новости

Максим Криппа укротил Вулкан

25 июня 2019
14:38
922
Поделиться:

На правах рекламы

Максим Криппа: Вулкан — это жизнь!

В мире существует 2 основных источника энергии: атомная и гидроэнергетика. Также существуют альтернативные источники: энергия солнца, ветра, волн, приливов и даже грозовая. Люди научились ловить молнии и замыкать эту энергию в электросеть! И все равно всех этих источников мало! Людей все больше, а энергии тратится еще больше с каждым годом. Теперь все внимание научного сообщества обращено к давним спутникам человечества — вулканам.

Что же собой представляет обычный вулкан? Это гора с кратером. Существует два основных вида вулканов: активный и спящий. Тут все просто — если вулкан активный, вы обязательно об этом узнаете из новостей. Там обязательно скажут, что он извергся и залил целый город со школами, детскими садами, супермаркетами, кинотеатрами, боулингами, казино и даже банками. Хорошо, что людей успели эвакуировать.

Извержение

Спящие — те вулканы, которые уже раскидали лаву на много километров вокруг и успокоились, или все еще ждут своего шанса явить всему миру огромный огненный столб.

Так почему бы не заставить работать на себя эту безудержную энергию вулкана? Благодаря такой мощи можно питать города и страны. Но кто возьмется за столь опасное предприятие? Оказывается, существует сообщество «Повелители лавы» под руководством ученого Максима Криппы, которое работает над решением энергетического вопроса!

После извержения исландского вулкана Эйяфьядлайёкюдля, которое остановило полеты самолетов над всей Европой на неделю, агентство по контролю за вулканами дало задание разобраться с вулканами раз и навсегда.

Власти России, США, Исландии и Индонезии собрали лучших специалистов, чтобы те решили проблемы. И вот на протяжении 9 лет Максим Криппа и его команда пытаются совладать с этой разрушительной мощью и направить в конструктивное русло!

Лучший журналист России отправился туда, чтобы взять интервью у Максима Криппы. Вот, что он увидел в своем коротком, но насыщенном путешествии.

Сухой самолетный воздух стягивает лицо. Лететь почти 12 часов — слишком долго. Особенно, если ты не спишь. Все это время ты смотришь фильмы в плохом качестве, читаешь книгу и встаешь раз в час размять ноги. Наконец-то пилот объявляет о посадке.

После самолета воздух приятный. Но буквально через минуту я мокрый насквозь. На острове Суматра слишком высокая влажность, да и температура тоже немаленькая.

После паспортного контроля меня встречает Максим Криппа собственной персоной. Он не похож на типичную лабораторную крысу. Статный, высокий, широкоплечий. Видно, что о спорте он знает не из статей «Википедии». Мы здороваемся и идем к стоянке. У Криппы Land Rover Defender — хороший внедорожник. Усевшись, он начинает ехать по памяти, без навигатора. Мне тоже нельзя им пользоваться, ведь научная лаборатория находится в тайном месте. Единственное знание, что где-то рядом — просыпающийся вулкан. Сопоставить факты о Суматре и вулкане легко. Очевидно, что нужный нам вулкан — Керинчи.

По дороге из аэропорта мы заезжаем в небольшой городок. Там заходим в магазин, покупаем несколько ящиков пива. На мой немой вопрос Максим Криппа отвечает, улыбаясь:

— Тут жарко, а пиво отлично утоляет эту самую жажду. Тем более сегодня — у нас гость. Так почему бы и нет?

Я согласно киваю. И правда. Почему бы и нет? Пиво я люблю, а то, что тут жарко — чистая правда. Мне хочется снять с себя не только всю одежду, но еще и кожу. Криппа замечает мое состояние:

— Ничего, еще акклиматизируетесь. Сперва очень непросто. Но это вопрос двух-трех дней, а затем даже в кайф.

Понимаю, что нужно отвлечься от мыслей о том, чтобы окунуться в холодный океан, и начинаю сразу работать.

— Максим, можете, пожалуйста, рассказать, какой вы ученый, и в двух словах: что будете делать?

— Да, конечно, — с легкостью соглашается Максим Криппа, — я вулканолог. Изучаю вулканы. Как они появились на Земле. Их строение и состав. Почему извергаются. Ну и главная цель — понимать и предсказывать, когда же будет очередное извержение. Сейчас я не совсем классический вулканолог. У меня есть задача — попробовать собрать силу вулкана. Такую профессию, думаю, еще не придумали. Если все получится — возможно, и создадут.

— А можете подробнее о самом проекте?

— Мы почти подъехали. Давайте пообщаемся за ужином, вы не против? — Криппа настроен очень добродушно.

— Да, конечно! Думаю, что после душа и я буду посвежее, чем сейчас!

Вулкан

Мы проносились мимо живописных полей, красивых пальм, а также бедных деревень. На горизонте начала вырастать гора. С каждой минутой она была все ближе и ближе. Нависала и давила своей громадой. Вот мы уже у подножья. Заезжаем в никому не видную просеку и еще 15 минут трясемся по тропическому лесу. Затем подъезжаем к скрытому от всех глаз КП. Охрана видит Максима Криппу и, улыбаясь, пропускает нас.

Низкие одноэтажные домишки расположились посреди джунглей, аккурат у подножья вулкана. Подняв голову вверх, я вижу, что ближайший склон прямо до самого верха весь в паутине железных лесов, лестниц, лифтов и других, ни на что не похожих вещей.

Видя мой недоумевающий взгляд, Максим Криппа начинает объяснять:

— Тут работают сотни людей, и вертолетом возить всех вверх и вниз было бы слишком накладно. Поэтому проложены лестницы. За пару часов можно с легкостью подняться, не рискуя ушибиться. Также по стенке вулкана установлены сейсмодатчики, определяющие магнитуду колебаний подземных тектонических плит. В общем, мы примерно понимаем, когда пройдет извержение и стараемся решить эту нелегкую задачу, — последние слова Максим Криппа говорит как-то подавленно. Видно, что его что-то гнетет.

Наконец-то меня поселили. Душ принес невероятное облегчение. Вылезать не хотелось абсолютно. Но через час назначен ужин. Такое событие пропускать нельзя. Соберется вся команда, а это отличный шанс узнать больше о проекте «Повелители лавы».

Выйдя из своего домика, мне нужно было пройти к центру импровизированного городка. Там стояло человек 10-12. Отдельно стоял Максим Криппа и еще два человека. Подойдя ближе, меня начали знакомить:

— Это Кристиан Гюннарсон, — указал мне Максим на рослого бородача. Судя по имени и фамилии, передо мной был представитель викингов — исландец — наш главный инженер. Он занимается технической стороной нашей затеи.

— Эшли Макконоли, американская коллега, сейсмолог, занимается расчетами столкновения тектонических плит, землетрясений и цунами, — Максим Криппа представляет меня стройной блондинке. Она с легкостью могла быть «Мисс Калифорния-2019» или главой черлидерш. Но она — ученая. Очень красивая ученая.

Что ж, вот эта тройка и будет менять весь мир! Весьма интересно. Меня представили остальным работникам, профессорам и помощникам. Ребята пожарили барбекю и стейки, открыли пиво. Все были немного задумчивыми, особенно Максим Криппа.

Спустя два часа после посиделок все потихоньку начали уходить в свои бунгало. Мы с Максимом остались вдвоем, и он предложил проехаться в город, посидеть в баре. Здравое предложение!

Уже спустя 10 минут мы мчались по темному бездорожью к свету от города. Вот он показывает, где тут кинотеатр, где казино, лучший ресторан и цель нашего визита — бар. Здесь весьма атмосферное местечко. Сплошной колорит, но не для туристов. Мы с Криппой занимаем столик в углу и заказываем по пиву.

— Максим, ну что, настало время поговорить об осуществлении ваших планов!

— А можно на «ты»? Мне было бы гораздо легче.

— Без проблем! С огромным удовольствием.

— Отлично! По поводу твоего вопроса. Ох и не простой он.

— Да, некое замешательство видно невооруженным взглядом.

— Суть в том, что я не знаю, что делать с этим вулканом. Поднявшись к кратеру, мы установим огромные лопасти, которые за счет теплого, а точнее горячего воздуха будут эти лопасти вращать. Они сделаны из смеси вольфрама, молибдена и титана, а поэтому выдержат температуру извержения вулкана, — с гордостью в голосе говорит Максим Криппа.

— Тогда что вас угнетает?

— Главная загвоздка в том, что иногда извержение вулкана настолько сильное, что жерло может взорваться, и тогда вся конструкция упадет прямиков в лаву. Там-то ей и конец.

— Передо мной сидит Максим Криппа, умнейший человек планеты. Как это он не может справиться с такой легкой задачей? Ну возьмите и укрепите сам кратер по периметру!

— Мыслишь ты в правильном русле! Да, действительно, нужно укрепить. Но металлы уже не подходят. Суть в том, что они выдержат такую температуру, только если не будут вступать в реакцию с кислородом. Лопасти выдержат, потому что лава и огонь выжигают кислород к чертям. А вот то, что будет, по периметру не удержит, — раздосадовано говорит Максим Крипа.

— А чем тогда возможно укрепить стенки вулкана?

— В том то и дело, что мы не нашли ответа на этот вопрос. Ведь если стенки не выдержат, то сотни миллионов долларов пойдут на корм лаве!

— Весьма печально.

— Это точно, — говорит Максим Криппа и допивает свое пиво.

Опуская взгляд на дно бокала, он долго смотрит, будто сомневается, что смог выпить целый бокал янтарного напитка.

А потом он подрывается и начинает бежать! Я бросаю на стол деньги и начинаю бежать вдогонку. Вот Криппа садится в джип и подъезжает к входу в бар.

— Садись! — кричит он.

Я в недоумении, но запрыгиваю в машину и пристегиваюсь.

Мы летим по городку 100 км/ч, резкий поворот и мы залетаем прямо в здание казино. Визг тормозов — и мы успеваем затормозить. Не то чтобы это сильно повлияло на Максима Криппу, потому что он едет все быстрее и быстрее. Спустя 15 минут мы уже приезжаем на нашу базу.

Он выбегает из тачки, не заглушив мотор и не выключив фары. Молча несется в сторону одного из домиков. Я стараюсь не отставать. И тут он начинает колотить в двери.

Спустя 10 секунд дверь открывается и на пороге стоит косматый исландец Гюннарсон.

Криппа сдвигает двухметровую тушу викинга и вламывается к нему в домик.

— Керамика, — кричит Максим Криппа.

Гюннарсон тупит. Я туплю. Все тупят, кроме ученого.

— Макс, — осторожно начинает Кристиан, — можно подробнее, а то ничерта непонятно.

— Керамика, Гюннарсон. Она может выдерживать температуру выше 3 000 градусов. Керамикой покрывают даже шаттлы, которые летают на МКС. Там трение побольше, чем лава из вулкана!

Кажется, что на Гуннарсона снисходит озарение. Его бородатая рожа озаряется безумной улыбкой, и он распахивает ноутбук. Кажется, что сейчас он просто свернет ему шею на 360 градусов.

— Вот видишь? Так и работает наука. Пьешь себе пиво, а потом раз — и подчиняешь себе энергию вулканов. Как тебе?

— Впечатляет.

Спустя полчаса мы все разошлись по домикам.

С утра работа кипела. Откуда-то вылезло просто огромное количество народу. Все мельтешили, словно проклятые, бегали, прыгали, а всем этим руководил Максим Криппа. Он был дирижером, первой скрипкой, и сидел в оркестровой яме одновременно.

Гуннарсон вечно прибегал с какими-то чертежами, а американка Эшли — со странными разноцветными графиками. Ух и наряжалась эта девочка, взгляд отвести было весьма проблематично.

Спустя неделю Криппу было не узнать. Он преобразился в безумного ученого. Всколоченные волосы, небритое лицо и покрасневшие глаза. Видно, что спит он редко, а ест — еще реже. Когда на станцию начали завозить тяжелую технику, Максима Криппу было не узнать. Он орал на рабочих, а выглядел, словно скелет: впавшие и воспаленные глаза, застилающийся язык.

Нужно было узнать о его самочувствии.

— Максим, ты как? Выглядишь уставшим

— Ай, ерунда. Нет времени, чтобы выспаться, вот и слегка помятый. Но это ничего! Главное, что у меня есть кофе. Не хочешь стаканчик? — Криппа берет со стола какой-то стаканчик и протягивает его мне. Стакан холодный, а внутри — бурая жидкость, которая начала покрываться плесенью. Думаю, он даже не заметил, что дал мне.

— Не пью кофе, прости. Расскажи лучше, что сейчас происходит. А то тут такое что-то творится.

— Да, дел невпроворот, — говорит Максим Криппа. Видно, что этот разговор отвлекает его, поэтому говорит он неохотно и старается закончить разговор быстрее. — Мы собираем вулканоэлектростанцию. Совсем скоро будем запускать. По нашим чертежам уже готовы все макеты. До керамических деталей — примерно неделя. А до извержения вулкана — месяц!

— Ого! Уже?

— Да, естественно. Ладно, я пойду. Извини, пожалуйста. Дел действительно очень много, — тяжелой поступью Максим Криппа покидает здание.

Извержение лавы

Еще спустя неделю наш гений-ученый похож на зомби. Не ест, соображает туго, вечно в полудреме. Кофе струится у него по венам вместо крови. Но дело свое Криппа сделал. Все приготовления закончены. Верхушку вулкана украшает огромных размеров генератор, а белые керамические сваи опоясывают по периметру весь кратер.

Настало время праздновать. Мы хватаем сопротивляющегося Максима Криппу и усаживаем на заднее сиденье между мной и исландцем. Не выберется! По дороге заезжаем в магазин и берем выпивки на целый полк! Ром, пиво, кола, анисовая водка — у нас есть все!

Следующая остановка — побережье океана! Именно там будем тусоваться всю ночь, пить, гулять и веселиться. Проект окончен раньше срока, до извержения вулкана больше — недели. Первый тост — за Максима Криппу. Ничего удивительного. Ведь он — отец-основатель всего этого проекта!

Ученые оказываются слабо толерантными к алкоголю, а поэтому спустя два стакана — и многие уже лежат на пляже и смотрят на закат. Другие спорят о теории струн или еще о каких физических теориях.

Максим Криппа был в их числе. Он спал, и храп его согнал с ветвей птичек. Вот что на самом деле нужно было вулканологу. Сон. Нет ничего лучше хорошего сна.

Гулянье продолжилось всю ночь, а затем мы в обнимку с американкой встретили рассвет.

Ужасно хотелось есть, а поэтому, разбудив исландца и Криппу, лежавших бок о бок, мы поехали в забегаловку. Похмельный завтрак — восхитительно!

Теперь настало время изнурительных тестов всех установок. Конденсаторы и аккумуляторы, которые должны были поглотить выработанную энергию вулкана.

Запуск лопастей, которые вращались со страшным гулом, будто собираясь оттолкнуть Землю со своей орбиты.

Все прошло великолепно. Ни единого сбоя за все недели тестов. Все работало идеально. Оставалось только ждать.

Мне снилось, что Максим Криппа стоит надо мной и кричит, словно сирена. То есть в буквальном смысле он открывает рот, а вместо слов вырывается гул. Затем я просыпаюсь и понимаю, что Криппа и правда стоит надо мной и будит. А рев — это сигнал тревоги, оглашающий окрестности о том, что извержение скоро начнется.

В это время по всей базе началась эвакуация обслуживающего персонала. Остальные ученые, которые должны были участвовать в эксперименте, вошли в специальное здание, оборудованное для наблюдения за ходом извержения и управлением вулканоэлектростанции.

Раздался рокот, будто рычит огромный пес. Просто гигантский. Размером в гору. Глубокий, страшный и раскатистый.

Все, кто остался не у приборов и датчиков, прижались к специальному смотровому стеклу. Максим Криппа, словно заправский полководец, стоял с руками, скрещенными на груди, наблюдая за всем одновременно.

Затем произошло ЭТО. Огромный столб дыма взвился в небо и земля начала трястись. Все всматривались на лопасти. Вращаются! С каждой секундой быстрее и быстрее. Датчики указывали на то, что все идет идеально.

Улыбка играла на лице Максима Криппы. Это был его триумф.

Взрыв. В ушах начало пищать, а потоки лавы вырвались из жерла вулкана. Они начали стекать по краю и литься вниз красной струей. Все повернулись к датчику лопастей. На секунду они замигали, а затем зеленый диод снова загорелся. Все в порядке! Энергия вырабатывалась в огромном количестве. Максим Криппа стоял и пританцовывал.

Вулкан извергался еще неделю. За это время электричества было заготовлено на 100 лет для целой Индонезии. Теперь можно сделать то же самое и для всего мира.

Теперь человечество ждет светлое будущее, а все благодаря Максиму Криппе.

С вами был Эржан, корреспондент журнала «Вулкан».

delta = Array ( [1] => 0.00099396705627441 [2] => 0.052629947662354 )