политика

Пройти над пропастью. Как украинцы выбрали независимость

1 декабря 2021
14:48
1501
Поделиться:

30 лет назад, 1 декабря 1991 года, состоялся общенациональный референдум, на котором навсегда было определено будущее Украины.

В материале "Укринформ" рассказывается как в этот день миллионы украинцев сделали судьбоносный выбор, сказав "да" независимости своей родины.

Вектор, заданный 24 августа 1991 года провозглашением Акта украинской независимости в стенах Верховной Рады, одобрили 90,3% граждан страны. Это стало ясно абсолютно всем: и первому президенту СССР Горбачеву, который до конца упорно верил и надеялся на реанимацию СССР; и президенту РФ Ельцину, и Западу, который до последнего выжидал и наблюдал за ситуацией и совсем не спешил сразу признавать нашу независимость.

Сейчас однозначно-монолитное народное «да» воспринимается как нечто должное, закономерное, но, на самом деле, это был непростой выбор. За вроде бы легким утвердительным ответом в бюллетене крылись огромные риски и вызовы, перед которыми оказалась страна – политические, социально-экономические, культурные, религиозные. Драматизм определенных ситуаций достигал иногда невероятных отметок. Так что вспоминаем самое интересное и рассказываем о том, что осталось за кулисами грандиозного исторического события.

«Їхала шляхом червона фіра…», или Это уже был не СССР

Подходил к концу беспокойный, богатый сюрпризами 1991 год. Времена были интересны. Всесоюзный хит года – «Бухгалтер» московской поп-группы «Комбинация». «Братья Гадюкины» тем временем выпустили свой второй альбом с оптимистичным названием «Ми – хлопці з Бандерштадту», где среди прочих была пророческая песня "Червона фіра". В ней говорилось о том, как коммунистическая телега бесперспективно увязла в болоте и ей уже оттуда не вибраться.

На демократической волне российские власти хотели продать одной западной фирме за миллион долларов из мавзолея мумию Ленина, но так и не решились – коммунисты грозили актами самосожжения на Красной площади подобно буддистским монахам. Ельцин же позволил молиться в Кремле.

В конце года состоялась двухчасовая всесоюзная забастовка зэков. МВД УССР даже официально поблагодарило заключенных «за ненасильственные методы выражения собственной позиции» – просто неслыханное дело во времена СССР. До платных вип-камер Малюськи оставалось 30 лет… Евреи 1 декабря впервые за время существования СССР отметили Хануку. Правда, праздник немного подпортила попытка теракта в Киевской синагоге. Но, к счастью, обошлось без жертв.

Покушение на Кравчука, поломанный палец и порванные ботинки

27 ноября 1991 года в Харькове, на центральном рынке, произошло нападение на председателя Верховной Рады Украины Леонида Кравчука, куда он вместе со свитой в рамках предвыборной президентской кампании пошел не только посмотреть цены на сало, но и себя показать. Нападавший, которому удалось скрыться, использовал «заточку», метил в сердце, но удар пришелся по кобуре охранника. Кравчук, между прочим, был в бронежилете отечественного производства.

Украинским политикам, даже таким опытным как Леонид Кравчук, в начале 90-х приходилось учиться искусству публичной политики. Первый президент независимой Украины позже вспоминал наставление своего американского коллеги Джорджа Буша-старшего, который советовал ему «научиться смотреть людям в глаза, чтобы понять, будут ли они голосовать за вас». Поэтому приходилось привыкать и к проявлениям всенародного восторга, и к откровенной антипатии, а то и ненависти. Например, во время предвыборной кампании в Виннице на центральной площади города собралась огромная толпа, скандировавшая: «Ура Кравчуку!». Претендент на пост президента оказался в ее эпицентре. «Когда я оглядывался вокруг, то становилось жутковато, – вспоминал Кравчук. – Казалось, если довольно хлипкое милицейское оцепление не выдержит, нас просто сомнут». Он учился улыбаться, жать руки и вести себя так, чтобы понравиться потенциальным избирателям. Во время винницкого тура ему во время рукопожатия сломали палец, а охранники так тянули через площадь, что у Леонида Макаровича порвались ботинки.

То, что оставалось за кулисами

Стоит заметить, что тогдашнее руководство страны столкнулось с огромными вызовами. Во-первых, на Украину оказывалось колоссальное давление со стороны Москвы. Президент СССР Михаил Горбачев на каждом шагу рассказывал об «опасности украинского национализма», который якобы угрожает Украине в случае независимости вне Союза. Он повторял эти тезисы не только на всесоюзном уровне, но и всем зарубежным лидерам, пугая их «националистической войной». Ельцин, президент РФ, хоть и не оказывал откровенного давления, но его ближайшие соратники-демократы время от времени делали довольно угрожающие и провокационные заявления о «возвращении Крыма» и «нашем Донбассе». И это не было какой-то пустой болтовней – в Украине в ту пору дислоцировался 700-тысячный военный контингент Советской армии. Он был как огромный троянский конь. Украина же фактически с нуля начала строить собственные вооруженные силы. Москва предложила первому министру обороны Украины Константину Морозову оставаться в должности командира советских военно-воздушных сил и следовать указаниям российского руководства, а в украинском правительстве… работать по совместительству. Россияне разговаривали с ним свысока и даже избегали произносить название его новой должности: «министр обороны Украины». Единственное, на что они согласились – отпустить из Москвы, из Генерального штаба нескольких офицеров-украинцев, которые выразили желание строить украинскую армию (их сразу же причислили к «изменникам Родины»).

Румынские претензии и демарш министра Зленко

Не только Россия, но и Румыния имела территориальные претензии к Украине. Если раньше она заявляла о них Москве, то сейчас – Киеву. Румынский парламент 29 ноября 1991 года, за два дня до Всеукраинского референдума, объявил его результаты недействительными на территории Северной Буковины (Черновицкая область) и Южной Бессарабии (часть Одесской области), то есть на территориях, входивших в состав Румынии до Второй мировой войны. Румынская сторона направила всем странам письмо, в котором призвала не признавать результаты референдума на «румынских территориях, входящих в состав Украины» (румынская инициатива нашла отклик в Молдове). Тогдашний министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко узнал о принятии этой резолюции по пути в Бухарест во время своего первого официального визита в Румынию. И министр решил его отменить. Он просто вышел из поезда посреди ночи до того, как тот пересек границу. Министр иностранных дел Румынии тщетно ждал Зленко на следующее утро на железнодорожном вокзале Бухареста.

Тогда украинские высокопоставленные должностные лица относились к вопросам территориальной целостности весьма серьезно. 3 декабря Румыния все же признала независимость Украины, но опять же с оговоркой, напоминая о «незаконно присоединенных территориях в результате пакта Молотова-Риббентропа».

Сепаратисты 90-х: было тревожно, но Кравчук прошел между капельками

Во-вторых, в украинских регионах наблюдались очень сильные центробежные тенденции. Весьма негативный пример подал Крым, которому в феврале 1991 года украинский парламент дал статус автономии. Это вызвало невероятную зависть других регионов и желание получить подобное. На автономию претендовали Донбасс, Одесщина, Закарпатье, Галичина… Например, во время весеннего союзного референдума 78% жителей Закарпатья высказались за автономию края.

Но, конечно, ахиллесовой пятой был для Украины Крым, где более 67% местного населения составляли россияне. Именно они доминировали во всех областях жизни, в том числе и в политике. В Крыму не было ни одной украиноязычной школы. Там базировался Черноморский флот; на полуострове жили советские военные пенсионеры, враждебно настроенные против украинской независимости. К тому же на родину начали массово возвращаться крымские татары, что сразу же сказалось на общественно-политической атмосфере региона.

Пока Украина готовилась ко всеукраинскому референдуму, крымские политики решили принять закон о местном референдуме и вынести на народное голосование вопрос о выходе Крыма из состава Украины. Там было немало драматических моментов, но, несмотря ни на что, Леониду Кравчуку удалось убедить местный парламент поддержать украинскую независимость и удержать дипломатическими методами Крым в составе Украины. Правда, это, возможно, и оказалось некой миной замедленного действия. Николай Багров, председатель ВР Крымской АССР в 90-х годах (и Герой Украины, откровенно называвший украинскую независимость «хохлократией») впоминал, что «Украина как-то тогда, по-моему, несерьезно отнеслась к этому. Она слишком спокойно наблюдала. Ну, балуются там, пусть побалуются…» И отмечал «положительную роль в решении этого вопроса (по автономии) Кравчука».

Кандидаты на пост первого президента: героика против дипломатичности

Кроме того, что украинцам предстояло определиться с независимостью (или зависимостью) собственной страны), они должны были еще и избрать себе первого президента. Главным соперником Леонида Кравчука на президентских выборах был бывший политзаключенный, кандидат от Руха Вячеслав Чорновил. Политик, возглавлявший Львовский областной совет, выступал сначала за федеративное устройство Украины. Но потом, на самих выборах, он приглушил тему федерализма. Одним из его критиков был Левко Лукьяненко, тоже бывший многолетний узник советской карательной системы, главный автор Акта провозглашения независимости Украины и глава Украинской республиканской партии. Он предостерег, что федеративное устройство Украины, которое будет побуждать сепаратистские настроения в регионах, только сыграет на руку России и впоследствии приведет к развалу Украины как государства.

В то время как коммунисты фактически держались вместе, в украинскую демократическую оппозицию был вбит первый клин. К тому же часть украинских национал-демократов поддержала Кравчука. Противоречия в демократическом лагере обострились. Большинство элит видели в Кравчуке чуть ли не мессию – того, кто объединит и спасет Украину. Одни – от «националистов-бандеровцев» (преимущественно в Крыму, на востоке и юге), другие – от коммунистического реванша. Его кандидатура удовлетворяла многих. Едва ли не лучше всех высказалась о Кравчуке депутат от национал-демократов Лариса Скорик. В интервью Ukrainian Weekly она сказала: «Он очень умный человек. Сказать, что это человек с высокими нравственными ценностями, я не могу. (…) Но, с другой стороны, действительно ли сейчас тот момент, который требует героики, или это момент, когда нужна чрезвычайная дипломатичность?»

Неочевидные нюансы

Кравчук прислушался к советам социологов, которые советовали во время референдума спросить людей не напрямую, о том, поддерживают ли они независимость, а одобряют ли они Акт провозглашения независимости, принятый украинским парламентом в августе. Это придавало в глазах избирателей, особенно восточных и южных регионов, своеобразную легитимность, ведь благодаря многолетней московской пропаганде у слова «независимость» была не очень позитивная коннотация. (Над ним до сих пор пытаются насмехаться в Москве. - Ред.). Кроме того, накануне референдума, Верховная Рада Украины выпустила обращение к населению, в котором говорилось, что неподдержка независимости означает по сути поддержку зависимости… А зависимыми от Москвы подавляющее большинство граждан Украины не хотели быть, тем более, что в Союзе было немало «горячих» точек».

Проводя предвыборную кампанию, Леонид Кравчук в первую очередь делал упор на экономическом аспекте – что Украина, самая богатая республика СССР, житница Европы и вполне может прокормить себя сама. И это тоже был заманчивый довод. Однако, стоит заметить, что к концу 80-х, начало 90-х годов Украина все же не была самой богатой республикой СССР. По уровню ВВП на душу населения она занимала всего 8-е место. Впереди были Эстония, Латвия, Литва, РФ, Белоруссия, Грузия и Казахстан. ВВП на душу населения в Украине составил в долларах 1990 года 6027 (уровень Чили, Мексики, Сирии и Болгарии), тогда как в Эстонии – 10820 (уровень Португалии, Греции, Чехословакии). Также по количеству протестных акций Украина тоже не была среди лидеров, а посередине, оказавшись позади Закавказья и прибалтийских республик.

Как российские «мечтания» разбились об украинские реалии

Результаты Всеукраинского референдума 1 декабря 1991 года превзошли самые смелые надежды тех, кто верил в победу идеи украинской независимости, и шокировали тех, кто до последнего цеплялся за СССР. Наиболее пророческими оказались прогнозы Степана Хмары. Бывший многолетний политзаключенный за неделю до референдума предрек Кравчуку, что независимость поддерживают более 90%. Кравчук нервно посмеивался и говорил, что тот сошел с ума. Впрочем, результаты показали, что Степан Илькович был прав. К слову, сам Кравчук в прогнозах называл цифру до 80%.

Больше всего поддержали украинскую независимость в Тернопольской области – почти 99% избирателей. В Виннице – более 95%. В Одесской области – более 85% избирателей проголосовало за украинскую независимость. Луганщина – более 83%. В Донецкой области за независимость проголосовало около 77%. Крым – более 54%. Даже в Севастополе, базе советского Черноморского флота, да украинской независимости сказали 57%.

Поддержка этнических россиян, участвовавших в референдуме, составляла 58,9%, а поддержка евреев – на уровне 60%. В Украине в ту пору проживало 11 миллионов россиян – это было крупнейшее национальное меньшинство; вторым по численности нацменьшинством Украины были евреи (примерно полмиллиона жителей республики).

Глубоко шокирован был Горбачев. Когда Леонид Кравчук сообщил первому президенту СССР о результатах Всеукраинского референдума, тот в ответ лишь сухо поздравил его с победой на президентских выборах и ни словом не обмолвился об украинской независимости.

Результаты украинского плебисцита вызвали в Москве мини-кризис. В истерических настроениях объединились и демократы и государственники. Однако вскоре стало ясно, что это свершившийся факт, и с этим придется жить. Российская газета «Коммерсантъ» констатировала: «Украинский референдум сделал невозможными дальнейшие мечтания: с уходом второй по мощи республики ни властвовать, ни правопреемствовать особенно не над чем. С утратой необоснованных иллюзий начались поиски выхода».

Плакать от счастья, увидев свободу

О первых результатах Кравчук узнал где-то в два часа утра 2-го декабря. Он не плакал, но невероятно обрадовался – ведь не напрасны были все труды, все компромиссы. Не напрасным был пройденный трудный путь. Он увенчался триумфальной победой. Но было много людей, украинцев, которые в те дни плакали от переполнявших их эмоций. В селе Хотив Киевской области, где к 10 часам 1 декабря проголосовало более 70% зарегистрированных избирателей, одна женщина, которая давала интервью зарубежным журналистам, не выдержала, и разрыдалась. Ее переполняла гордость и радость за своих односельчан и сограждан.

В Украину приехало немало украинцев из диаспоры – люди хотели быть в тот судьбоносный момент на родине своих предков. Они были тронуты тем, что видели. «Я чувствовала, что в тот день во всех этих местах присутствовали души людей, которым не удалось дожить до голосования. Там были все наши предки, все, кто когда-либо страдал, кто когда-либо мечтал, что их внуки увидят свободу…», – рассказывала Кристина Лапычак из Ukrainian Weekly корреспонденту Associated Press.

Дмитрий Павлычко вспоминал, что плакал дважды: в первый раз во время провозглашения независимости и во второй – «2 декабря в гостинице в Черновцах, когда узнал, что Крым проголосовал… Я встал на колени и заплакал. Перед незримым великим Богом…»

Кто бы что ни говорил, это был очередной самостоятельный шаг Украины в сторону от России; это было огромное продвижение на пути освобождения от 300-летнего рабства, осознание себя свободным народом независимого государства. Хотя почти сразу начались и ошибки… Через несколько месяцев после провозглашения украинской независимости Вячеслав Чорновил напишет: «Имеем независимое государство пока больше по Оруэллу, есть еще не государство, а только его эскиз…».

Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал


Подтверждено:  
3 754 458 
+6 379
Болеет:  
102 533 
+3 932
Выздоровело:  
3 553 642 
+2 359
Умерло:  
98 283 
+88
Привито:  
14 985 043 
+39 769

16 января 2022
больше новостей
delta = Array ( [1] => 0.00082993507385254 [2] => 1.0487139225006 )