поддержка приободрила президента Николаса Мадуро, и он не собирается отказываться от власти под давлением США и собственных сограждан.

Для Трампа это, действительно, проблема, потому что гражданская война в Венесуэле может привести к полномасштабной гуманитарной катастрофе не только там, но и в соседних странах Латинской Америки. Но и посылать в Венесуэлу войска Трамп явно не хочет — ведь неясно, в какой ситуации они могут там оказаться, не ввяжутся ли они в конфликт с верными Мадуро частями венесуэльской армии. Трампу может казаться, что легче договориться с Путиным и совместными усилиями обеспечить транзит власти в Каракасе.

Еще одна тема, которая может беспокоить Трампа уже лично — это недавний визит в Россию северокорейского диктатора Ким Чен Ына и его переговоры с Владимиром Путиным. Американский президент не может не замечать, что «человек-ракета» его банально обманывает, что он не собирается принимать идею полного ядерного разоружения — зато получает поддержку у Путина. И чем меньше будет этой поддержки — тем проще Трампу будет «дожать» Кима и заставить его оказаться от ядерного потенциала.

Другой вопрос, а можно ли вообще с Путиным договориться? Нужно ли российскому президенту вместе с американским коллегой добиваться отставки своего союзника Мадуро? Заинтересован ли он в победе Трампа над Кимом и в безъядерном Корейском полуострове? Очень сомнительно. Решение каждого кризиса уменьшает влияние Путина. Не будет кризисов в Венесуэле, Северной Корее, Украине, Сирии — и о чем с ним будет разговаривать Трамп?

А самое главное — может ли Путин содействовать решению каждого из кризисов на самом деле? Да, с Украиной, например, проще остальных проблем — оттуда можно просто вывести войска (хотя и тут с каждым месяцем оккупации возможности прямого влияния будут уменьшаться, в самих оккупированных регионах будет появляться все больше людей, заинтересованных в сохранении статуса-кво). Но с Мадуро и Кимом все намного сложнее. Да, они используют Путина, но он им не указ.

Трамп может пойти по пути Обамы, пытавшегося договориться с Путиным по Сирии — но получившего один из самых серьёзных кризисов на Ближнем Востоке и миграционную дискуссию в Европе. Если бы Обама тогда действовал самостоятельно, если бы он установил над Сирией бесполетную зону, Башар Асад давно уже жил бы в Иране, у границ Израиля не было бы «стражей иранской революции» и «Хизбаллы», Алеппо не лежал бы в руинах, а европейские правые популисты не готовились бы к захвату Европарламента и национальных правительств. Но Барак Обама не предвидел последствий своих попыток договориться с Путиным — также, как сейчас может их не видеть Дональд Трамп.

Оригинал


Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

загрузка...

загрузка...

16 июня 2019
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00081896781921387 [2] => 0.081862926483154 )