политика

Мнение: Путин решил, что Сурков — это вчерашний день

20 февраля 2020
06:55
1293
Поделиться:

Владимир Путин уволил Владислава Суркова с должности своего помощника. Это важный шаг. И в политическом смысле, и в метафизическом

Сурков был ястребом российской внешней политики, архитектором гибридных проектов, идеологом Кремля как центра мировой внешней политики в одном ряду с Нью-Йорком, Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем.

На столе Суркова находились разные документы бумаги. Это и показатели металлургической промышленности Приднестровья, и состояние бензинового рынка ДНР и ЛНР, и баланс добычи нефти венесуэльской государственной компанией PDVSA и статистика добычи алмазов в Ботсване, с которой пытается конкурировать бриллиантовая индустрия Якутии.

Сурков был идеалистом. Идеалистом в российском понимании. Он искренне полагал, что российская идея настолько мощная, что стоит любых жертв. Для Суркова никогда не было мелочью, кто и в каком порядке стоит рядом с Путиным во время проведения парада на Красной площади. В мировоззрении Суркова — тот, кто стоит ближе к Путину, первым должен ознакомиться с отчетом ФСБ о новейших разработках в сфере ядерного вооружения — то ли в Китае, то ли в Северной Корее, то ли в Иране. Третий ряд за спиной Путина уже может лишь догадываться, какие отчеты ФСБ поступают первым двум рядам мужчин в строгих официальных пальто из московского ЦУМа.

В украинском вопросе Сурков был максималистом. Он хотел видеть гибридные российские политические проекты и в Харькове, и в Херсоне, а также на Закарпатье. А вот кто к этим проектам присоединится — УПЦ МП, падкие на деньги локальные политические активисты или ОПЗЖ — вопрос второстепенный. Касательно Украины Сурков размышлял проектами. Проект энергетического рынка. Проект телевизионного воздействия. Проект в социальных сетях.

Думаю, Сурков ушел от Путина под личную клятву никогда ничего не рассказывать о том, что было между этими двумя людьми. Иначе — вы знаете, что может быть. Может быть полоний, может быть «новичок», может быть, условно говоря, шприц с концентратом коронавируса. Наверное, даже если Сурков захочет написать очередную философско-политическую колонку для федеральной прессы, то как минимум должен будет предварительно показать ее Дмитрию Пескову, пресс-секретарю Путина. Но россияне — они такие: для профайла про Суркова для американского журнала New Yorker могут позволить сделать исключение и дать право Суркову рассказать один-два факта, скажем, о Приднестровском проекте.

Кстати, Сурков еще и был конституционалистом. Опять же, в российском понимании этого слова. Дело в том, что российская Конституция предусматривает расширение территории Российской Федерации. И Сурков, как никто другой, верил, что если основной закон государства об этом гласит, то это непременно является предписанием в ежедневной практической политике.

Он готов был до пены изо рта вести споры о НАТО, странах Балтии, границе с Норвегией, российских проектах в Арктике, плавучих АЭС в Северном море, об Аляске, епархии и приходах РПЦ в мире, газопроводе Сила Сибири, социологии Левады, российских стандартах геолокации и мобильной связи, автономизации российского интернета, китайских инвестициях в российский технологический сектор, о привлечениях северокорейцев для строительных работ под Красноярском и пр. Сурков был уверен в себе на 100%.

Но Путин решил, что Сурков — это вчерашний день. Так же, как вчерашний день — Дмитрий Медведев. Негатива эти мужчины в себя впитали немало, а на Нормандский формат надо же поехать с каким-нибудь эдаким, кому Эммануэль Макрон не будет стесняться пожать руку. И санкции снимать надо, потому что российскую экономику ждет рецессия, а на подпитку в частный сектор из резервов Центробанка РФ Путин пока не готов. Потому что Кощею надлежит чахнуть над златом — а это, ни много ни мало, $500 млрд золотовалютных резервов.

Путин смотрит вперед. Уже без Суркова, без Медведева. И видит парад на Красной площади 9 мая, когда российские танки и буки будут проезжать по площади в направлении храма Василия Блаженного, за ними будут маршировать уроженцы Рязанской и Брянской областей в темно-зеленых российских мундирах с георгиевскими лентами, а на станциях метро Боровицкая и Охотный Ряд, что неподалеку, — бюджетники, учителя и врачи, которые создадут толпу за право стоять поближе к Мавзолею, этого удивительного морга российской идеи, из которого она постоянно почему-то воскресает.

Иван Верстюк

Источник: НВ


Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал



Подтверждено:  
804
Болеет:  
771
Выздоровело:  
13
Умерло:  
20

Сегодня
больше новостей
новости партнеров
delta = Array ( [1] => 0.00078296661376953 [2] => 0.19020080566406 )