Общество

Мнение: нам кажется, что такого никогда не было

20 апреля 2020
09:04
2437
Поделиться:

Нам кажется, что запереть большую часть планеты по домам — беспрецедентная история. Но если подумать, изоляция — лишь вопрос времени.

Об этом в своей авторской колонке на НВ размышляет Ольга Руднева.

***

Каждый раз, когда мой друг Илья выходил на улицу за глотком свежего воздуха, у него начиналась двусторонняя пневмония. Простой выход за пределы квартиры и подъезда, мог стоить ему жизни, длительность которой и так колебалась между «еще немного» и «еще чуть-чуть». Так продолжалось несколько месяцев. Свою изоляцию Илья пережил, сражаясь с раком крови.

Каждый раз, когда моя подруга Ульяна хотела выйти на улицу, перед ней возникали ступеньки, пандусы, ямы и ямки. Любой выход мог закончиться новой травмой, напоминая о том, что жизнь никогда не станет прежней. Свою изоляцию Ульяна преодолела больше 15 лет назад после того, как в результате ДТП врачи сказали, что шансов снова ходить почти не осталось.

Каждый раз, когда моя коллега Юля хотела выйти на улицу или просто встать и пройти на кухню, она рисковала жизнью своего нерожденного ребёнка. Свою изоляцию Юля прошла несколько лет назад, сохраняя шансы на рождение дочери.

Нам кажется, что такого никогда не было. Что у нас всегда было право выйти на улицу, пригласить в гости друзей, выехать за город на шашлыки вместе с лучами первого солнца. Нам кажется, что запереть большую часть планеты по домам — беспрецедентная история, которую мы то ли заслужили своим поведением и отношением к природе, то ли не заслужили совсем.

Но если так подумать — изоляция ведь всего лишь вопрос времени. Чем дольше мы живем, тем больше наши шансы рано или поздно оказаться запертыми в четырех стенах ради сохранения жизни. Улицы городов, социальные контакты и физическая активность не очень полезны, когда наш организм сталкивается с болезнями, возрастом или требует дополнительные ресурсы для сохранения жизни.

Моя бабушка держалась до последнего: пока могла, ходила по парку, потом хватало сил добрести до лавки, последний год — до окна, а потом три месяца провела в кровати. Мы боролись за ее жизнь, и каждый день изоляции был для нее шансом прожить еще один день.

И тем не менее, сейчас мы откладываем этот момент на попозже. Когда в голове будет туман, а в ногах пропадет сила. А сейчас: «В чем проблема? Ведь все равно все переболеем!» Я, конечно, не врач, но больницы изучила хорошо за 17 лет работы с ВИЧ/СПИДом. Не выдержат они. Болеть нужно медленно. Не всем сразу. Специфика COVID-19 именно в том, что вирус крайне контагиозен.

В медицине есть такое понятие как динамика инфицирования, так называемое основное репродуктивное число. Согласно цифрам легендарного академика Чжун Наньшаня, который работал в свое время с эпидемией SARS, а сейчас правительство Китая немедленно отправило его в Ухань, у сезонного гриппа это число -1.5, у SARS — от 2 до 3, а вот у COVID-19 — 3. Другими словами, вирус очень легко передается.

Сюда еще следует добавить тот факт, что при бессимптомном протекании или при незначительных симптомах человек продолжает инфицировать тех, кто рядом. А во время тяжелого протекания болезни одним из компонентов лечения будет кислород. Тот самый, который подают те самые аппараты ИВЛ, о которых не знает сейчас разве что отшельник в горах Тибета.

Восстановление при коронавирусе длится куда дольше, чем при обычной пневмонии. И если количество заболевших резко возрастает — в больницы поступает больше пациентов, чем врачи успевают выписывать. И кем бы вы ни были: министром или святым отцом, из-за вас никого с ИВЛ не снимут. Будете ждать очереди. И поверьте, лучше пересидеть дома в очереди за коронавирусом, чем лежать в коридоре больницы в очереди за свободным аппаратом ИВЛ.

Сегодня, сидя взаперти, и пытаясь понять, как же это возможно, подумайте о тех миллионах людей, проживших так всю свою жизнь. Или ее отрезок. О том, что миллионы женщин по всему миру прошли изоляцию и свой собственный карантин в ожидании ребёнка. По оценкам гинекологини Виктории Бугро, от 30 до 35% женщин лежат на сохранении в период беременности.

О том, что миллионы людей по всему миру прошли изоляцию под капельницей химии в надежде сохранить свою жизнь. По данным Национального Института Рака (National Cancer Institute), у 38.4% людей диагностируют онкологию в той или иной форме.

О том, что миллионы людей по всему миру прошли свою изоляцию только потому, что мир за окном не приспособлен к их коляскам, к их травмам и банально к их возрасту. По данным ВОЗ, у 15% людей в мире инвалидность, так или иначе ограничивающая их свободу.

Вроде все. Нет, не все.

Илья поборол онкологию почти 20 лет назад. И я не знаю, каким был бы мой мир, если бы он тогда не соблюдал свой карантин и не сохранил свою жизнь.

Ульяна научилась не только ходить на коляске, но и танцевать на дискотеках и летать через океаны. И я не знаю, каким был бы мир сотен людей, которых она сегодня учит жить с инвалидностью, если бы тогда она не выдержала.

У Юли родилась прекрасная Ева, которая сейчас появляется в окошке нашего чата во время всех совещаний. И нет Юли без Евы. Она придерживалась своего карантина ради будущей жизни.

Оставаться дома — это сохранить жизнь себе и тем, кого мы любим.

И если вам сложно, просто подумайте о тех, кто провел так часть своей жизни и о тех, кто живет так изо дня в день.

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал


Сегодня
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00067901611328125 [2] => 0.081199169158936 )