общество

Мнение: зачем главный архив Киева объявил войну еврейской истории?

2 декабря 2019
09:46
1589
Поделиться:

23 августа 2019 года Центральный государственный исторический архив Киева (ЦГИАК) прекратил выдачу исследователям дел по ряду фондов, якобы в связи с «науково-технічним опрацюванням документів». Удивительным образом перечень «закрытых» на неопределенное время (!) фондов охватывает все метрические книги раввинатов Киевской губернии до 1920 года.

Будучи далек от конспирологии, рискну предположить, что решение связано с иском по вопросу копирования метрических книг, выигранным недавно у ЦГИАК еврейским генеалогом Александром Краковским. Впрочем, обо все по порядку.

В 2015 году в Украине были приняты дополнения к закону, регламентирующие открытый доступ граждан к архивным документам и право на бесплатное их копирование своими средствами. Прошло два года, прежде чем отдельные исследователи посягнули на святое и начали снимать документы на смартфоны в читальном зале. Вначале в столице, а затем и в других архивах страны.

Такие, с точки зрения работников архива, откровенно наглые действия, были восприняты не просто «в штыки». Баталии между работниками читального зала ЦГИАК и посетителями происходили на моих глазах, скромно изучавшего за одним из столов свою родословную. Работники зала противостояли Закону Украины с редкой изобретательностью — от попыток изгнания посетителей из храма и отказа им в выдаче дел до полной перестановки столов в читальном зале, что перекрывало доступ к источнику света. Последнее достойно отдельного комментария. Вопреки традиционной практике, столы были выставлены поперечными рядами, с примыканием к окнам. Теперь посетителям, чтобы занять рабочее место у окна (или выйти из зала) приходилось поднимать весь ряд. Мало того, что это свидетельствовало об отношении архива к своим клиентам, подобная расстановка нарушала нормы пожарной безопасности. Но личные амбиции (и, предполагаю, личный интерес) взяли верх над законом и какими-то нормами.

Противостояние с «распоясавшимися» исследователями захлестнуло и другие архивы Украины. Отдельные директора нашли компромисс с посетителями, но ряд других архивов, во главе с ЦГИАК, ушел в глухую оборону в попытке найти лазейку для неисполнения Закона про Національний архівний фонд та архівні установи Украины.

Со временем основная борьба переместилась из читальных залов в суды, и большинство исследователей-энтузиастов сошли с дистанции, не имея времени и сил тягаться с государственной машиной. Максимальное упорство проявил лишь киевлянин Александр Краковский — после выигранных у ряда архивов процессов он сам скопировал и выставил в свободный доступ тысячи дел.

Но и оппоненты не дремали, нанеся очередной удар в июле прошлого года. Именно тогда были внесены изменения в нормы закона, которые свели на нет право исследователей на копирование собственными средствами артефактов периода Российской империи. Дьявол, как это часто бывает, крылся в деталях, точнее, в небольшом абзаце:

Забороняється копіювати власними технічними засобами документи великих форматів (більше А4) та справи з товщиною корінця понад 4 см. (крім справ, що містять архівну інформацію репресивних органів), а також берестяні грамоти, документи на пергаменті, рукописи, стародруки, документи із згасаючим чи слабоконтрастним текстом, документи, виконані аквареллю, гуашшю, олівцем, вугіллям, залізогаловим чорнилом, а також архівні фонди (нефондові комплекси), колекції у повному обсязі.

Начнем с того, что формат А4 появился лишь в 1920-х годах, а у нас распространился много позже. И большинство архивных манускриптов в него не вписываются. Во-вторых, значительная часть наиболее ценных документов периода царской России сшита в книги, толщина которых превышает 4 см. И, наконец, подробный перечень исключает копирование большинства рукописных документов того времени. Тем не менее, во всех архивах страны вывесили приказы, запрещающие копирование, где содержался приведенный выше абзац.

Но, как гласит известная пословица: «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». 11 июля этого года в Киевском апелляционном суде Александр Краковский по всем пунктам выиграл иск у ЦГИАК по вопросу копирования своими средствами метрических книг киевского раввината в читальном зале.

Это важно не только для исследователей, речь идет о сохранности бесценных документов. Как функционирует архив? После получения заказов из читального зала, работник хранилища подбирает (снимая каждую со стеллажей) все подшивки и в тележке вывозит в зал. Там книги раскладываются по ячейкам заказчиков, каждый из которых за столом листает вручную книгу в поисках необходимой информации. После проработки книга сдается работнику читального зала, который складывает манускрипты в тележку и возвращает в хранилище. Где другой сотрудник вручную раскладывает книги по своим местам.

Вот так годами каждый манускрипт изнашивается до предела. Еще пару лет такой нагрузки, и что останется потомкам? Не подлежащая реставрации труха?

Основная функция любого архива — обеспечение сохранности вверенного ему государством имущества. В данном случае речь идет о метрических книгах, созданных свыше ста лет тому назад. Когда я в читальном зале с благоговением их перелистываю, то не могу избавиться от ощущения, что совершаю святотатство, поскольку способствую уничтожению этих артефактов.

Продлить жизнь этим книгам, можно создав цифровые копии и обеспечив свободный доступ к ним. Так поступают архивы всего цивилизованного мира, сохраняя историческое наследие и гарантируя доступ к первоисточникам без необходимости «терзания» манускриптов. В нашем же случае Краковский взял на себя огромную волонтерскую работу по оцифровке таких документов в разных архивах Украины. Поэтому действия ЦГИАК ничего, кроме недоумения, вызвать не могут, если, конечно, за ними не стоит материальная заинтересованность сотрудников, «сидящих» на еврейских рукописях.

Как бы то ни было, суд обязал ЦГИАК позволить Александру свободно копировать метрические книги. Но, как истинный боец, архив подал кассационную жалобу в высшую инстанцию, и решение Киевского апелляционного суда было приостановлено.

Более того, объявленный архивом запрет на выдачу книг в читальный зал вообще лишает доступа к ним любителей еврейской истории на неопределенный срок. Зачем, спросите вы. Ответ банален: «А чтобы знали, кто в доме хозяин». Почему именно сейчас понадобилось переходить «красную черту» в столь щепетильном вопросе, связанном с межнациональными отношениями? А чтобы еврейские организации не лезли со своей поддержкой…

Смею надеяться, что действиям руководства ЦГИАК, помимо судов, дадут свою оценку и другие компетентные органы. Поскольку, как говорил герой одной известной кинокартины: «Вечер перестает быть томным».

Вместо послесловия

Когда материал уже вышел из печати, стало известно, что директора ЦГИАК уволили, объявив конкурс на замещение вакантной должности. Вместе с тем, архив в настоящее время работает всего два раза в неделю и, чтобы поработать с документами, надо записываться за два месяца. Закрытые фонды на данный момент не возвращены в общее пользование и остаются «под замком».

Борис Финкельштейн

Источник: Хадашот

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал



Подтверждено:  
1892
Болеет:  
1790
Выздоровело:  
45
Умерло:  
57

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.0024080276489258 [2] => 0.14323496818542 )